[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 18: MC Hammered

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Ilgauskas

11 сентября 2001 года, я проснулся, встал с кровати, и причесался. Я спустился вниз по лестнице, опустошил чашку и, бросив взгляд на часы, понял, что уже опаздываю. Прыгнув в машину, я оставил Сан-Антонио позади и направился в сторону Хьюстона, где позже, вечером того же дня, должны были состояться записи Smackdown. Едва я свернул на автостраду, как раздался звонок от отца.

«Террористы атаковали Нью-Йорк и взорвали Центр Мировой Торговли. Пятьдесят тысяч человек уже мертвы!». Невероятно, с какой быстротой разлетались слухи в то утро, однако, правда была достаточно пугающей. Я переключился на радио, чтобы быть в курсе происходящего. Какие бы ужасные краски не приобретала та картина, что я представлял себе в голове, я продолжал двигаться вперед, в Хьюстон, ведь негласный закон гласит: шоу, во что бы то ни стало, должно продолжаться.

Когда я прибыл на место, арена была пуста, так как шоу отменили. Тем не менее, нам было велено остаться в Хьюстоне до четверга, чтобы отснять шоу. Следующие два дня я провел в отчаянных попытках вернутся к нормальной жизни, в то время как вся страна пребывала в страхе и буквально разваливалась на части. Куда ни посмотри, люди в панике пытались расслышать или разглядеть сколь-либо свежую информацию о происходившем, при этом в любую минуту ожидая услышать о том, что миру пришел конец.

13 сентября, WWE провело первое публичное массовое мероприятие в Соединенных Штатах с момента атаки террористов. Мэр Хьюстона попросил нас выступить в надежде, что это хоть как-то отвлечет народ от трагедии, что, в свою очередь, выглядело не простым заданием, так как мы были напуганы не меньше всех остальных. Это чувствовалось и на брифинге, организованным Полицейским Департаментом Хьюстона, на котором полицейские, а так же пожарные, проинформировали нас о том, что нужно делать, на случай, если окажется, что здание заминировано.

Шоу прошло как надо. После его завершения, Эдж, Кристиан и я решили совершить 20-часовую поездку в Тампу. Мы вернулись домой в пятницу, а спустя 3 дня, уже должны были лететь на Raw в Мемфис.

Было непривычно видеть аэропорт таким пустынным спустя шесть дней после трагедии. Там не было никого, так как большая часть страны была слишком напугана и боялась летать. Не буду лгать, что и я был напуган, но разве у меня был выбор? Шоу должно продолжаться, помните?

Я сел в самолет и, несмотря на то, что было совсем раннее утро, за весь полет я не сомкнул и глаза, ожидая, что какой-нибудь мерзавец сейчас ворвется в кабину пилота. Я представил, что бы было если бы Талибан предпринял попытку захвата самолета с работниками WWE на борту. Канцелярские ножи (или «бокскаттеры»; по официальной версии 11 сентября террористы захватывали самолёты именно с помощью бокскаттеров, — прим.пер.) самых отчаянных подонков на планете?

Игра окончена, джихад.

Путешествовать на протяжении нескольких следующих недель стало тяжелее, чем когда-либо. До 9/11, ты мог спокойно пройти регистрацию и попасть на самолет, так же спокойно минув охрану, и при этом у тебя в запасе оставалось еще около получаса до того, как самолет взлетит, однако после трагедии все изменилось. Теперь регистрацию на посадку надо было проходить за час до взлета, вдобавок – охрана стала куда бдительнее. Авиалинии не собирались рисковать: правила поведения пассажиров на борту должны строго соблюдаться.

По крайней мере, в большинстве случаев.

Спустя несколько месяцев, я летел ночным рейсом из Лос-Анджелеса в Филадельфию и, что вполне естественно, пытался заснуть. Я уже было отключил свой мозг, расслабился и приготовился погрузиться в мир сновидений, как вдруг услышал чье-то бормотание с задних рядов. Поскольку я сидел в первом классе (я не мог вернуться — я не вернусь), я не придал бормотуну особого внимания. Тогда бормотание переросло в громкое ворчание.

«Эй! Мне нужна еще выпивка, сейчас же!».

Окей, что мы имеем? С момента самого ужасного террористического акта в истории США прошло всего несколько месяцев, а на борту какой-то явно агрессивно-настроенный пьяница требует дополнительную выпивку. Это всего лишь вопрос времени, когда стюардесса утихомирит этого жопного клоуна, подумал я.

«Дай мне еще выпивки, черт бы тебя побрал!»

Мое железное терпение постепенно сходило на «нет»: я пытался заснуть, но так до сих пор и не преуспел в этом. Уже начинало светать, и первые слабенькие лучи солнце стали пробиваться сквозь плотные слои облаков: я начал терять контроль. Я нажал на соответствующую кнопку и поинтересовался у стюардессы, может ли она сделать что-нибудь в отношении этого пройдохи.

— Прошу прощения, сэр, но ему уже было вынесено предупреждение. – ответила она резко, будто это я ей чем-то досаждал.

Я не мог понять, почему она позволяла мистеру Умнику продолжать вести себя как ему заблагорассудится. Несколько пассажиров проснулись от шума и одарили источник того шума недвусмысленными взглядами.

«Эти авиалинии – полнейшее дерьмо!». Кричал он. «Полнейшее дерьмо!»

Он продолжал бурчать, его голос становился все громче и я решил, раз стюардесса бессильна в этой ситуации, я возьму все в свои руки.

Я подошел к тому месту, где он сидел и сблизился с его лицом на расстоянии в несколько сантиметров. Затем, я в своей фирменной манере, а-ля Грязный Гарри, урожающе прошептал.

— Сэр, я пытаюсь заснуть, и меня уже тошнит от ваших причитаний. Закройте рот и перестаньте ворчать. Не заставляйте меня возвращаться сюда еще раз!

Он посмотрел на меня невинно, будто понятия не имел о чем идет речь. Я подмигнул ему и тут же почувствовал, как кто-то похлопал меня по плечу.

— Вам нужно вернутся на свое место и прекратить устраивать тут сцену, сэр – сказала стюардесса с явно конфликтным тоном.

Я устраиваю сцену? Когда, интересно, я успел стать зачинщиком всего этого?

Я сел, но сон окончательно покинул меня в тот полет. Я был в бешенстве и не нашел ничего лучше, чем пялиться в окно иллюминатора, пока Пьяный Палач продолжал свою словесную экзекуцию.

Самолет, наконец, сел в Филадельфии. Шел дождь, а мы, тем временем, ожидали, когда подадут трап. MC Hammered («E=MC Hammered» — жаргонизм, означающий состояние глубокого алкогольного опьянения в течение которого припоминаешь все, что было, когда находился в таком же состоянии ранее, но не помнишь ничего будучи трезвым. – прим.пер.) вскочил со своего места и завел свою старую пластинку.

«Чего мы, черт возьми, ждем? Я уже опаздываю, мать твою!».

Нам объявили о том, что мы можем покинуть места и все начали вставать, готовясь покинуть самолет.

«Давайте, давайте же, чтоб вас…»

Я прервал его на полуслове.

— Слушай, козел! Тут на борту дети и тебе следует следить за своим языком, ты понял?

Я предупредил его: проходившие мимо пассажиры закивали в знак одобрение. Эль Шуммо смотрел себе под ноги, в то время как я, взяв свой багаж, проследовал на выход. Когда я проходил мимо стюардессы, она обратилась ко мне.

— Сэр, Вам надо успокоиться!

Успокоиться? Мне? Да что с ней было не так? Может она трахалась с тем типом в туалете, пока я не видел?

Я сошел с самолета и направился напрямик в строну туалета, чтобы отлить и перевести дух. Я думал о том, что случилось в самолете, становясь злее с каждой секундой, в то время какой-то мужчина в строгом костюме пристроился в нескольких метрах от меня, поставил свой кожаный дипломат и расстегнул ширинку. Он посмотрел в мою сторону и пробормотал, едва слышное, «привет».

Я не мог поверить своим глазам. Это был тот самый CM Drunk.

Каковы были шансы, что а) этот убюдок решит отлить именно в непосредственной близости от меня и б) он понятия не имел, что это я тот парень, что угрожал ему тогда в самолете и всего несколькими минутами ранее? Я ответил ему улыбкой, а он, тем временем, прислонился лбом к стене и продолжил опустошать свой мочевой пузырь. Моя струя все еще била ключом, когда я элегантно повернул свои бедра и направил поток прямо в направлении его дипломата. Стоило мне заверить его документы своей персональной золотой росписью, как мое утро стало намного лучше. К тому моменту, как я закончил свою приятную процедуру, я был просто на седьмом небе от счастья. Его глаза все еще были закрыты, когда я застегнул свою ширинку.

— Хорошего дня, сэр. Постарайтесь не попасть под дождь. Вы же не хотите промокнуть!

Он кивнул мне в ответ и пробурчал, что действительно не хочет промокнуть.

Его дипломату повезло меньше.

Top.Mail.Ru