[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 5. Молодо-зелено

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

На следующий день мы работали над «Raw» в Тампе, Флорида. Мне впервые разрешили пригласить мою девушку Джессику за кулисы, и мы оба были немного взволнованы.

Несмотря на тот факт, что WWE являлось одной из крупнейших компаний в спорт — индустрии, у нас в штате не было доктора как такового. Все, чем мы располагали — это чудаковатый, странный массажист — хиропрактик по имени Франсуа: француз с длинной косичкой, известный тем, что позаботился о Мике Фоли (который, между прочим, ни разу не побеждал меня на ринге) в памятном для всех бое против Гробовщика по правилам «Hell In A Cell». Франсуа был убежден в том, что способен залечить любую травму с помощью своих волшебных сил.

— Так, твое колено повреждено, однако сохраняет чувствительность. Извинись перед ним и колено тебя простит.
— Эммм, хорошо.

Несколькими неделями ранее, во время вечерней пробежки, Джессику сбила машина, и у нее болела спина. Когда Франсуа узнал об этом, то настоял на том, чтобы она нанесла ему визит. В результате «оздоровительных процедур», Джессику на время парализовало. Это было ужасно, ведь она едва могла передвигать ноги; я часто вспоминал маму, которую парализовало девятью годами ранее. Я находился рядом с Джессикой, когда мне пришло сообщение о том, что Винс хочет видеть меня в своем офисе.

Я спросил у Джесс, могу ли я отлучиться на пару минут, и хотя она всем своим видом пыталась казаться стойкой, в ее глазах был виден страх; я чувствовал тоже самое.

Я сказал Джессике, что скоро вернусь и тут же рванул к Винсу. Я не был до конца уверен, зачем я понадобился боссу, но что-то мне подсказывало, что он собирался похвалить меня за мою (совместную с Чайной) работу на вчерашнем шоу.

Чем больше я думал о том матче, тем больше он мне нравился, и я горел желанием услышать мнение Винса на этот счет. Неужели мне, наконец, воздастся за мои старания?

Я постучал в дверь и вошел в офис, обнаружив Винса, беседующего с Игроком. Они одарили меня странным взглядом (схожим с тем, что я удостоился от Игрока и Чайны днем ранее) и Винс попросил меня зайти чуть позже. Я вернулся проверить Джесс, к которой, к счастью, вернулась способность чувствовать, и затем, снова поспешил обратно в офис. Игрока на этот раз там не оказалось, зато присутствовали Джим Росс и Джек Ланза. Винс велел мне закрыть дверь и расположиться на одном из свободных стульев. К моему удивлению, босс совсем не выглядел счастливым. По правде сказать, он выглядел так, будто его, как следует, вывели из себя.

Мои ожидания похвалы тут же сменились страхом – это точно не кончится для меня хорошо.

Винс посмотрел мне в глаза и спросил:
— Что происходит?
— Простите?
— Что, черт побери, с тобой такое?

Мой, обычно спокойный и уравновешенный, босс сейчас сверлил меня взглядом.

— Прошу прощения. Я не понимаю в чем дело.
— Что ты сделал вчера с Чайной? Ты поставил ей синяк. Ты всю душу из нее выбил. Как ты мог такое сделать?

Оказавшись пойманным в углу, я принялся защищаться:
— Это было не специально, Винс. Иногда, это часть нашей работы. Вы же знаете это!

Его глаза горели пламенем, а вены на шее неистово пульсировали… И он сказал загробным голосом:
— Как ты мог такое сделать? С женщиной!

Я решил, что будет неблагоразумно напоминать ему, что именно он тот человек, что велел мне работать с ней в полную силу.

Хотя, вряд ли мне вообще удалось бы что-нибудь сказать, Винс только разогревался.

— Ты и понятия не имеешь, что делаешь здесь! На твоей физиономии написано «молодо-зелено». И это отвратительно! Я потратил кучу времени и средств, чтобы заполучить тебя, а ты не стоишь и бумаги, на которой напечатан твой контракт. Все на тебя жалуются.

Да уж. Это определенно не то, что я ожидал услышать, когда входил в офис. Я был в шоке. Перед этим небольшим тет-а-тет, я был готов поставить тысячу канадских долларов на то, что Винс обнимет меня и поздравит с успешно — проделанной работой. Вместо этого, я удостоился казни хуже, чем Иисус в фильме «Страсти Христовы».

Я понятия не имел как вести себя и как реагировать, но я нашел верный, как мне показалось, способ сопротивления. Было очевидно, что если я начну извиняться и находить себе оправдания – меня уволят на месте, поэтому я решил просто молчать и повторять про себя «Спасибо, сэр. Еще один удар? Прошу!»

Он нанес еще один удар. Потом еще один. И еще.

— Ты никого тут не уважаешь! У тебя даже хватило наглости вчера на PPV украсть коронную фразу Рока!!

Прошло какое-то время, пока я пытался понять, о чем вообще идет речь. «If you smell what The Rock is cooking?» Нет. «It doesn`t matter what your name is!» Нет, и не эта тоже.

Может он имел в виду «Go Jericho Go»? Быть может, он думает, что это похоже на то, как Рок призывает своих фанатов скандировать «Rocky, Rocky, Rocky»?

Не очень-то на это похоже, да и «не имело значения, что я думаю». Винс продолжал.

— Думаешь, ты лучше, чем все? Ты просто куча мусора!

Чтоб меня! Кем только меня не называли за мою карьеру, но «куча мусора» — это было что-то новенькое. Я всегда гордился тем, как выполнял свою работу, и слышать подобное оскорбление было для меня особенно унизительно. Но не так унизительно, как слышать следующее…

— Я хочу, чтобы ты пошел и извинился перед Чайной.

Что-что, простите?

Извиниться перед Чайной? За что? За то, что она провела два лучших боя за свою карьеру, благодаря мне? Какого черта я вообще должен перед ней извиняться? Мой «pokerface» был куда круче, чем у Лэди Гаги, но внутри меня все бушевало.

По моему мнению, было всего два возможных варианта развития событий: 1) посоветовать Винсу купить билет до Ада и обратно, разгромить свой офис и убираться к чертям из WWE; или 2) подчиниться его приказам, проглотить свою гордость и пойти извиниться перед Чайной.

Выбор был тяжелым, но я работал девять лет, чтобы попасть в WWE и не мог позволить своей мечте так легко выскользнуть из моих рук.

— Хорошо, Винс. Я извинюсь перед ней.

Росс и Ланза закивали в знак одобрения. Я понятия не имел, с какой целью они находились в офисе Винса, так как с тех пор как я переступил этот порог — они не сказали ни слова. Их присутствие делало слова босса лишь более язвительными и неприятными. С этого момента мне будет тяжело смотреть им в глаза.

А удары, тем временем, продолжали поступать…

— С этой минуты, насчет всех своих матчей ты будешь консультироваться с Х-Паком. Он знает, как работать и как сделать добротный матч; ты — нет. Я хочу, чтобы ты внимал каждому его слову и проговаривал каждое свое действие на ринге.

Я знаком с Х-Паком (в миру – Шоном Уолтманом) достаточно давно, еще со времен совместных выступлений в Японии и WCW. Сейчас же он являлся частью D-Generation X и по совместительству одним из любимчиков Винса МакМена. Пак был весьма смышленым работником и понимал, как тут в WWE все устроено. Он помог мне приспособиться к рингу и здешним правилам ведения боя. И все же с тем фактом, что постичь азы мне помогал парниша, который был моложе и менее опытен, нежели я, плюс к тому – состоял во враждующей с моим персонажем группировке, было непросто смириться.

У меня с Х – Паком был запланирован матч в этот вечер на «Raw» и Винс сказал мне:

— Ты уж постарайся сегодня как следует, Крис. Потому что, если ты не сможешь показать хороший бой с Паком – ты не сможешь показать хороший бой ни с кем. Я не собираюсь лишать тебя титула, это было бы слишком очевидным. Поэтому мы закончим бой по дисквалификации. И постарайся хоть с ней не облажаться.

На этих словах все и закончилось. Я прошмыгнул в дверь из офиса с хвостом, прижатым между ног и с сердцем, где-то на уровне моих гениталий.

Я остановился на полпути от офиса моего босcа, чтобы сделать глубокий вдох и как следует проанализировать то, что только что произошло со мной.

Еще вчера я был на вершине мира. А сейчас, спустя всего 24 часа, моя девушка могла с трудом передвигаться, а мне только что было сказано, что я не стою даже той бумаги, на которой напечатан мой контракт. Моя карьера висела на волоске и полностью зависела от моего выступления на шоу этим вечером. Стоит ли говорить, что тот матч был самым важным в моей жизни.
Я направился к Х-Паку, чтобы поделиться с ним эмоциями от случившегося со мной ранее в кабинете Винса. Х-Пак отреагировал так, будто и понятия не имел, что у меня могут быть какие-то проблемы с руководством. Я, в свою очередь, предпочел совладать со своими эмоциями и перешел к делу. Мы договорились о том, чтобы как следует обдумать наш бой, который нам предстояло явить миру позднее на шоу этим вечером.

И все прошло как надо: не сказать, что матч был запоминающимся или из разряда «обязательно к просмотру», но того, что я и Х-Пак показали, в итоге, было достаточно, чтобы удостоится похвалы от Винса.

Я заслужил помилование, и моя карьера была спасена, по крайней мере, еще на один день.

Пришло время хвататься за канат и начать карабкаться вверх.

Я оббегал арену вдоль и поперек, пока искал Чайну и наконец не нашел ее. Чайна стояла в холле: на ней были ее перчатки, она пахла ванилью, а прямо под глазом у нее красовался небольших размеров синяк.

Она была моим врагом – мы оба это знали – и я должен был извиниться перед ней.

— Я только что говорил с Винсом и хочу сказать, что очень ви… вино… вин…

Я просто в принципе не мог извиниться перед этой женщиной.

На минуту погрузившись в мир собственных фантазий о том, чтобы я мог сделать сейчас с Чайной (будь я после этого сразу же уволен), я вернулся в мир реальный и начал свою речь заново.

— Я только что говорил с Винсом и хочу сказать, что очень сож… сожалею, что поставил тебе этот синяк. Это был несчастный случай. Но матч ведь получился отличным. Куча народу считает, что наш бой был лучшим на шоу.

Ее лицо не выражало никаких эмоций, но было очевидно, что она ждала извинений с моей стороны, так как ответ ее был короток и лаконичен.

— Да, да. Все хорошо. Нет проблем.

Казалось, что отреагировать настолько наигранно и неправдоподобно не представлялось возможным, однако Чайна отреагировала именно так, и меня это вывело из себя. Но я сделал то, о чем меня попросил Винс и решил продолжить поиски причин, по которым подвергся словесной экзекуции со стороны своего босса несколько часов назад.

Я знал, что Игроку определенно есть, что сказать мне, и поэтому отправился к нему, чтобы поговорить с глазу на глаз.

— Эй, у меня вопрос. Руководству не нравится, как я работаю?

Хантер был честен с ответом.

— Да, проблема есть.

Несмотря на то, что я ожидал подобного ответа, не скрою, что был слегка шокирован тем, с какой резкостью он его произнес.

— В чем дело?
— В чем дело? Ну, с того самого момента, как ты попал в Компанию, все твои разговоры были о том, как ты вел дела в WCW. Ты вел себя так, будто знаешь ответ на любой вопрос и вообще знаешь абсолютно все, будто ты звезда мирового масштаба, но ты еще ни черта тут не доказал. Мы тут ведем дела иначе, ты же все никак не хочешь это понять.

Сейчас я понимаю, что он был прав. Тогда, с кем бы я ни работал над матчем, я постоянно твердил о том, как «мы это делали в WCW» и как тут, в WWE, все по-другому. Я ошибался в своих суждениях о том, что смогу с места в карьер стать в WWE большей звездой, чем где-либо и при этом, не приспосабливаясь к новому стилю, как я делал, когда только начинал выступать в новом для себя промоушене (будь-то Германия или Мексика или ECW).

Я чувствовал себя ужасно, но нужно было двигаться дальше, и я отправился к Року. Отыскав его в раздевалке, я сказал ему, что Винс, сам того не подозревая, только что прибавил моему организму проблем с пищеварением, и спросил, жаловался ли он кому-нибудь на то, что я украл его короную фразу.

— Понятия не имею о чем ты.
— Вчера вовремя своего промо я заставил публику скандировать «Go Jericho Go».
— Вообщем, это даже близко не стоит с сутью вопроса.

Рок наверняка заметил, что меня буквально трясло.

— Крис, запомни – достойный всегда найдет дорогу наверх. Я наблюдал за тобой со времен твоих выступлений в WCW и ты хорош. Но тебе нужно преодолеть все это и не стать жертвой местных акул. Я проделал тот же путь, когда только-только начинал в Компании и, тем не менее, я всегда сохранял уверенность в себе и своих силах, и это помогло мне в дальнейшем. Советую тебе брать пример с меня.

Я был благодарен Року за его вдохновляющую речь, и было чертовски приятно слышать от кого-то, что ты хорош. После всего того, что произошло со мной за этот день, я больше не был уверен кем или чем ,черт возьми, я вообще являлся. Однако тот факт, что Рок встал на мою сторону значил для меня многое, если не все.

Перед тем, как покинуть арену я забежал к Винсу. К моему удивлению, он по-отечески обнял меня и даже слова не обронил о том, что имело место ранее этим днем.

— Позвони мне завтра, парень, и мы поговорим, — сказал он, прежде чем рассмеяться своим фирменным смехом.

Я инстинктивно улыбнулся, даже, несмотря на то, что мог только гадать, что именно ему показалось таким чертовски забавным в тот момент.

На следующий день, Джессика уже могла двигаться, но спина все еще беспокоила ее и она не могла встать с кровати. Я вынужден был оставить ее и ехать в Таллахасси, на «Smackdown!». Я пытался дозвониться до Винса, пока был в дороге, но он так и не ответил. Меня все еще беспокоили события вчерашнего дня, и я решил позвонить Крису Бенуа, который тогда был на контракте в WCW.

Он прослушал мою историю, и по его голосу было понятно, что эта история его очень разозлила. Он всерьез отнесся к ситуации и перезвонил спустя несколько часов, после того как спросил совета у Брета Харта насчет меня. Брет передал, что мне не стоит сильно переживать из-за случившегося, так как подобное произошло и с ним, когда он начинал. Он объяснил, что Винс был словно свирепый сержант, который обожал разрывать людей на части, а затем по кусочкам собирать их обратно, но уже так как он того хотел. Половину Винс со мной к тому моменту уже проделал. Я лишь надеялся, что он не сделает из меня куклу.

Тем вечером у меня был запланирован матч на «Smackdown!» против Биг Боссмена. Следуя приказу моего «настоящего» Биг Боссмена, я отправился к Х-Паку и выложил ему все мои идеи, касающиеся матча. Он добавил несколько своих идей, и матч удался, судя по крепкому рукопожатию, которого я удостоился после матча от Винса.

Размышляя об этом сейчас, становится очевидно, что Винс экспериментировал надо мной как над подопытным кроликом, отслеживая мою реакцию на те или иные действия и слова в мой адрес. Однако я справился с его «тестом на прочность» и был готов двигаться дальше.

Спустя несколько дней после всех тех событий, я рылся в интернете и наткнулся на унизительную (убийственное слово) статью, в которой полным текстом была освещена та самая наша с Винсом «беседа». Все, до единого оскорбления в мой адрес. Было нелегко просто взять и забыть все то, что я услышал от своего босса, а читать теперь об этом в сети было вдвойне нелегко.

Через несколько часов с момента публикации статьи, мне позвонил Руссо.

— Если все эти слухи правдивы, то я хотел бы, чтобы ты вернулся в WCW. Знай, дверь для тебя всегда открыта.

Это было приятно слышать, и, тем не менее, этот вариант мне не подходил. Я стремился к своей мечте девять долгих лет и, несмотря на то, что далеко не все пошло так, как я такого хотел с самого начала, я все еще являлся Интерконтинентальным Чемпионом. Вдобавок у меня был действующий контракт, и я не мог покинуть Компанию, даже если бы хотел.

И даже если бы я не был связан контрактом, то все равно бы не ушел. Как сказал Рок: «достойный всегда найдет дорогу наверх» и я считал себя «достойным». Я знал, что смогу добиться успеха в WWE и сделать это так, чтобы Винс МакМен мною гордился.
Эл Сноу однажды сказал мне, что, несмотря на то, что каждую неделю мы развлекаем миллионы людей, есть всего один человек, которого мы должны впечатлить по-настоящему и это Винс МакМен, собственной персоной. И пускай хоть целый мир боготворит тебя, если ты не нравишься Винсу – ты ничего не добьешься в его компании.

Мне нужно было поменять свое отношение к бизнесу, и я был готов к этому шагу. Тем более, мне в первой были подобные метаморфозы. Я сталкивался с определенными проблемы всякий раз, как только моя нога вступала на новый для меня ринг, однако я находил в себе силы и в итоге добивался своего. Я слишком далеко зашел, чтобы сейчас бросить все.

Вам не убить рок-н-ролл, как не убить Криса Джерико.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100