[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 41

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Александр Суменко

WrestleMania XIX состоялась в Сиэтле, на прекрасной арене Safeco Field. Рестлинг на стадионе дает совершенно другие ощущения. Из-за размера арены звук толпы доходит до тебя чуть позже, чем привычно. Это серьезно меняет тактику. Меня учили всегда слушать зрителей, позволять поддержке и оскорблениям со стороны зрителей вести ход боя.

На стадионе приходится быть терпеливым. Шум с самых дальних рядов достигает слуха рестлера очень долго. Нужно доверять инстинктам. Требуется искренне верить в себя и в свои действия на ринге.

Los Guerreros попали в командный треугольник с участием команды Криса Бенуа и Райно и чемпионов Команды Энгла. Я всегда рад возможности выйти на ринг с Крисом. Что бы ни происходило, мы двое будем выглядеть отлично.

Меня расстроило, когда нам дали около 9 минут на все. Это немного для большого матча с тремя командами. Но я понимаю, что дали нам столько, сколько смогли, и многие члены ростера хотят быть частью WrestleMania.

Спустя примерно месяц после WrestleMania Чаво участвовал в темном матче (матче, который проходит до начала записей/прямого эфира). Я стоял за кулисами и смотрел в монитор. Потом повернулся перекинуться с кем-то парой фраз и снова перевел взгляд на экран. Чаво лежал в углу ринга. Я сразу понял, что он получил травму. Он держался за руку и тряс головой. Я понял, что что-то не в порядке.

Сразу прозвонил гонг. Я бросился к позиции Гориллы, чтобы встретить Чаво. Ларри Хеск, физиотерапевт SmackDown!, бросился осматривать Чаво и сразу поставил диагноз — порванный бицепс.

Естественно, Чаво был расстроен. Я всячески старался поднять ему настроение. «Эй, чувак, — сказал я, — всякое бывает. Ты вернешься вмиг».

Чаво вовремя получил нужную помощь. На следующий день он полетел в г. Бирмингем, штат Алабама, чтобы встретиться с доктором Джеймсом Эндрюсом и исправить ситуацию. Но восстановление после операции должно было занять около полугода.

Будучи дядей Чаво, я сильно переживал за него. Как рестлер я отнесся к этому философски: шоу должно продолжаться. Я пробыл в этой индустрии достаточно, чтобы знать, что надо принимать все, как есть. Я понял это уже в своем первом матче в WWE, ведь я выбил локоть и боялся, что моя карьера закончилась.

Тогда Винс попросил меня не беспокоиться и заверил, что они все исправят. Так и получилось. Они перестроили сюжет. Теперь, когда кто-то из парней получает травму или происходит что-то неожиданное, меняющее ход сюжета, я прошу их не волноваться, потому что Винс все исправит.

Когда травму получил Чаво, Винс и креативная команда подстроились и под это. Вместо того чтобы ставить меня в одиночный разряд, они решили дать мне другого напарника.

Естественной реакцией казалось дать мне Рея, но он был посреди собственного успешного сюжета, и никто не хотел портить его. Когда Майкл Хэйс предложил Таджири, мы все поддержали его идею. У Таджири огромная харизма, и с ним легко работать. Мне он всегда нравился, и я ожидал много веселья от работы в команде с ним.

Существовали опасения за языковой барьер, но я знал, что Таджири говорит по-английски лучше, чем это показывает, и даже знает немного по-испански. Кроме того, я наслушался японского в раздевалке за многие годы, поэтому у нас никогда не было проблем с коммуникациями.

Таджири и я не пошли по старому пути. Мы никогда не путешествовали вместе, просто работали, как команда, в ринге.

В старые времена, став командой, мы обязаны были бы ездить вместе. Вообще, полагаю, напарникам необходимо путешествовать вдвоем. Так они больше узнают друг о друге. А когда вы знаете друг друга уже на личном уровне, это открывает больше возможностей и дает больше взаимопонимания в ринге.

В этом случае, думаю, все понимали, что моя команда с Таджири — лишь временное решение.

Таджири был великолепен. Он отлично вписался в команду после травмы Чавито. Казалось, ничего не произошло, и это большой комплимент в адрес Таджири. Не каждый смог бы сделать такую работу.

Все было не так, как с Чаво. Это были две разные команды. Нам помогло то, что мы не пытались быть Чаво и Эдди, мы были Таджири и Эдди.

С Los Guerreros был особый случай. Нам не пришлось испытать непонимание из-за разных психологий, нас с детства учили одному и тому же. Конечно, сначала не все было гладко, но когда острые углы выпрямились, мы нашли связь, сделавшую нас непобедимыми. Такого взаимопонимания не достигнешь с первым встречным. Другим человеком, с кем у меня была такая связь, был Арт Барр.

Мой первый важный матч с Таджири состоялся на PPV Judgment Day, это был матч с лестницами за пояса командных чемпионов WWE против Команды Энгла — Шелтона Бенджамина и Чарли Хааса.

Таджири уже работал с лестницами в ECW, но для Шелтона и Чарли это был первый подобный опыт. Стоит ли говорить, что они оба были слегка напуганы.

Я взял лидерскую функцию на себя и объяснил, что единственный выход — забыть про страх.

— Если не принять такой менталитет, — сказал я, — либо матч окажется дерьмом, либо вы получите травму. Нужно просто выйти на ринг и сделать свое дело. Поверьте мне, будет больно. Каждый получит свое, но если вы захотите это сделать, мы сможем состряпать хороший матч.

Когда мы начинали, я видел, что Шелтон, Чарли и Таджири немного нервничают и сомневаются. Матч оказался проходным и не дотянул до стандартов, установленных мной с Робом Ван Дамом и Эджем. Я бы предпочел принять больше бампов, но это я. В целом, все было неплохо. Никто не погиб, что всегда хорошо.

Теперь мне нравятся матчи с лестницами. Я знаю, что можно, а чего нельзя делать. Я не боюсь их, могу импровизировать и использовать лестницы по своему усмотрению. Но, все равно, это всегда больно.

На Judgment Day мы с Таджири выиграли пояса и продолжали фьюд с Командой Энгла и в последующие 2 месяца. Между нами четырьмя была простое, хорошее взаимопонимание, позволяющее нам выдавать приличные матчи. Каждый раз мы сохраняли себе пояса, обычно с помощью классической тактики Герреро «обмани, чтобы победить».

Все время в команде с Таджири я балансировал на грани хил-терна, но люди только больше пытались убедить меня стать фейсом. «Ты уже фейс, — говорили они. – Такие, как ты, должны быть фейсами!»

Но я не слушал. Я хотел быть полноценным хилом. Я знал, что только так мой персонаж продолжит развиваться и набирать популярность.

Мое желание исполнилось на SmackDown! в г. Рочестере, штат Нью-Йорк. У нас был очередной чемпионский бой против Команды Энгла. Я отвлекся, и Шелтон дропкиком послал Таджири на капот моего лоурайдера, в результате Чарли свернул и удержал меня.

Я разозлился, но не потере пояса чемпиона. Я был более озабочен состоянием автомобиля. Я выместил свой гнев на Таджири, избив его, а потом пробив им лобовое стекло.

Люди всегда склонны думать, что в таких случаях стекло ненастоящее, но поверьте мне — это было обычное лобовое стекло. Весь фокус заключался в правильном исполнении трюка. Его следует рассматривать с точки зрения физики — в какую точку бросить его, чтобы порезов было минимальное количество?

Конечно, мы принимаем меры предосторожности, чтобы защитить друг друга. Мы не пытаемся разрушить тело соперника. Но никогда нельзя знать заранее, что произойдет.

Такое избиение напарника произвело нужный эффект — меня стали считать безжалостным хилом как раз в нужное время, чтобы я смог поучаствовать в турнире за пояс чемпиона США.

К несчастью, я забыл правило отца. Неважно, как сильно я хотел быть плохим парнем. В итоге конечное решение приняли фанаты. Судя по реакции, которую я получил во время интервью, объясняя, что у меня «проблемы с управлением гневом», фанаты хотели, чтобы я оставался фейсом.

Когда в WWE проводят турнир за пояс, обычно у них заранее есть понимание того, чем все обернется в конце. Но Винс всегда хочет, чтобы зрители мучились в неведении. Он словно опытный фокусник: ты понимаешь, что перед тобой иллюзия, но не можешь понять, как это получается.

В случае с турниром за пояс чемпиона США, думаю, креативная команда изначально знала, что в финале встретимся я и Крис Бенуа. Они знают, что, поставив нас друг против друга, никогда не ошибутся.

Я считаю за благословение возможность работать с Крисом столько лет. Каждый бой с ним — нечто особенное. Его природная напряженность заставляет меня подниматься на новый уровень.

Тогда я этого не знал, но финал турнира за чемпионство США на Vengeance стал одним из моментов в моей карьере, когда я сделал отчетливую перемену в своей работе.

В тот вечер Латинская жара получил заслуженное внимание. Большим открытием для меня стало то, что мне не нужно быть бунтарем, вроде Ледяной Глыбы, или мощным хилом, как Игрок.

Латинская жара был персонажем, которого никто еще не играл, что сделало его особенным. Я не был фейсом или хилом, а был где-то посередине, и людям это нравилось.

Было неважно, как зло или подло я себя веду, люди поддерживали даже самые плохие мои поступки. Я мог бесконечно придумывать вариации обманов, лжи и воровства: бить оппонентов поясом и выкидывать его за ринг; брать молоток для гонга и давать его сопернику, чтобы рефери заметил его с запрещенным предметом в руке. Если я развлекал людей, они позволяли мне нарушать правила.

В конце матча Райно провел Крису гарпун, помогая мне победить, и зрители взревели. В тот момент я окончательно осознал: фанаты хотели, чтобы я обманывал, врал и воровал.

Я повел плечами, вроде: «Ну ладно, всякое бывает», провел Крису прыжок лягушки и выиграл пояс чемпиона США. Я получил огромную поддержку.

Спустя пару недель после выигрыша пояса чемпиона США я встречался с Джоном Синой в Эль-Пасо. Когда ты работаешь в родном городе, ты всегда получаешь реакцию фейса от зрителей.

Хотя я живу во Флориде, Эль-Пасо остается моим домом. Все знают меня там. Им нравится видеть одного из своих на ТВ. Во времена WCW я слышал крики «Эдди — отстой!» везде. Но когда я попадал в Эль-Пасо, зрители поддерживали меня, как сумасшедшие. Даже когда я избивал Чавито, они были за меня.

В тот вечер я открыл эфир SmackDown! Реакция зрителей на мое появление и открывающее интервью была столь ошеломляющей, что я окончательно стал полноценным фейсом. Больше нельзя было оставаться нейтральным.

На следующей неделе Сина «украл» мой лоурайдер, что, естественно, серьезно меня взбесило. Генеральный менеджер Стефани МакМэн предложила мне встретиться с Джоном в любом матче на мое усмотрение. Я выбрал латиноамериканскую уличную драку на парковке арены следующего SmackDown!

Я хорошо поговорил с Джоном перед матчем и дал ему тот же совет, как если бы мы выходили на матч с лестницами: нам будет больно. Возможно, будут травмы. Избежать этого нельзя.

Но это не значит, что нельзя подойти к матчу с умом. Джон и я тщательно все спланировали перед началом боя. Единственным безопасным способом пережить следующие 8 минут была максимальная подготовка.

Та уличная драка была одним из самых оригинальных матчей в моей карьере. Матч проходил на парковке, в круге из машин.

Джон и я выбили весь дух друг из друга, проводя суплексы на капоты и крыши машин, разбивая головы сквозь окна и лобовые стекла.

В концовке столь ожидаемое возвращение совершил Чавито. Он уложил Джона на капот, ударив колесом, благодаря чему я провел прыжок лягушки с крыши внедорожника.

Если это звучит опасно, так оно и есть! Но весь матч был довольно необычен. Я жду возможности встретиться с Джоном в будущем. Думаю, мы вдвоем можем добиться многого.

Я был рад возвращению Чаво, но в то же время это было трудновато. Не только для меня, а для нас обоих. Я привык работать в одиночку и знал, что Чаво тоже хочет развивать одиночную карьеру. Он устал быть Робином для меня, и я не виню его. Когда он вернулся, мы оба определенно хотели двигаться в разных направлениях.

Вместо этого, нас заставили продолжить, где мы остановились. В буквальном смысле. Первым делом после возвращения Чавито мы отобрали пояса командных чемпионов у Чарли Хааса и Шелтона Бенджамина. Они уже не назывались Командой Энгла, теперь они были «Лучшей командой мира», что оказывало сильное давление на пару молодых человек.

Возвращение к Los Guerreros не было проблемой. Между мной и Чавито всегда останется нужное взаимопонимание. Но мы оба были голодны до новых вызовов. Это словно кушать стейк: это вкусно, но если ты ешь только стейк, со временем захочется попробовать что-то другое. Примерно в таком положении и находились мы с Чавито. Мы хотели попробовать курицу.

Следующие две недели я владел двумя титулами: чемпиона США и командного чемпиона. Приятно выходить с двумя поясами — это большая честь — но и весят они немало!

Быть двойным чемпионом и хорошо, и плохо одновременно. С одной стороны, это явный пуш, но и выступать приходится два раза за вечер вместо одного. Поверьте, отработать 2 матча на одном шоу нелегко. Да и оплата остается та же.

Вскоре после возвращения Чаво мы отправились в Канаду на выходные провести домашние шоу. В Виннипеге состоялся матч Los Guerreros и Братьев Бэшемов.

В середине матча меня выбросили за ринг, и я ударился об ограждение. Я селлил прием, как вдруг почувствовал на себе какую-то жидкость. Сначала я решил, что выбил у зрителя стакан из руки, но жидкость продолжала течь на меня. Я понял, что это не случайность — какой-то кретин поливает меня пивом. Подняв глаза, я увидел парня, державшего в руке пустой стакан. Он посмотрел мне прямо в глаза и улыбнулся. Его взгляд словно говорил: «Да, я вылил на тебя пиво. И что ты с этим будешь делать?»

Я еще не успел среагировать, а охрана уже схватила и начала оттаскивать его. Я собирался забыть об этом, но мужик продолжал смотреть на меня и засмеялся. Больше ничего не надо было. Перед глазами поплыли красные круги, и я потерял самообладание. Перепрыгнув через ограждение, я бросился на этого придурка.

К счастью для него (и для меня), охрана разняла нас, прежде чем я успел до него дотронуться. Я был в гневе, но должен был делать свою работу. Тогда я вернулся в ринг и закончил бой.

После матча я остался в ринге и попросил микрофон. Хотел объяснить мое поведение. До этого я дал интервью местной газете, рекламируя шоу и рассказывая о своем трезвом образе жизни. То, что этот человек поливал меня пивом, показалось мне личным оскорблением, словно он прочитал статью и решил поиздеваться надо мной. Это было очень больно. Я рисковал здоровьем перед этим так называемым «фанатом», а он решил, что будет забавно выплеснуть пиво мне в лицо.

В моих родных местах такое поведение оскорбительно, и я отреагировал инстинктивно. Но мне нужно было извиниться перед зрителями за такое поведение, за нехристианский ответ.

— Я верю, что нужно подставить другую щеку, — сказал я, — и мне жаль, что я отступился от своей веры.

Зрители стали скандировать мое имя, показывая, что они поддерживают меня. Было очень трогательно понимать, что за исключением одного идиота, фанаты любят и поддерживают меня.

Вернувшись в раздевалку, я мгновенно бросился в душ. Я должен был смыть с себя это пиво. Уверен, все поры моего тела хотели бы впитать каждую каплю! Мне пришлось выбросить наколенники, потому что они пропитались пивом. Остаток того турне я работал в чужих наколенниках.

Los Guerreros ввязались в разборки с Биг Шоу на несколько недель. В том сюжете мы использовали немало черного юмора, например, накормили Биг Шоу «специальными буррито», вызвавшими у него понос.

На следующей неделе я выехал к рингу на ассенизаторской машине и облил его «дерьмом». На самом деле, там была смесь воды и собачьего корма, целый бак.

Я чуть не развалил декорации, пытаясь проехать сквозь них на грузовике. Я не мог справиться со сцеплением. Обычно я без проблем работаю со сцеплением, но с этой машиной нужно было быть аккуратней. Я потренировался до шоу и чуть не развалил все декорации. Решили, что это не самая удачная идея, поэтому на записях SmackDown! машину вел другой человек. А потом смонтировали так, что я выскакивал из-за руля и поливал Биг Шоу помоями.

Было очень весело поливать Биг Шоу галлонами вонючей, отвратительной черной жидкости. К несчастью для меня, последующие события были уже не такими веселыми.

На следующей неделе обманами и хитростью я украл победу у Райно и забрался в грузовик-лоурайдер, чтобы покинуть арену. Этот грузовик-лоурайдер сделали в Godfather Customs, это отличная команда. WWE использует модернизированные ими машины и грузовики, когда это требуется.

Внезапно выскочил крайне разозленный Биг Шоу и выбил заднее стекло металлической трубой. Потом вытащил меня через проем и продолжил уничтожать грузовик трубой, едва не выбив лобовое стекло. Затем он поднял меня и швырнул на капот, так что я упал спиной на поврежденное стекло и разбил его.

Я скатился на пол, а кровь катилась по моей спине из многочисленных порезов и царапин. Шоу снова поднял меня на ноги и провел мощную бомбу на капот.

Это было жестоко, доложу я вам. Могу доказать это глубоким шрамом на руке и несколькими большими шрамами на спине. Как я уже говорил, от такого защититься можно лишь одним способом: сделать глубокий вдох, сгруппироваться, как можно лучше, и принять боль.

Люди, наблюдающие за такими трюками, думают, что мы каким-то образом смягчаем капот грузовика, словно делаем трюк в кино. К несчастью, у нас нет возможности создавать иллюзию за счет спецэффектов. Самый простой способ показать, как кого-то кидают на капот грузовика, — это кинуть кого-то на капот грузовика.

Три дня спустя я проиграл пояс чемпиона США Биг Шоу на No Mercy. Мне всегда нравится работать с Биг Шоу. Когда ты работаешь с человеком такой комплекции, приходится изменять свой стиль, чтобы соответствовать его размеру и технике. Но я считаю, что так нужно поступать в любом матче. Хороший рестлер проведет хороший матч с любым оппонентом. Не каждый на это способен. Это дар, которым, по воле Господа, я наделен.

Для своего размера Шоу очень талантлив в ринге. Когда мы работали в WCW, он мог запрыгнуть на третий канат и стоять на нем. Ему пришлось снизить обороты для своего же блага: для развития персонажа и поддержки физических кондиций.

Очевидно, Биг Шоу может сломать пополам любого, если схватит его. Но он настоящий профессионал. Он не причинит ни малейшего вреда.

Он еще замечательный парень, с огромным сердцем. И в буквальном смысле тоже.

Шоу все достается непросто. Он выглядит большим на экране, но поверьте, в жизни он еще больше. Он огромный человек, поэтому не всегда может делать то же, что и обычные люди. Например, он не помещается в обычном сидении самолета. Они неудобны для него. Периодически Шоу заказывает себе чартерные рейсы. Он живет во Флориде и иногда просит меня подбросить его домой на машине.

У меня еще бывают с ним конфликты, но у меня были проблемы едва ли не со всеми. Это нормально для мужчин, запертых в одной раздевалке.

Чаво и я продолжали работать с двумя самыми одаренными молодыми рестлерами WWE, Чарли Хаасом и Шелтоном Бенджамином. Наш с ними фьюд продолжался месяцы, и вскоре напряжение стало нарастать. Чувствовалось определенное разочарование, копились небольшие обиды.

Во многом, в этой ситуации был виноват я. Я ветеран, и ответственность за любой матч лежит на мне. Моя задача — быть лидером на ринге, а если что-то идет не так, то ругают меня. Если матч получается плохим, я виноват в этом.

С Чарли и Шелтоном я обращался в старом стиле. А это означало кричать на новичков. И не просто кричать: ветераны раньше словами забивали более молодых рестлеров. А новичкам нельзя было отвечать. Они должны были молча принимать это.

Конечно, я сделан из старого теста. Когда мы возвращались в раздевалку, я отчитывал их после каждого матча. Но они не слушали меня, а закрывались за невидимой стеной.

Ситуация достигла кульминации в Сан-Диего, за пару недель до Рождества. Посреди нашего матча на SmackDown! Шелтон провел на мне армбар и выбил левый локоть, тот самый, который я повредил в своем первом матче в WWE.

Я пытался предупредить его («Эй, мне больно!»), но, полагаю, он не слышал меня. Шелтон и Чарли продолжали поднимать меня за руку, бросать и тянуть поврежденную руку. Это ошибка свойственна новичкам, но мне было очень больно, и вскоре я стал закипать.

Когда матч закончился, Чаво предложил мне: «Ладно, мужик, давай поговорим с этими пацанами». Мы сразу перешли на повышенный тон. Все четверо не хотели уступать, а вскоре Чарли и я начали толкать друг друга. К счастью, другие рестлеры подоспели вовремя и разняли нас, прежде чем ссора переросла в нечто более серьезное.

Такие инциденты происходят в раздевалке постоянно. После этого нужно извиниться и ждать, пока время залечит обиды. Жизнь в раздевалке напоминает брак: далеко не каждая ссора — это конец света.

Оглядываясь назад, я понимаю, что мог бы справиться с ситуацией по-другому. Я узнал, что с людьми надо разговаривать спокойно. Нельзя оскорблять собеседника, надо обращаться с ним по-человечески. Это характерно для всех сфер жизни: нельзя кричать на людей и ожидать, что тебя послушают. Это неприятно.

Чем дольше ты в нашем бизнесе, тем больше на тебе ответственности. От ветерана требуется взять на себя лидерскую роль в раздевалке, в особенности, в отношении новых рестлеров.

Сначала я проиграл пояс чемпиона США, а на следующем же SmackDown! мы с Чавито уступили командные пояса Братьям Бэшемам. Но мне было плевать. Важно было то, что наконец-то стали разделять Los Guerreros, ведь Чаво превращался в хила. Без вопросов, тогда это было лучше для каждого.

Время было идеальным. Мы пытались уговорить Винса на это несколько месяцев, но он все повторял: «Нет, нет. Сделаем это, когда будет надо». Благослови его Боже, он знал, о чем говорил. Когда это случилось, фанаты были готовы.

Чавито становился все злее, ссорясь со мной после матчей. Фанатам это не нравилось, ведь Los Guerreros были очень популярны в то время, одни из самых популярных фейсов WWE. Где бы ни был Чавито, ему везде кричали мое имя. Зрители серьезно хотели, чтобы я надрал ему задницу.

Хотя мы создали мощное трение между собой, когда проводили фьюд в WCW, в этот раз отношение Чавито было совершенно другим. Тогда он видел в сюжете только то, что его злой дядя Эдди издевается над ним, и не понимал, как это может помочь ему. Теперь Чавито был хилом, по-настоящему плохим и неприятным человеком. Кроме того, он мог влиять на развитие персонажа и истории, что позволяло нам обоим быть довольными сюжетом.

Когда Брюс Причард предложил пригласить отца Чавито, моего брата Чаво, я посчитал это замечательной идеей. Чаво один из лучших рестлеров на планете, и я подумал, что новое поколение обязано увидеть его работу.

Наверняка, Чавито было приятно работать с отцом. С другой стороны, в каждом событии есть положительные и отрицательные моменты. Уверен, присутствие Чаво в каком-то смысле давило на Чавито.

За прошедшие годы мои братья оказывали на меня большое давление. Я чувствовал, что никогда не смогу поступить правильно. Один из них постоянно повторял: «Ты должен поступить так» или «Ты должен сделать это». Постоянные придирки. Наступает время, когда ты устаешь от этого. Не раз я хотел закричать: «Вы когда-нибудь бываете довольны?»

Я обнаружил, что сам поступаю так же с Чавито: «Делай так», «Делай эдак». Это было неправильно. Я узнал, что единственный правильный подход к общению с людьми (любыми, не только членами семьи) — уважать их решения, их психологию. Когда я это понял, мои отношения с Чавито заметно улучшились.

Когда отец Чавито начал работать в WWE, думаю, Чавито прошел через все эти переживания снова. Наша семья стремится к совершенству, особенно, что касается рестлинга.

Герреро всегда составляли отличные команды, потому что тренировались вместе и нас учили думать одинаково. Но это относится только к происходящему в ринге. За пределами ринга мы все имеем разные мнения. Это не плохо (каждый член семьи хочет, чтобы его напарник был лучшим рестлером, насколько это возможно), но не всегда легко.

Похоже, что Герреро не могут остановиться вовремя и не сказать друг другу всю правду. Это приводит к раненым душам и оскорбленным чувствам.

Со своей стороны, я считал, что Чаво сильно мне поможет. Я всегда верил в психологию Чаво и многому у него научился. Также я полагал, что это поможет нашим отношениям, которые прошли много взлетов и падений за прошедшие годы, особенно, с тех пор как я завязал с выпивкой.

Поначалу предполагалось использовать Чаво лишь пару недель, но он сильно понравился Винсу. Винс с уважением относится к старой школе, к людям вроде Чаво, обладающим большой смекалкой в отношении бизнеса.

Классический Чаво, как его называли, стал частью SmackDown! на несколько месяцев. Я долго не мог успокоиться, услышав, что Чаво освободили от контракта. Мне было больно наблюдать, как старший брат не может справиться с демонами, с которыми сражался и я.

Top.Mail.Ru