[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 18

После небольшого чисто технического перерыва (не связанного со скоростью перевода — на данный момент к публикации готова почти вся книга) возвращаем на сайт Автобиографию Эдди Герреро

27 мая 1996 года мир рестлинга изменился навсегда. Скотт Холл перешел в WCW прямо из World Wrestling Federation. Ничего подобного не случалось раньше. Обычно новая звезда появлялась на шоу после нескольких недель или даже месяцев раскрутки. Но Холл появился словно из ниоткуда, и фанатам это понравилось!

Он перепрыгнул через ограду и принялся поливать WCW грязью, заставляя фанатов думать, что представляет компанию Винса. Потом сказал, что если Бишоффу нужна война, тот ее получит. Он также пообещал преподнести «большой сюрприз» на следующей неделе.

Холл вернулся на следующей неделе, представив Кевина Нэша зрителям WCW. Следующие месяцы два изгоя устроили ад в WCW, вмешиваясь в матчи и делая, что им вздумается.

Халк Хоган увидел в популярности изгоев возможность вдохнуть новую жизнь в своего персонажа. Он стал хилом на PPV Bash at the Beach, объединившись с Холлом и Нэшем и создав «Новый Мировой Порядок», nWo.

Этот сюжет перевернул WCW. Усиленная nWo, WCW стала доминировать в так называемой войне по понедельникам. Телевизионная аудитория расширилась, прибыль от домашних шоу выросла на 100 процентов. Впервые WCW стала казаться реальной угрозой для конкурентов.

Но за кулисами компания превращалась в круглосуточный кошмар. Зрители не понимали, что происходящее на ТВ (захват nWo контроля над продуктом), происходило и в реальной жизни.

Холл и Нэш прибыли в WCW, переполняемые гонором. WCW получила по-настоящему крутых звезд, и это была крупная сделка. Но когда они прибыли, в раздевалку словно бы подкинули двух гадюк. Раздевалка превратилась из относительно спокойного места в змеиную пещеру.

Конечно, nWo не распыляло спрей на спинах рестлеров в раздевалке — они втыкали ножи нам в спину. Они вели себя так, словно были основной причиной успеха WCW. А поскольку они были спасителями компании, то считали ее своей собственностью.

Нэш был лидером команды, без сомнений. У меня не было проблем со Скоттом Холлом. По мне, он был нормальным парнем. Конечно, он просто говорил тебе то, что ты хотел бы услышать, но я не могу сказать ничего против него, потому что он был хорошим рестлером.

Про Кевина Нэша такого не скажет никто. Учитывая сколь мало таланта в рестлинге он имел, Нэш был самым заносчивым человеком из всех, с кем я имел несчастье быть знакомым. Он просто проходил мимо и не замечал присутствия других людей, если только не считал, что сможет их как-то использовать в своих целях.

Это прозвучит жестко, но я считаю Нэша плохим человеком. Он ничего не сделал для бизнеса. Из всех людей он заботится только о себе.

Меня бесит, что Кевин Нэш разбогател благодаря этому бизнесу, но продолжает поливать дерьмом людей, которым этот бизнес дорог. С момента прибытия в WCW он и его клика считали меня и моих друзей людьми второго сорта. Нас называли ванильными карликами, что звучит просто оскорбительно.

nWo набирали популярность, и Бишофф стал общаться с кликой, большая часть которая не любила меня или мой стиль рестлинга. Эрик был честен со мной с самого начала. Он дал мне понять, какой будет моя роль в компании: исполнителя опасных трюков. Но только с приходом nWo я почувствовал себя пушечным мясом.

Бишофф перестал быть честным со мной. Во время каждого нашего разговора я чувствовал манипуляции и обман, в итоге я просто решил не разговаривать с ним. Я понял, что он погряз в дерьме, так зачем тратить на него свое время?

Я понимал, что это не личное отношение, а интересы бизнеса. Эрик находился под давлением директоров и был вынужден принимать решения, которые бы приносили высокие рейтинги. Но это все равно мне не нравилось. Парни, вроде меня, Криса, Рея Мистерио, сделали основную работу, чтобы шоу обрело популярность, а потом нас убрали на второй план. На мой взгляд, это выглядело, как если бы нас послали куда подальше. С того момента я стал бунтовать. Да пошли вы сами.

В итоге Бишофф стал жертвой своей собственной мечты. Он так хотел победить Винса, что дал Нэшу и Хогану все, включая контроль над своими персонажами. В итоге никто уже не мог управлять продуктом в целом.

nWo контролировали все происходящее вплоть до того, что стало невозможно сделать шоу, не вызвав гнев с чьей-либо стороны. Все менялось на лету, иногда сценарий утверждался за несколько минут до прямого эфира Nitro. Все время кто-то говорил: «Я не хочу это делать» или «Я не собираюсь проигрывать». И никто (а точнее, Бишофф) не желал затыкать их и приказывать делать то, что хорошо для шоу.

Каждый заботился только о своих интересах. Никто не задумывался о качестве продукта. Такого эгоизма я еще не встречал, и вскоре ситуация в WCW полностью вышла из-под контроля.

В июне я получил столь ожидаемый отпуск в WCW, отправившись в New Japan на ежегодный турнир, который стал называться «Best of the Super Juniors».

К тому времени я уже не раз выступал в турнире под именами Эдди Герреро и Черного Тигра. Для меня достаточной честью было просто удачное выступление на турнире. Я даже не задумывался о том, чтобы выиграть его.

Поэтому вы можете представить мое удивление, когда мне сказали, что я выиграю. Я не ожидал, что меня будут продвигать в Японии. Моей работой в Японии было продвигать других людей. Я свыкся с идеей, что, продвигая других рестлеров, я и сам получал некоторую популярность.

Победа в турнире Super Juniors была мощным одобрением. Как я потом слышал, идея отдать победу мне принадлежала букерам New Japan Джушину Лайшеру и Рики Чошу. Они как бы говорили: «Мы гордимся той работой, которую ты делал в нашей компании, а это наш способ отблагодарить тебя». Я всегда буду благодарен им за это.

В полуфинале я встретился с Крисом Бенуа, и мы выдали сумасшедший матч! Мы оба показали все, что умеем. Думаю, нас обоих мучила ситуация в WCW, и мы оставили все свои эмоции в ринге.

Но я собирался перебить тот матч, встретившись в финале с Джушином Лайгером. К несчастью, мне не удалось. Мы выдали неплохой матч, но не 5-звездное представление, на которое я настраивался.

Иногда так случается. У меня с Лайгером была хорошая химия, но этого не всегда хватает. Иногда это зависит от обстоятельств — в другой день, в другом городе Лайгер и я могли бы провести лучший матч в истории рестлинга.

Победа в Super Juniors была важным признанием моей работы и моего вклада в бизнес. Конечно, тогда я был слишком глуп и наивен, чтобы это оценить в полной мере. Теперь я понимаю, что это значит, но тогда я не осознавал, что это нечто особенное. Просто очередной рабочий день закончился.

Хотя я и поднялся по карьерной лестнице в Японии, на родине для меня все было по-прежнему плохо. Когда nWo захватили все аспекты WCW, я понял, что никогда не смогу пройти дальше определенной черты.

Любой, кто не был завязан в сюжет nWo, был обычным заполнителем времени на шоу. Нас рассматривали как средство убить время между основными сегментами сюжета nWo.

Я принял свою роль и пытался выжимать лучшее из предоставляемых мне возможностей. Мне предстоял матч с Риком Флэром на ежегодном PPV Hog Wild в Стурджисе, штат Северная Дакота, на которое съезжалась туча байкеров.

Шоу Road Wild было самым нелюбимым у всех рестлеров. Там было жарко, как в аду, и вдвое больше пыли. Кроме того, все зрители там были в стельку пьяные. Билеты были бесплатными, поэтому никто из рестлеров не получал проценты от посещаемости.

Мой матч с Риком не был лучшим, если не сказать хуже. Это был один из дней, когда я очень хотел выступить хорошо, но в результате ничего не получилось. Я сильно старался, но все выглядело тускло. Это похоже на эффект домино, когда все кости рушатся одна за другой.

На следующей неделе предстоял ежегодный суперкард WCW — Clash of the Champions. В тот вечер (спустя почти год после моего прибытия в WCW) я одержал победу на крупном шоу, выиграв у Даймонда Далласа Пэйджа.

У нас был фьюд в течение нескольких месяцев за перстень Battle Bowl, который он выиграл на Slamboree. Я плохо помню тот матч: когда речь заходит о Даймонде Далласе Пэйдже, у меня в памяти опускается занавес. Мы никогда не ладили. В раздевалке WCW каждый был за себя, а худшим из всех был сам Пэйдж.

Мы соперничали всю осень, хотя наш фьюд был лишь побочным сюжетом для Пэйджа, который был замешан в историю nWo. Наконец настало время для решающего матча. На Starrcade был турнир за пояс чемпиона США. Я прошел по турниру, победив Коннана и Бенуа, и вышел в финал на (угадайте, кого?) DDP.

Тот матч радикально изменил мою карьеру, пусть и необязательно в лучшую сторону. Пэйдж отличался от рестлеров, с которыми я привык работать. Он не мог просто импровизировать на ринге, ему надо было прописать и запомнить каждый прием. За неделю до Starrcade, в канун Рождества, он позвонил домой моей маме и мы просидели час на телефоне, обсуждая чертов матч.

В конце разговора он сказал:

— Скотт Холл и Кевин Нэш выйдут к рингу. Холл выкинет тебя с ринга, и они проведут на мне свои коронные приемы. Пока я буду в отключке, ты проведешь прыжок лягушки и выиграешь пояс.

Я не знал, что ответить. Я понимал, что это не лучший исход для меня. Я был фейсом, а такая победа и выигрыш титула выставят меня в дерьмовом свете.

Естественно, после матча люди освистали меня. Это убило мой персонаж и остановило пусть небольшой разгон, который я набрал за год. С другой стороны, Пэйдж получил невероятную поддержку.

В тот момент я окончательно понял, как мало обо мне заботились в WCW. То, что случилось со мной, не имело значения. Это был лишь очередной шажок в большом сюжете.

Хуже того, участник nWo Сикс (более известный поклонникам WWE, как Х-Пак) выбежал после гонга и украл мой пояс чемпиона США, подготовив следующий сюжет.

Мы с Паком всегда ладили. Мы вместе летали на Super Juniors, перед тем как начали работать у Винса. Все подкалывали его, потому что он был самым младшим. Я никогда не любил приколов, поэтому мы стали много общаться и подружились. Между нами есть определенная связь. Мы прошли через одинаковые проблемы.

Наш фьюд закончился быстро — матчем с лестницами на следующем PPV nWo Souled Out. Попросту говоря, матч провалился.

Есть одна особенность матчей с лестницами (да и хардкорных матчей вообще): им можно научиться, только проведя как можно больше таких матчей. Матчи с лестницами особенно сложные. Они более опасны, чем другие матчи, потому что в них невозможно работать. Приходится просто терпеть. Невозможно никак смягчить удар стальной лестницы или уменьшить боль от падения с ее вершины. Когда ты готовишь бамп с лестницы, ты думаешь только одно: «Ого, да тут очень высоко».

Ни Пак, ни я не провели до этого ни одного матча с лестницами. Мы оба не знали, что делать на ринге. У нас не было времени обсудить матч, и, когда мы вышли на ринг, полагаю, мы оба поняли, что попали в неприятности.

После матча мы чувствовали себя отвратительно. Мы старались, как могли, но это был не наш вечер.

Впервые в жизни я ненавидел свою работу. Закулисные интриги убили во мне все удовольствие от любимого дела. Это отразилось на моем поведении.

Я стал больше пить и сильнее веселиться. Из-за всего, что я был вынужден пережить, я сорвался. Конечно, теперь я понимаю, что это лишь оправдание — в итоге все возвращается, как бумеранг. Это были мои решения. Я не могу винить ситуацию за свои поступки. Я уже шел по той дорожке.

Вечеринки были неотъемлемой частью жизни WCW. Там царила культура, которая полностью оправдывала пьянство. В общем-то, это стало одной из причин развала WCW. Дошло до того, что некоторые рестлеры пили прямо перед шоу и выходили на ринг уже под нагрузкой. Но я так не делал, я был профессионалом в отношении шоу. Когда шоу заканчивалось, это уже другая история.

Чем больше я разочаровывался в своей ситуации, тем больше замыкался в себе. Я старался не высказывать свое мнение. Я не собирался притягивать к себе лишнее внимание. Паранойя распространилась по WCW: все боялись сболтнуть лишнего, похоронить свою карьеру и потерять место в компании.

Наконец я обратился к Кевину Салливану: «Просто сделайте меня хилом, — сказал я. – Пожалуйста!»

Мне сказали, что время еще не пришло, мой терн состоится в нужный момент. Тем временем, я должен был проиграть пояс чемпиона США Дину Маленко в матче без дисквалификаций на Uncensored.

Это оказалось удачным решением. Изначально предполагалось, что в концовке Дин будет стоять за рингом. Я прыгну со стойки ринга, но он увернется, и я врежусь в ограждение. Проблема была в том, что в школе Дин попал в аварию и с тех пор не мог наклонять голову вперед из-за поврежденной шеи.

Когда я прыгнул, Дин постарался пригнуть голову, но у него не получилось сделать это достаточно низко. Я же не поднял руки достаточно высоко, поэтому я врезался левым плечом в его макушку. Врезавшись в ограждение, я порвал левую грудную мышцу. Просматривая потом запись матча, я отчетливо видел, как мышца рвется. Под моей кожей образуется небольшая складка, а потом можно видеть деформацию.

Боль была нестерпимой, но мы продолжили матч. В ходе матча мы обменялись чужими коронными: он провел прыжок лягушки, а я поймал его в техасский клевер. Во время болевого я едва держал захват. Я не мог держать его ноги. Тогда я понял, что что-то не так. Нам удалось закончить матч: вмешался Syxx, а Дин ударил меня видеокамерой и одержал победу.

После гонга я сразу пошел за кулисы и нашел врача.

— Ничего страшного, — сказал он.
— Ничего страшного? – закричал я. – Посмотри сюда, идиот! Ты не видишь, что у меня половина груди всмятку?

Мою грудную мышцу стянуло узлом. Грудь похожа на резиновую ленту: когда она рвется, то вгибается в тело. Можно видеть повреждение невооруженным глазом.

Мышцу так и не восстановили. Обычно проводят операцию, но рестлер — необычная профессия. Врач сказал мне, что продолжив выступать, я, скорее всего, заработаю рецидив. К счастью для себя, я вернул 99 процентов активности мышцы без хирургического вмешательства, так что не стоило и беспокоиться.

Плохая новость состояла в том, что мне предстояло пропустить некоторое время.