[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 20

Дела WCW шли в гору. Но успех компании не был целиком заслугой nWo. В это же время родился феномен Голдберга.

Когда Голдберг прошел курс в подготовительной площадке WCW Power Plant, он был просто Биллом Голдбергом. У него было правильное отношение к бизнесу. Он был скромным, уважительным и благодарно относился к возможности стать рестлером.

Голдберг стал большой звездой спустя несколько месяцев после официального дебюта. Люди реагировали на его персонаж и поддерживали его победную серию.

Голдберг набирал популярность, и плохие люди начали промывать ему мозги. Вскоре он стал верить в свой сюжет. Он стал верить в свою серию, считая себя поистине непобедимым. Он, похоже, забыл, что сотня других рестлеров помогла ему набрать популярность и сделала его звездой.

У Голдберга доброе сердце. Но быстро пришедший успех сбил его с толку. Вместо скромного довольствия своим счастьем он стал вести себя так, словно делает всей индустрии большое одолжение. Ему нравилось быть суперзвездой, но он не хотел выполнять сопутствующую работу.

Я не говорю, что Голдберг не был звездой первой величины — это так. Он рестлинг не был его даром. Он пришел в рестлинг из футбола и неплохо заработал в нашем бизнесе. Я считаю, что ему следовало быть более признательным и уважительным по отношению к бизнесу. Вместо этого, он делал вид, что ему это все не нужно.

Никто не имеет права заниматься рестлингом с отношением, словно вся индустрия должна ему что-то за это. Нужно быть скромным и помнить, сколько людей пробило тебе дорогу. Рок был одной из самых больших звезд в истории индустрии, но он всегда осознавал ответственность, сопутствующую этому званию. Ответственность воспитывается, когда ты растешь в бизнесе, окруженный хорошими учителями и положительными примерами.

Я хочу подчеркнуть, что лично Голдберг весьма приятный человек. Просто в отношении рестлинга, по моему мнению, его личность слегка меняется. Это не его вина. Он взлетел на вершину, находясь в змеиной норе рестлинга. Естественно, что в итоге он сам приобрел змеиные повадки.

Слишком много звезд WCW выражали отношение «Я заработал компании денег, так что все остальные должны мне». К сожалению, такой подход не работает. Каждый должен быть благодарен за жизнь, которую дает этот бизнес.

Конечно, обычные рестлеры должны уважать суперзвезд, собирающих полные арены зрителей, — они зарабатывают прибыль на всех нас. Но в то же время рестлер на вершине никогда не должен забывать о тех, кто его туда привел.

Голдберг мог поблагодарить за свой успех многих. Он остановился на счете 173–0, что означает, что почти каждый рестлер WCW должен был проиграть ему в тот или иной момент. Каким-то образом мне удалось избежать этой участи. Чавито проигрывал Голдбергу, а я — нет.

Голдберг, возможно, начал думать, что его дерьмо не пахнет, но его апломб не шел ни в какое сравнение с наглостью парня, прервавшего его победную серию — Кевина Нэша. Нэшу было плевать, сколько денег приносит WCW Голдберг, он заботился только о том, чтобы быть номером один в компании. Став букером компании, он мгновенно решил передать себе пояс чемпиона, хотя из сюжета Голдберга можно было еще многое выжать. Когда он отобрал пояс у Голдберга, это отрицательно сказалось на доходах всех рестлеров.

Так делать нельзя. Никто не имеет права влиять на нашу зарплату и деньги, которые мы приносим в наши семьи, просто потому что эго говорит ему, что он должен быть главным. Это злит меня и по сей день.

Нельзя сказать, что звезды WCW не заслуживали того, что зарабатывали, они собирали большие арены несколько лет, и мы все питались из этой кормушки. Но они не имели права говорить: «Всех к черту. Мне плевать на бизнес, пока я получаю свои деньги». Может, они так и не думали, но выглядело все именно так.

Нэш и nWo убивали бизнес WCW в целых городах, анонсируя матчи, которые потом отменялись. Каждый вечер матчи заканчивались однообразными подставами, когда выбегали парни из nWo и создавали хаос. Вскоре фанаты устали от этого. С какого раза вам надоест смотреть, как кому-то раскрашивают спину черным спреем? Они оскорбляли аудиторию, и вскоре аудитории надоело.

Если вы оскорбляете интеллект зрителя, вы оскорбляете его. И когда кто-то чувствует такое унижение, ваш бизнес прогорает.

После матча с Реем Мистерио на World War III у меня был сюжет с Дином. У нас было одно желание: взорвать зал, как мы делали в Японии и ECW.

Каждый раз выходя с Дином в ринг, мы страстно хотели сделать что-то великое. Мы всегда хотели превзойти себя. Мы понимали, что настоящие фанаты ожидают от нас чего-нибудь особого. Чаще всего так и происходило. С нашей «химией» мы не могли облажаться, даже если бы захотели.

Мы с Дином провели небольшой добротный фьюд. Я много издевался над его харизмой, точнее над ее отсутствием. На всех его матчах я присоединялся к комментаторам за столиком и подкалывал его. «За что я уважаю Маленко, — говорил я во время его боя с Фитом Финли на Nitro, — так за то, что он может сохранить серьезное лицо, когда кто-то шутит».

Наше противостояние закончилось на Starrcade. Как обычно, наш матч был на самом высоком уровне, но все же не дотягивал до шедевров времен ECW.


Альтернативная ссылка: Яндекс

На следующий день в Балтиморе мне сообщили, что я проиграю пояс полутяжей Ультимо Дракону. Ему предстоял мощный пуш в Японии, поэтому ему хотели дать как можно больше поясов.

На время середины дня нашему матчу планировали выделить 13 минут — довольно много времени. Чуть позже время сократили до 8 минут, что все равно достаточно, чтобы сделать красивый матч, в котором мы оба смотрелись бы хорошо. Потом нам сказали: «Ладно, дадим вам 11 минут».

— Отлично, — заметил я. – Это лучше, чем восемь.

Наконец, началось Nitro. Когда я стоял в «позиции Гориллы», готовясь к выходу на ринг, Терри Тейлор похлопал меня по плечу:

— Извини, Эдди, — сообщил он, — у вас полторы минуты на матч.

Полторы минуты! Я взбеленился! Это доказало, как мало уважения имело руководство к поясу полутяжей. Терри подумал, что я злюсь, что проиграю пояс, но дело было в другом. Я плевать хотел на потерю пояса — это всего лишь бизнес. Когда пора его проиграть, нужно спокойно это сделать. Я волновался из-за того, что мне не дали возможности сделать это правильно.

Я выбежал сразу после выхода Дракона и ударил его поясом сзади, еще пока он шел по проходу. Мы забрались на ринг, я провел мощную бомбу и ДДТ. Дракон перевел прием в «Слипер Дракона», и все. Раз-два-три, бам. Я сдался, а Дракон стал новым чемпионом среди полутяжей.

Я чувствовал себя обманутым. И не только себя, весь дивизион полутяжей не стоил в компании и ломаного гроша. Как я говорил, отношение было такое: «Просто выйдите туда и сделайте, что говорят, быстрее. Нам нужно успеть развить nWo».

Из-за такого дерьма я был весьма несчастлив в WCW. В какой-то момент я решил больше не иметь с компанией никаких дел.

Как обычно, мама выслушала меня внимательно. Мы много говорили о моем несчастье. «Я не могу больше, — жаловался я. – Я попрошу Бишоффа освободить меня от контракта».

Она поддержала меня. Только высказала опасения, что у меня должен быть запасной план.

— Не волнуйся, мам, — сказал я. – Я всегда найду работу в Японии.

— Ладно, сынок, — ответила она. – Я верю, что ты примешь правильное решение. Я знаю, что ты всегда поступаешь в лучших интересах семьи.

Решив навсегда покинуть WCW, я сразу почувствовал себя лучше. На следующем Nitro я пришел в кабинет Бишоффа:

— Эрик, едва я почувствовал, что набираю обороты, вы остановили меня, — говорил я. – Я несчастлив здесь и хочу, чтобы ты освободил меня от контракта.

Наверное, не стоило удивляться его гневной реакции:

— Ах ты, ублюдок, — начал ругаться он. — Как ты можешь быть таким неблагодарным? После всего, что я сделал для тебя, ты набрался гребаной наглости и просишь отпустить тебя?

Эрик продолжал материть и обзывать меня. «Забудь об этом, — произнес он. – Я не разорву твой контракт. А если ты попробуешь куда-то уйти, я оберу тебя до нитки в суде».

Я не смог сдержаться:

— Давай! – сказал я. – Все равно у меня ничего нет!

Боже, как он взорвался! Эрик потянулся через стол к чашке кофе, но, будучи разозленным и недовольным, просто сбил ее со стола. Чашка прилетела ко мне, залив мои штаны.

Стоило полагать, что это должно ослабить его ярость, но он становился все более агрессивным. В какой-то момент я приготовился к драке. Я был готов вырубить его. Настолько накалилась атмосфера. К счастью, Бишофф не стал драться со мной. Он просто выбежал из своего кабинета, матерясь, и громко захлопнул дверь.

Конечно, пошел слух, что Эрик бросил в меня чашку кофе. Это почти стало мифом в рестлинге. Но, как и все мифы, этот не соответствовал действительности.

Чуть позже Бишофф и я присели и поговорили в более спокойных тонах. Мы оба извинились, и все было хорошо. Но во всех смыслах это был наш последний нормальный разговор.

Иногда я полагал, что причина отношения ко мне кроется в моем происхождении, а не в умениях на ринге. Рестлинг традиционно был бизнесом белых людей, от NWA до WCW Теда Тернера. Было немного звезд другого происхождения — мексиканцы и чикано, афроамериканцы и азиаты — но нам никогда не позволяли подниматься высоко по карьерной лестнице. За исключением Рона Симмонса, в WCW никогда не было небелого чемпиона мира.

Я чувствовал, что, что бы ни предпринимал, я не добьюсь большего. Как бы талантлив я ни был, как бы упорно ни работал, надо мной всегда будет стеклянный потолок. Я старался изо всех сил, но в глубине души знал, что этот бой мне не выиграть.

Мой успех в WWE еще слаще от того, что я доказал, что чикано может быть ведущей звездой компании. Будучи мексикано-американцем, я очень хотел принести пользу своему народу. Они заслужили признание.

В этом состоит еще один пример, почему WWE добилась успеха там, где WCW ждал крах. По этой причине я хотел перейти в WWE. Я знал, что в WWE оценят мой талант, а не этническую принадлежность. В этой компании была целая плеяда звезд, представляющих национальные меньшинства: от Педро Моралеса и Джимми Снуки до Рокки Джонсона и, конечно, Рока.

Винс умен, он понимает, что одной из причин величия Америки является то, что люди разных рас и национальных принадлежностей имеют возможность добиться успеха в нашем обществе. Рестлинг должен отражать такое положение вещей. С практической точки зрения, это приносит дополнительный доход.

Мексикано-американцы являются самой быстрорастущей национальной группой в Соединенных Штатах. Только дурак не увидит в этом коммерческий потенциал. К несчастью, руководство WCW не замечало этой возможности. В противном случае, они все еще могли бы оставаться в бизнесе.

Когда Бишофф отказался отпустить меня, я оказался в плену у WCW. 1998 год я начал небольшим фьюдом с Букером Т, после которого продолжился мой сюжет с Чавито.

Мы просто продолжили там, где остановились раньше — я пытался научить его быть рестлером, используя жесткие методы воспитания. Я выходил с Чавито на его матчи, а потом избивал его после поражений.

Началось все с моего заявления, что Чаво младший является оскорблением славного имени Герреро, а потом я победил его в матче по правилам «Проигравший делает все, что велит победитель».

На следующей неделе мы отправились в Панама-Сити, штат Флорида, на специальный эпизод Nitro Spring Breakout. Мы сидели в баре с Джеффом Коэном, фотографом, который много сотрудничал с WCW. Мы обсуждали сюжет, и Коэн подкинул мысль, что, если Чаво проиграет матч Букеру Ти, ему придется носить футболку с надписью «Эдди Герреро — мой любимый рестлер». Все рассмеялись и решили, что это интересная идея.

В тот же вечер Джефф подбежал ко мне за кулисами.

— Я сделал ее, Эдди, – кричал он. – Я сделал!

Он действительно сделал футболку в одном из сувенирных магазинов на побережье. Спереди было написано «Эдди Герреро — мой любимый рестлер», сзади — «Обманывай, чтобы победить», а вся футболка была выкрашена в яркие, кричащие цвета.

— Круто, — сказал я и отнес футболку Чаво. Бросив на нее один взгляд, он завелся не на шутку.
— Забудь об этом, — произнес он. – Я не надену этот отстой.

Он решил, что, надев футболку, будет выглядеть полным ослом. Он искренне разозлился, словно я пытался унизить его.

— Чавито, ты должен надеть это, — сказал я. – Это часть сюжета. Поверь мне, брат. Ты будешь выглядеть на миллион долларов после этого.
— Ни за что. Я не надену это дерьмо.

Чаво Герреро
Чавито в своей самой нелюбимой футболке

Сначала я думал, что он шутит. Он не мог так расстроиться из-за какой-то футболки. Мы еще немного поспорили, и стал проявляться характер Герреро. У Чаво такая же горячая кровь, просто обычно ему хватает сил ее сдерживать. Но в тот раз он выпустил свой темперамент на волю. Чавито принялся раскидывать стулья, переворачивать столы, кричать, что ни при каких условиях не напялит на себя «эту гребаную футболку».

Крис Джерико, присутствующий при этой сцене, смеялся над нами. Он думал, мы прикалываемся. Cfv Чавито был серьезен, как никогда. Он хотел надрать мне зад за само предложение надеть эту футболку.

В конце концов, он выполнил свою работу и надел футболку. Весь смысл сюжета был в том, чтобы он выглядел идиотски. Он проиграл матч Букеру Т. и, как мужчина, должен был сдержать свое слово. Но до сего дня я не уверен, что он полностью простил меня.

Благодаря тому сюжету, я понял, как мало обо мне заботились в WCW. Зрители сходили с ума, когда видели Чаво в футболке «Эдди Герреро — мой любимый рестлер», так что стоило ожидать, что компания примет решение продавать такие футболки в сувенирных отделах.

Но им было не интересно продвигать незначительного рестлера, вроде меня. Таких футболок изготовили ровно столько, сколько требовалось для выступлений Чаво на ТВ-шоу. Так они показали, что обо мне думают. Они даже не озаботились тем, чтобы заработать прибыль на мне.

Я почувствовал себя отмщенным много лет спустя, когда WWE изготовила футболки для Los Guerreros с лозунгом «Обманывай, чтобы победить». Я всегда считал эту фразу гениальной. И люди ее обожают. Ко мне постоянно подходят со словами: «Обманывай, чтобы победить, Эдди!»

Вечер за вечером Чавито избивали на ринге. А я стоял в его углу, пряча голову под полотенцем от стыда. «Я стараюсь, мам! – иногда говорил я. – Я стараюсь!»

Согласен, мой персонаж был довольно жесток. Я бил Чаво по голове микрофоном и спрашивал: «Эй, есть здесь кто-нибудь?»

Или говорил ему, что он позорит имя Герреро. Я заставлял его извиняться перед бабушкой и дядей Мандо за то, что его «выгнали из клуба лоурайдеров». Это была внутряковая шутка, понятная чикано. Уверен, многие американские фанаты чесали головы и думали: «Что за клуб лоурайдеров?»

Чем глупее я заставлял Чавито выглядеть, тем злее он становился. Особенно он ненавидел, как я скрываю голову под полотенцем. Он мечтал надрать мне зад. Мне приходилось сдерживать его месяцами, прося его не беспокоиться и уверяя, что он получит награду в конце.

— Ладно, ага, как скажешь, — соглашался Чавито, но я видел, что он мне не верит.

Либо он не видел этого, либо не верил. Многие люди шептали ему: «Не делай этого. Ты похож на идиота».

Мне приходилось выслушивать гневные слова его отца и других членов семьи. «Тебе не кажется, что ты слегка перешел черту, а?» — говорили они. Я не мог поверить в то, что мне приходилось оправдываться перед ними и Чавито.

Думаю, тот сюжет затронул много реальных переживаний. Как в любом великом сюжете в рестлинге, здесь была затронута реальная жизнь. Я действительно хотел, чтобы Чавито развился и вырос, как рестлер.

Помимо этого, сюжет был хорошим уроком веры для него.

Прошло несколько недель, и Чавито понял, что сюжет работает. До начала сюжета никто не знал о нем. Но теперь его стали узнавать в аэропортах и на улице.

Осознав, что происходит, Чавито проделал отличную работу, продавая своего персонажа. Чавито умен и сообразителен. Он сам стал придумывать забавные детали, например, называя меня «маленьким солдатиком».

Пройдя недели унижений, персонаж Чавито, наконец, сорвался. Он стал бросать вызов всем, кого увидит: мне, фанатам у ринга, даже Джину Окерлунду. Чем сильнее Чаво разыгрывал сумасшедшего, тем больше зрители поддерживали его.

Матч между мной и Чаво был назначен на шоу Great American Bash, прошедшее в Балтиморе 14 июня. Новый Чаво испугал меня. Я попытался хитростью отказаться от матча с ним, заявив, что все Герреро, наконец, гордятся им и нам незачем сражаться.

На Great American Bash для Чаво настал момент получить то, что он заслуживает. Это было мое решение; руководство не хотело заканчивать сюжет, считая, что его можно вообще не прекращать. Но я был непреклонен. «Нет, — сказал я. – Я проиграю ему. Он это заслужил».

Учитывая длительность построения сюжета, наш матч на Great American Bash оказался далек от того, каким он должен был быть. По какой-то причине и Чавито, и я были не в своей тарелке в тот вечер. Сюжет матча был хорош, но нам не хватало химии.

Единственное, что сделало матч запоминающимся, был удивительный ДДТ от Чаво в концовке. Я подумал, что Чаво должен победить эффектно, чтобы оправдать те многомесячные пытки, которым я подвергал его. Я предложил ему запрыгнуть на канат, оттолкнуться и провести на мне торнадо ДДТ в прыжке. Он не был уверен, что у него получится, но я верил в его способности. Естественно, он сделал прием идеально.


Поймал Чавито в «Gory Special» на Great American Bash

Хотя, как нам казалось, мы провели решающий матч, креативная команда WCW решила продолжить наш фьюд с Чавито еще на пару месяцев.

Спустя пару недель после PPV еженедельное Nitro проходило в Тампе. Раз уж все оказались в моем захолустье, я решил провести небольшое собрание в своем доме. Несколько человек пришли на барбекю: Дин, Крис, Фит Финли, Чавито. Ранее на той неделе я отвез семью в парк развлечений Busch Gardens. Я купил девочкам по лошадке на палке, это были веселые игрушки, а в ушах были маленькие кнопочки, при нажатии на которые конь начинал ржать. Шерилин была без ума от своей лошадки; она ходила с ней повсюду несколько недель!

Дети бегали по двору со своими палками. Это было милейшее зрелище! Мы с Чавито пили пиво, наблюдая за детьми, и он сказал: «Раз уж я стал сходить с ума, мне надо начать кататься на лошади на палке».

Мои глаза загорелись. «Отличная идея, брат, — сказал я. – Ты это всерьез?»

Чавито мгновенно пожалел о сказанном: «Ну, да, наверное».

Но мы забыли принести лошадку на шоу. Чавито решил выйти в костюме Зорро — черной футболке и маске.

— Ты должен выехать на палке с головой лошади, — сказал я. – Будет круто.
— Но у нас ее нет, — парировал он, — так что я просто выйду в костюме. Будет хорошо.

За кулисами с нами зависал мой друг Арт Флорес. «Эй, Тури, — сказал я, — найди магазин игрушек и купи Чаво лошадь на палке».

Он вернулся примерно через час с обычной лошадкой, не такой красивой, что я купил в Busch Gardens.

— Лучше не нашел, — сказал он.
— Эта тоже отлично подойдет, — сказал я и пошел к Чаво.
— Вот, Чавито. Теперь ты не отвертишься.
— А, ладно, — согласился он, хотя я видел, что он не верит, что это сработает.

В тот вечер у меня был матч с полутяжем по имени Маленький Дракон. Я расположился на стойке ринга, готовясь к прыжку лягушки, когда Чаво на лошадке вышел к рингу. Он сказал, что его пони зовут Пепе, и добавил: «Простите меня. Я решил немного поскакать!»

Никогда в жизни мне не было так тяжело сохранять серьезный вид, как при зрелище Чаво, скачущего по проходу на палке. Возможно, он не поддерживал эту идею, но он работал на сто процентов, и зрители отреагировали.

Мы стали перетягивать Пепе. Чавито разыгрывал сумасшедшего, крича: «Конокрад! Конокрад!» Неожиданно Дракон подкрался ко мне сзади и свернул в удержание, раз-два-три! Я был вне себя от ярости, а Чаво принялся распыляться о своей любви к лошадке Пепе. Потом он поскакал на Пепе к кулисам, а я погнался за ним. Добравшись за кулисы, мы согнулись пополам от смеха! Было почти невозможно сдерживаться на ринге!

На следующей неделе плакаты «Пепе» виднелись повсюду. Людям понравилась лошадка. Чаво больше не хотел с ней связываться, но руководство заставляло его скакать на палке. С тех пор Чаво и Пепе стали командой; когда Чаво выходил на ринг, титры на экране указывали «Чаво Герреро-младший с Пепе».

Бедный Чавито! Все любили Пепе, кроме него! Для Чаво Пепе был проклятием. Ему приходилось таскать чертову лошадь везде: в аэропортах и на аренах. Временами Чаво говорил: «Черт, я забыл Пепе!», и нам приходилось бежать в ближайший магазин «Toys R Us». В какой-то момент он поумнел и передал монтажникам целую связку лошадок, чтобы они перевозили их с остальным оборудованием.

Естественно, в привычной для WCW манере компания не стала пользоваться популярностью Пепе в глазах зрителей. Дин предложил идею серии видеороликов в стиле «Приключения Чаво и Пепе», но из этого ничего не вышло. Будь дело в WWE, Винс бы быстро сообразил, как продвигать Пепе на рынок. Он бы стал сам изготавливать лошадей на палках и продал бы миллион штук!

Было решено, что финальный матч между мной и Чаво состоится на шоу Bash at the Beach. Чаво предложил Кевину Салливану идею матча с волосами на кону, и Кевин ее одобрил. Хотя наш сюжет длился месяцами, это решение казалось мне поспешным. Матч с волосами на кону нужно готовить долгое время. В итоге я не мог полностью вложить душу в матч. Конечно, я хотел помочь Чаво набрать популярность, но, на мой взгляд, я уже сделал это на Great American Bash.

Мы делали много смешных вещей, приведших к этому матчу на PPV. Мы начали подготовку на Thunder. Чаво и Пепе вышли к рингу со словами: «Эээй, Эдди, Эдди, Эдди», фактически пародируя рекламу Taco Bell, в которой чихуахуа поет, глядя на Годзиллу: «Эээй, ящер, ящер, ящер».

Потом была классика Looney Tunes, Чавито спародировал Элмера Фадда: «Будь осень-осень тихим… Я охочусь на Эдди». Он поставил на ринге картонную коробку («Ловушка на Эдди от Акме») с палочкой на веревке и буррито в качестве приманки, а потом спрятался за рингом с детским луком и стрелами. Я вышел на ринг и обезопасил ловушку, а потом спрятался за другим краем ринга. Чаво вернулся и приподнял коробку, чтобы проверить, попался ли я. Увидев, что меня нет в ловушке, он отпустил еще одну классическую фразу: «Похоже, мне понадобится коробка побольше».

Тогда я выскочил и напал на него. Выбросив его за ринг, я убрал там маты и провел ему брейнбастер на цементный пол. Потом закинул его на ринг и ударил буррито по лицу, затем достал ножницы и отрезал клок его волос. К счастью для Чаво, начальник охраны WCW Даг Диллинджер выбежал на ринг и прекратил побоище.

Чавито добился матча на шоу Bash at the Beach, прошедшем 12 июля в Сан-Диего, точнее двух матчей. Сначала Чаво встретился со Стиви Реем… в каком-то смысле. Он вышел на ринг в надувной игрушке вокруг пояса, разбрызгивая воду из водяной пушки. Потом пожал руку Стиви Рею и упал в агонии. Он сдался от рукопожатия! «Это для тебя, Эдди», — сказал он.

Наш матч начался с того, что Чавито укусил мою задницу. Бой проходил с переменным успехом, мы оба пытались добраться до ножниц, но нас вовремя замечал рефери Чарльз Робинсон. В какой-то момент Чаво отвлекся и я свернул его в удержание.

Я достал ножницы и стул парикмахера, но Чаво отобрал их у меня и стал сам брить свою голову. Это была идея Чавито. Я отнесся к ней скептически. До его свадьбы оставался месяц, и я не хотел бы, чтобы он что-то сделал не так.

— Не волнуйся, брат, — успокоил меня он. – Они отрастут.

Каким бы запоминающимся ни было шоу Bash at the Beach, я не считаю его успехом в своей карьере. Мое тело было мягким, как никогда. Я не следил за собой надлежащим образом. Я много пил, и это сказывалось на моем внешнем виде.

Руководство хотело, чтобы я выбил из Чавито всю дурь, чтобы показать, что мне до смерти надоело его сумасшедшие выходки. Но моя любовь к Чавито перекрывала любые интересы бизнеса. Сюжет не имел значения; как сильно я ни должен был его ненавидеть, я просто не мог избить его.

После матча Чавито признался, что, наконец, осознал, что я ему говорил все это время.

— Я понял, что работа с тобой вытащила все лучшее из меня, — сказал он.
— Дело не во мне, брат, — ответил я. – Если бы ты работал с Дином Маленко или Крисом Бенуа, случилось бы то же самое. Дело не во мне — дело в тебе.

Я искренне верил в каждое сказанное мной слово. Чавито — прекрасный человек и замечательный рестлер. Он станет суперзвездой, это только вопрос времени, и он это заслужил. Я очень горжусь им.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100