[Брет Харт: «Хитман»] глава 15: Пан или пропал

Внимание, не пропустите 14 главу! Она была опубликована сегодня же чуть ранее.

Я снова начал выступать 10 августа, слишком рано. По плану я должен был выступать в командных боях, в основном, стоя на апроне. Перед моим первым матчем после возвращения в раздевалке павильона отец представил меня Джорджу Скотту, одному из знаменитых братьев Скоттов, работавших у отца в 60-х. Джордж (который, как до меня позже дошло, был вылитой копией Дональда Рамсфельда) после долгой и прибыльной работы в качестве букера NWA у Крокеттов был переманен на позицию букера WWF и стал одним из генералов Винса МакМэна. Он прибыл в Калгари, чтобы сделать Стю предложение, от которого тот не сможет отказаться.
Винс хотел купить территорию Стю. Если Стю не продал бы территорию, МакМэн бы проник в нее силой, а мы бы остались без бизнеса и без денег. По крайней мере, МакМэн предложил Стю деньги.

Джордж стоял рядом со Стю, когда мой отец объяснял мне условия предложения WWF. Stampede Wrestling закроют, шоу WWF заменят шоу Стю на телевидении, а мои родители получат 250000 долларов США в качестве единовременной выплаты, а затем будут получать 10% выручки от всех домашних шоу на территории Стю, включая Ванкувер. Моей первой реакцией стало облегчение, хотя я не стал показывать своих чувств Джорджу. Мои родители теряли уйму денег, и продажа этой огромной головной боли МакМэну, по моему мнению, обеспечила бы им заслуженную и комфортную жизнь на пенсии.

Конечно, меня не могло не заботить мое собственное будущее. Стю продолжил рассказывать, что WWF предложила Брюсу место в офисе как представителя компании по работе со всеми городами в Западной Канаде; Винс так же собирался нанять Динамита, Дэйви, меня и, возможно, Джима (который все еще работал в Луизиане) в качестве постоянных рестлеров. Я тут же почувствовал зависть к Брюсу, ведь он будет ночевать дома каждый день.

Я сообщил Джорджу, что не имею никакого желания прозябать на дне их карда. Он улыбнулся и покачал головой: «Ты не понял. Ты будешь работать с лучшими парнями в лучших сюжетах. Мы сделаем тебя большой звездой, Брет». Я подумал: «Ага, конечно».

Он также сказал, что скоро Динамита и меня пригласят на ТВ-записи WWF, чтобы МакМэн смог посмотреть на нас. Я пошел в открытую с Джорджем, объяснив, что едва могу пройти по комнате, это было не лучшее время, чтобы показать свои навыки. Он заверил меня, что матч будет коротким и мне не придется много работать. Я не хотел упускать такую возможность, поэтому согласился. Отец попросил меня пока ни о чем не болтать.

Я пообщался с некоторыми парнями после шоу. Когда я вернулся домой часа в три утра, я с удивлением обнаружил Уилка, спящего в моей кровати. Он объяснил, что Джули отправилась в больницу и попросила его присмотреть за Джейд, пока я не вернусь. Ближе к вечеру на следующий день Джули все еще не родила, и я позвонил Стю, попытавшись отпроситься от поездки на шоу в Эдмонтон. Он спокойно ответил: «Тебе пригодятся лишние деньги».

Именно поэтому я узнал, что Джули родила нам сына, по таксофону на заброшенной заправке в Ред-Дир. Даллас Джеффри Харт родился 11 августа 1984 года.

Спустя примерно неделю Том и я полетели на восток и провели весь день за кулисами Hamilton Civic Center, наблюдая за тем, как рестлеры WWF снимаются в телевизионных записях. Нас попросили прибыть на арену в 11 утра, и мы узнали, что ТВ-записи проходят целый день. Нам позволили покинуть арену только после окончания последнего матча, около полуночи. WWF не снабдила нас едой, в округе не было ни одного ресторана, поэтому мы вскоре проголодались. Мимо проходили звезды рестлинга: Суперфлай Джимми Снука, Родди Пайпер, Грег Валентайн, Адриан Адонис, Тито Сантана.

Большие звуконепроницаемые панели отгораживали помещение, где рестлеры по очереди произносили свои ТВ-промо, повторяя одни и те же одноминутные речи для дюжины различных рынков, меняя лишь названия штата или города. Хотя я подтянулся в работе с микрофоном, я расстроился, услышав отшлифованные, эмоциональные интервью рестлеров WWF. Нью-Йорк был знаменит своим стилем, где действие на ринге сменялось захватывающими интервью, и на этой территории работали самые лучшие ребята в бизнесе. Я понял, что с микрофоном у меня будут неприятности. Это будет пан или пропал.

Джей Стронгбоу, также известный как Вождь, подошел к нам, держа руки за спиной и выпятив нижнюю губу, чтобы обсудить наш предстоящий командный матч на ТВ. Вождь был крепким итальянцем, чей возраст давно перевалил за 50, он получил большую славу, отыгрывая образ американского индейца. Теперь вождь работал агентом, этаким бригадиром, который доносил приказания босса до простых работников. Я выдохнул с облегчением, когда он сообщил мне, что я не буду больше выступать, как Бадди «Сердцеед» Харт; я снова буду Бретом Хартом.

По тому как Вождь измерил взглядом Тома, стало ясно, что репутация Тома шла впереди него. Он предложил Тому самому выбрать концовку боя, однако командный матч с учетом выходов к рингу должен занять меньше четырех минут.

Винс МакМэн, которого Вождь называл Императором, помахал Тому и мне. Винс был ростом под два метра с зачесанными назад волосами, он был одет в белые кроссовки и красный пиджак с подложенными плечами; по мне так Император больше походил на кассира из фаст-фуда. Огромные мужчины, накачанные и загорелые, проходили мимо него, пытаясь привлечь его внимание. Мне пришлось смириться с неоспоримой правдой – этот человек способен изменить мою жизнь навсегда, к лучшему или к худшему.

Том, никогда не отличавшийся разговорчивостью, просто рявкнул что-то неразборчивое в ответ на комплимент Винса о его теле. Потом, посмотрев на меня, Винс сухо заметил: «Мне нравятся рестлеры, которые много времени проводят в спортзале. Жду, не дождусь вашего матча». Я надеялся, что он был в курсе моей травмы колена. Вождь отозвал его в сторонку.

Мой первый матч в WWF обернулся полнейшим провалом. Я не привык уничтожать джоббера в таком коротком матче. Я «заржавел» без должной практики, а когда я бросил джоббера на мат, мое колено снова дало знать о себе. Том, уже забравшийся на стойку ринга, застонал, потому что я бросил джоббера не в том направлении. Мне пришлось вернуться на ринг и развернуть его на 180 градусов. Том закатил глаза и нахмурился, а потом исполнил свой фирменный полёт со стойки.

Матч был ужасен. И я знал это.

Винс встретил нас за кулисами. Он даже не посмотрел на меня, но сказал: «Отличная работа, Динамит!»

ТВ-записи WWF продолжались два дня, за которые были записаны ТВ-шоу на следующие три уикенда. В Паукипси, Нью-Йорк, Халк Хоган и Дэвид Шульц поприветствовали Тома и меня широкими улыбками. Они оказались лучшими друзьями, подкалывали друг друга и боролись в шутку. Том и я наблюдали, как их шуточный спор перерос в полноценную драку, а Шульц оказался заперт в удушающий захват. Спустя минут 45 они перевернули всю мебель в комнате, у каждого были содраны локти и колени, когда Хоган заставил задыхающегося Шульца сдаться. В этот момент и закончилась эта замечательная дружба.

Я выступил в еще одном 4-минутном матче, на этот раз одиночном, и неплохо показал себя, проведя в конце идеальный пайлдрайвер. Но когда я вернулся за кулисы, меня встретил разозленный взгляд Вождя, который сказал: «Это коронный Орндорффа! Больше не используй его!»

Вечером мне и Тому выплатили по 50 долларов США. За день до этого мы получили по 75 канадских долларов. Даже самые крупные звезды получали такую символичную сумму за участие в ТВ-записях, поскольку WWF считала, что они должны быть благодарны за саму возможность выступления на национальном телевидении. Динамит проворчал, что он не собирается летать так далеко ради полусотни баксов. Он сказал Стю, чтобы тот послал WWF, куда подальше. WWF была ему не нужна; у него и Дэйви была Япония.

Воскресным вечером долгих августовских выходных я склонился над колыбелью Далласа. У него были большие красивые глаза, ни единого волоска на голове, у него были губки Джули. Но между мной и Джули все по-прежнему было плохо.

Мое правое колено не смогло бы выдержать японских нагрузок. Я понял, что если хочу прокормить семью, я должен поправиться и поскорее: я должен был принять стероиды. Это было одно из самых трудных решений в моей жизни. Я позвонил Тому, и через несколько минут он появился у меня дома с двумя полными шприцами. Позже той ночью я трясся от жара и ежеминутно бегал в туалет, меня мучила рвота и понос. Оказалось, Том достал препараты у ветеринара, и они предназначались для лошадей. Тому тоже стало плохо.

Дэйви, арестованный за нападение на того копа из Калгари, опасаясь возможности быть депортированным из страны, объявил, что он и Диана поженятся в октябре. В то время еще никто не знал, какое важную проблему решает мой отец – продавать или не продавать. В пятницу, 6 сентября, он обмолвился, что продал территорию Винсу и это будет последняя запись ТВ-шоу Stampede Wrestling.

Брюс был вне себя. Его обида и страх переросли в ярость, и он отказался работать. Он даже пытался подговорить ребят устроить бойкот шоу. Считалось, что Стю продал Stampede Wrestling, поддавшись уговорам моей матери, чтобы обеспечить им достойную старость; но он мне говорил не раз в последующие годы, что главной причиной продажи территории было его недовольство тем, как ей управлял Брюс.

После последней ТВ-записи мы отправились в недельный тур, заканчивавшийся 15 сентября 1984 года в Edmonton Fieldhouse матчем в стальной клетке. Большинство парней заливали свой страх и неопределенность будущего огромными дозами пива.

И вот я карабкаюсь по клетке с очень длинным и глубоким порезом на лбу. Я был одновременно зол, доволен и огорчен, что все закончилось. Я выступал в команде с нетрезвым Динамитом против «Скверного» Рона Старра и Бэд Ньюса. Только Ньюс не пустил себе кровь.

Скверный Рон со своими рыжими волосами, прической в стиле афро и южным акцентом, был противен настолько, насколько может быть противен рестлер. Когда фанаты плевали в него, он мог поймать плевок ртом, проглотить и улыбнуться. Я с удовольствием проводил удары в лицо Скверного Рона. Динамит отбился от Бэд Ньюса, и вместе мы перелезли через верхний край клетки и соскользнули вниз, а руки хилов лишь поймали воздух. Мы видели лица фанатов, которые так давно наблюдали за нами. Находясь на полпути вниз, мы спрыгнули с клетки под одобрительные крики фанатов, в которых отчетливо слышалась горечь.

В оцепенении я зашел в раздевалку. Я попрощался с Карлом Моффатом, японцами и Кубинцем. Многие парни Стю умели работать, но, поскольку именно МакМэн унаследовал территорию, стало ясно, что здесь скоро наступит эпоха стероидных качков.

Хотя я не питал особых иллюзий о моем будущем в WWF, по крайней мере, у меня была работа. И я переживал за будущее этих парней.

Хито. Для него все закончилось, и он знал об этом. Но он улыбался, как старый котяра, и я понял, что у него еще осталось несколько жизней; он где-нибудь приземлится на лапы.

Росс. Уэйн. Никаких перспектив.

Но кроме Брюса, никто не высказывал негодование. Да и как можно? Стю терял деньги уже очень долго, но продолжал платить по счетам, и ребята это знали.

Когда фанаты, поддерживавшие территорию Калгари в горе и радости с 1948 года, включили телевизор на следующей неделе, они увидели шоу МакМэна, а наше шоу просто исчезло из эфира.

Наша самобытность была потеряна навсегда.

Я испытывал смешанные чувства. Я не стану скучать по бесконечной ленте дороги, плохой погоде, физической боли и одиночестве, но я никогда не забуду парней, зрителей и разные города. Когда фургон мчался обратно в Калгари, Джей Ар и парни в последний раз в унисон спели «Hang down your head, Tom Dooley, hang down your head and cry. Hang down your head, Tom Dooley, poor boy you’re bound to die».

Я не знал, было ли это начало конца или просто конец первой главы моей жизни.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100