[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 31: Сегодня Fozzy Геи

По небольшой неточности на прошлой неделе была опубликована 32я глава. Восполняем пробел, глава №31!

Тур в поддержку Happenstance официально закончился на шоу Говарда Стерна в 2003. Тогда же нами было решено распрощаться с гиммиком Fozzy. Мы с Ричем понимали, что пришло время двигаться вперед и делать это в качестве самостоятельной группы, благо Happenstance можно было смело считать позитивным опытом. Псевдонимы, история, парики – все это кануло в лету. Мы начали искать новое название для группы и в возможных вариантах оказались: «Walls Of Jericho», «Jericho Siren», «Kajagoogootwo» и еще парочка из разряда «очень крутое и серьезное название для группы». В процессе творческого штурма, мы, вдруг, осознали насколько по-идиотски звучат названия таких популярных рок-команд, как, к примеру, Limp Bizkit (размякшее печение), the Red Hot Chili Peppers (красные острые перцы чили), Korn (искаж. corn – кукуруза), Toad The Wet Sprocket (непереводимая игра слов), Hoobastank (аналогично предыдущему), The Queens of The Stone Age (королевы каменного века), Pink Floyd (составлено из имен двух блюзовых музыкантов), Kiss (поцелуй), Helloween (Хэллоуин) – и худшее из всех, конечно, Def Leppard (искаж. Deaf Leopard – глухой леопард) (вы только вдумайтесь в это название)). Казалось бы – полный абсурд, и, тем не менее, эти названия, с течением времени, приобрели культовый статус. Рич и я решили, что годы кропотливой работы под именем Fozzy не стоят того, чтобы начинать все с чистого листа, и поэтому старое название решено было оставить.

Мы понимали, что следующим шагом должна стать работа над новым альбомом, который полностью будет состоять из наших собственных песен. Задача была не из легких, но у нас не было выбора. За нами пристально следили отовсюду, и единственным выходом виделась лишь 100% успешная пластинка. Каждый трек должен чем-то, но цеплять – мы не могли позволить себе проходного материала. С этой установкой Дюк отправился на кузню и выковал там несколько шедевров. Он написал всю музыку, а я вместе с Эдом Эборном, нашим другом и по совместительству – таймкипером Fozzy, взял на себя тексты. Когда все было готово, мы арендовали помещение в Treesound Studios, в Атланте и взяли на вооружение ту самую звуковую плату, что использовали Police и Rush для работы над Synchronicity и Moving Pictures соответственно. Студия была, что надо и определенно предназначалась для крупных рыб музыкальной индустрии, в стаю которых мы осмелились вклиниться.

Мы решили пригласить нескольких наших друзей для участия в записи пластинки, так как полагали, что этот пойдет ей только на пользу. Первым, кому я позвонил, был Зак. Он являлся не только моим близким другом, но, и большим фанатом таланта Рича Уорда. Зак был благодарен Ричу и Stuck Mojo за то, что они помогли ему вернуться в мир хэви – музыки после работы над сольным акустическим альбомом «Book of Shadows». Специально для нашей пластинки он записал чумовое соло, украсившее в последствие трек «Wanderlust».

Наш продюсер был другом гитариста Megadeath Марти Фридмена и тот согласился забацать не менее чумовое соло для «Born of Anger». Я познакомился с гитаристом Майком Тремонти несколькими годами ранее, в Тампе, во время его тура с Creed, и был приятно удивлен, когда оказалось, что он – фанат Fozzy. Он предложил записать соло для нашего следующего альбома, но в типичной, свойственной лишь Джерико, манере, я потерял его номер и с тех пор с ним не встречался. Однако, когда я узнал, что Alter Bridge (Тремонти так же является гитаристом Alter Bridge – прим.перев.) записывают свой новый альбом в том же здании, что и мы, я тут же спустился вниз по лестнице и постучал в дверь их студии. Увидев его, я протянул ему кассету, с записанной на ней «The Way I Am».

— Напишешь для нее соляк? Это твой шанс!

Майлз Кеннеди, вокалист Alter Bridge (сейчас выступает вместе со Слэшем (экс-гитарист культовой амер. рок-группы Guns`n`Roses – прим.перев.)) записал бэк-вокал для этой композиции и, внезапно, новый альбом Fozzy приобрел совершенно иное звучание. Любая группа мечтает о том, чтобы в записи их альбома приняли участие такие таланты, как Уайлд, Тремонти, Фридмен и Кеннеди. Нам же мечтать не пришлось.

Было фрутово осознавать то, что мы записывались в той же студии, что и парни из Alter Bridge, но еще более фрутово стало тогда, когда мы узнали об еще одном нашем именитом соседе. Этот человек входит в десятку величайших рок-звезд современности. Речь, конечно же, о «мистере Рике Суэйве» – Джерардо. (латиноамериканский рэпер, чья популярность пришлась на 90-е годы – прим.перев.)

Шутка. Это был Элтон Джон. Он записывал свой альбом «Peachtree Road» в самой большой студии комплекса и, когда у мистера Джона выдался свободный денек, мы решили выбраться на разведку. В его дорогостоящих апартаментах, в которые так же входила кухня, повсюду стояли свежие цветы. Еще там были, так называемые «подвижные» видеоигры, а так же богатейшая библиотека книг и DVD. Разглядывая все эти дорогие гитары, доски, на которых Элтон делал наброски новых песен и записывал свежие изменения в своем плотном графике, я поймал себя на мысли, что мне еще очень, очень много нужно работать. Окончательно же добило меня знакомство со знаменитым красным роялем Элтона: в тот миг я почувствовал себя мусульманином, что достиг Мекки.

Мы с Ричем поставили себе цель — во что бы то ни стало встретиться с Элтоном лично. Потратив несколько дней наблюдения впустую, мы уже было отчаялись, как, однажды, во время прослушивания одного из моих вокальных эпосов, нами был замечен блестящий черный внедорожник, что подъезжал к комплексу. Когда дверь машины распахнулась, нашему взору предстала огромная человеческая масса, что оказалась водителем данного средства передвижения. Водитель открыл еще одну дверь – и мы увидели Элтона – невысокого, упитанного господина в черном спортивном костюме.

Я вскрикнул и тут же устремился вниз по лестнице, перебирая своими коротенькими ножками так быстро, как мог. Treesound – большой комплекс и, там, довольно легко заблудиться: по этой самой причине, я пару раз повернул не туда. Наконец, я оказался там, где мне было нужно, и поспешил по направлению к неумолимо – закрывавшейся двери, что вела в обитель Большого Парня. Я поинтересовался у местного клерка, нельзя ли мне «только просунуть туда голову и поздороваться».

— Извините, но это закрытая сессия. Вход воспрещен.

Закрытая сессия? Кем Элтон себя возомнил?

Я предпринял несколько отчаянных попыток уговорить клерка, но он был непоколебим, и, поэтому, мне не оставалось ничего другого, кроме как отправиться, обратно к себе в студию.

Внезапно дверь открылась и на пороге возникла гигантская фигура водителя Элтона. Клерк, в тот момент, куда-то исчез, и я остался один на один с Кракеном.

— Прощу прощения, вы не знаете адрес этой студии? – обратился он ко мне голосом C3PO из «Звездных Воин».
— Нет, мужик. Я тут просто записываюсь наверху. А в чем дело?
— Вот незадача. Дело в том, что вот-вот должен подъехать парикмахер Элтона и ему надо сообщить наш точный адрес.
— Парикмахера? У Элтона сегодня съемки?
— Нет, нет. Просто Элтон любит работать, когда его волосы ухожены.

Сэру Элтон Джону были необходимы услуги парикмахера для того, чтобы записать альбом? Вот это действительно рок’н’ролльно. Я тут же помчался в ванную, чтобы причесать свои локоны – это все, что я мог сделать.

Мы так и не встретились с Элтоном, но тот факт, что мы записывались в том же здании, что и Капитан Фантастика, приятно грел наши сердца. Для нас это был знак: пора было прощаться со ставшей нам уже родной, дорогой из желтого кирпича. Безумцев ожидало опасное, но увлекательное путешествие на ту сторону реки («Безумец на той стороне реки» — четвертый студийный альбом Элтона Джона – прим.перев.).

Черт, это уже слишком, да?

Не судите строго, я всего лишь писатель.

Прилично намучившись с рекорд-лейблами, начиная от «Megaforce» и заканчивая «Palm», мы все еще оставались им должны, несмотря на то, что две наши пластинки продались хорошим тиражом и более чем возместили затраты на их производство. Я был по горло сыт всем этим и поэтому решил взять все в свои руки. Наш третий студийный альбом «All That Remains» увидел свет в январе 2005 года на лейбле «Ash Records».

Еще одна горькая правда музыкального бизнеса заключалась в том, что, для того, чтобы группа нашего калибра смогла выступить на сцене такого города, как Нью-Йорк или Лос-Анджелес нам необходимо было бы заплатить приличную сумму. В связи с этим мы решили сконцентрироваться на выступлениях в менее раскрученных (бесплатных) клубах, каких было достаточно в Гранд-Рапидс, Альбукерке и Де-Мойне. И мы не прогадали. Наша композиция «Enemy» стала хитом; ее крутили почти на восьмидесяти различных радиостанциях, базировавшихся на территории США.

Следующим шагом стала съемка видеоклипа. Клип на «Enemy» мы сняли на крыше одного из государственных зданий в Сан-Диего. По сюжету, парень с одной ногой карабкается по лестнице на крышу и затем с нее падает. Трагичная история.

Возможно из-за того, что в «Enemy» фигурирует одноногий суицидник, MTV запретили наш клип к показу, после дебюта в рамках «Headbangers Ball». Быть запрещенным (как первоначальная обложка «Yesterday and Today» (двенадцатый студийный альбом The Beatles – прим.перев.)) это настолько же рок`н`ролльно, насколько и бессмысленно. В то время MTV вовсю крутили клип Jay-Z на «99 problems» (в котором на его жизнь совершается покушение). Стрельба из крупнокалиберного оружия и кровь, брызжущая в экран – это, конечно, детские шалости по сравнению с одноногим бедолагой, кончающим жизнь самоубийством.

Действительно, что такого в том, чтобы быть сексуальным?

Несмотря на запрет со стороны MTV (а, возможно, как раз благодаря ему) нас впервые пригласили выступить в Англии (Та строчка про «безумцев на той стороне реки» уже не выглядит такой иносказательной, правда?). Мы понятия не имели, что нас там ждет, однако встретили нас на «отлично». На большинстве наших шоу наблюдался аншлаг, а фанаты знали слова всех наших песен. После всех тяжб и мук, что выпали на долю Fozzy, мы, наконец, нашли свой второй дом.

Мы так же впервые путешествовали на нашем тур – автобусе: в реальности, это больше напоминало фургончик. Размером он был примерно как среднестатистическая машина на прокат с самодельными спальными койками в салоне: там едва хватало места для пятерых участников группы и двух ее техников. И все же, это был первый автобус Fozzy и мне он нравился.

Для Fozzy это были первые гастроли по Великобритании, для меня, рестлера WWE, — очередное путешествие на туманный Альбион. Я получал одинаковое удовольствие как от выступления с группой, так и от сольного перфоманса на ринге. Разница была лишь в условиях пребывания: WWE могло себе позволить пятизвездочные отели — Fozzy, за частую, спали на тонюсеньких матрасах, а душ принимали, где придется. Я работал над тем, чтобы сделать себе имя в рок-музыке, точно так же, как делал это в рестлинге (привет тебе, Харрисон!).

Fozzy побывали в Англии, Ирландии, Шотладнии и Уэльсе: всего мы выступили пять раз в рамках тура по Великобритании в поддержку «All That Remains». Мы так хорошо справились со своей работой, что удостоились приглашения выступить в Astoria, на одной из самых престижных и известных сцен в Лондоне. Там играли The Beatles. Там играла Metallica. И вот настал черед Fozzy. Я не могу описать, насколько это было фрутово.

Мы решили сотворить что-нибудь эдакое, по случаю большого вечера, и сделали мы это посредством мальчуковой версии Spice Girls, что называлась S Club. Если вы засунете в блендер Эшли Симпсон и группу 98 Degrees, приправите все это ранней Майли Сайрус и изрядным количеством девичьих слез – вы получите представление о том, что такое S Club.

Astoria, в тот вечер, была забита до отказа: около тысячи фанатов Fozzy собралось возле сцены и еще несколько сотен наблюдало за всем происходящим с верхотуры (термин использован с разрешения Rock`N`Roll Express). Шоу началось, когда свет в зале погас, кроме одного единственного прожектора, который указывал на магнитофон, что внезапно для многих, оказался на сцене. Затем на сцену выбежал наш тур – менеджер невероятный Тод и нажал на магнитофоне кнопку «play». В тот же момент наш звукорежиссер включил запись S Club. Толпа принялась свистеть и выкрикивать нелестные эпитеты в адрес того, что полилось на них со сцены. Тут на сцене появился я с бейсбольной битой в руках. Публика сразу же уловила смысл происходящего и сменила гнев на милость. Я встал позади магнитофона, окинул его пренебрежительным взглядом и медленно занес биту для удара. Затем я обрушил свою могучую ярость на несчастный бумбокс и заставил S Club навеки замолкнуть, после чего на сцене выбежали остальные участники Fozzy и мы начали наше выступление с «Nameless Faceless», что так же являлся первым треком на альбоме.

В зале присутствовали представители различных СМИ, что были готовы порвать нас на британский флаг на страницах своих печатных изданий за то, что мы осмелились играть музыку собственного сочинения. Однако, нам чертовски быстро удалось их переубедить. Они поняли, что Fozzy приехали в Лондон для того, чтобы рвать и метать, а не строить из себя тех, кем они не являются.

Сразу после окончания шоу, нам нужно было быстренько собрать свое оборудование и свалить, потому, как концертный зал начал свое неумолимое превращение в дискотечный танцпол. Когда наш автобус начал свое движение, я бросил взгляд на вывеску заведения и, прочитав то, что там было написано, тут же рассмеялся.

СЕГОДНЯ:
FOZZY
ГЕИ

Клянусь, я ничего не фотошопил…