Состояние Скотта Холла

Скотт Холл в последнее время находится в крайне тяжелом не только физическом, но и психологическом состоянии.

Об этом свидетельствуют его экс-жена Дана и близкий друг Кевин Нэш. В интервью PostAndCourier.com Дана Холл рассказала весьма печальную историю.

    «Он позвонил мне и начал извиняться за свое поведение, а я с трудом понимала, что он говорит. Такое ощущение, что он смирился с неизбежной смертью и понимал, что у него осталось немного времени. Из его слов я поняла, что он хочет как можно больше этого времени провести со мной и нашими детьми.»

Она сказала, что сразу после этого он повесил трубку и не брал ее, когда она перезванивала. Беспокоясь за Скотта, она позвонила в 911 и сама направилась к его дому.

Когда она приехала, там уже были бригады медиков, пытавшихся вскрыть дверь дома Скотта.

«Он не позволял им сделать этого, все это было как в кино. Когда дверь все же открыли и он увидел меня, Скотт словно с ума сошел. Он требовал, чтобы я убралась подобру-поздорову. Он угрожал мне, пытался изобразить жест DX, выставляя себя полнейшим дураком. Я пыталась его успокоить, но он не замечал ничего, даже попытался меня ударить. Парамедики успели оттащить его от меня. Вместе со мной в доме были примерно восемь парамедиков и шесть полицейских. Я попрощалась и уехала.»

По словам экс-жены, дела Скотта, его здоровье и психика в очень плохом состоянии.

Примерно то же самое говорит и Кевин Нэш, один из самых близких друзей Холла.

«Никто не понимает всей серьезности ситуации. Скотт уже с десяток раз отправлялся в реабилитационную клинику, три раза сбегал оттуда. В последний год он несколько раз ложился в больницу. С месяц назад он очень жестко упал у себя дома, повредив бедро. Именно поэтому он прибыл на недавнее шоу в Мичигане в инвалидном кресле. Мы говорили с ним об этом шоу, и он сказал, что никогда не отказывался от букингов, не откажется и в этот раз! Обезболивающие препараты — это худший друг рестлеров. Думаю, они завершили больше жизней, чем что либо другое. Скотт же не принимал их в течение долгого времени, но здесь не смог без них обойтись, и реакция организма на них получилась просто ужасной.

Скотт находится в ужасном состоянии. Ужасно, что я не могу заставить его захотеть жить. Я не могу заставить его захотеть поправиться. Я не могу заставить его захотеть наладить отношения с детьми. Я ничего этого не могу, и единственный, кто может — это сам Скотт. Если вдруг это произойдет, я буду самым счастливым человеком на планете. Он прекрасно знает, что если вдруг в любое время дня и ночи ему потребуется моя помощь или просто моя поддержка, я буду рядом с ним в течение часа. Но я не могу быть его врачом. Я не могу быть его женой. Я не могу работать с его реабилитацией. Я могу быть лишь его другом. И я думаю, что сейчас друзья для него намного важнее, чем те, кто будут указывать ему, что для него лучше сделать. Мы имеем дело с финальной фазой развития проблемы. Словно заканчивается спортивная игра, а кто-то только пришел на нее, но начинает пытаться рассуждать о ней, наблюдая лишь за финальными минутами. Я знаком с ним 17 лет, я прошел с ним весь путь, мы с Даной прекрасно видим всю глубину проблемы.

Для многих он просто сорвавшийся алкоголик, но люди забывают, что это такой же человек как и они. Что у него двое прекрасных детей — Кэссиди и Коди. Они заслуживают лучшего. А проблемы Скотта — и алкогольные, и наркотические, и стрессовые, — все это сказывается и на них. Проблемы, которые начались еще в молодости Скотта, проблемы, о которых никто и не знает.

Когда вы пытаетесь забыть о том, что у вас есть проблема, — это еще большая проблема. Скотт пытается отвлечься, пытается вернуть прежние времена, и у него иногда получается. Но когда все это заканчивается, он осознает, что проблемы никуда не делис».

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100