[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 34

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Александр Суменко

Я не мог застрять глубже в этом болоте. Я потерял все: семью, работу, деньги, достоинство. Единственным позитивным моментом было то, что я завязал с выпивкой.

В каком-то смысле увольнение стало моим освобождением. Теперь я мог не волноваться постоянно о работе! С другой стороны, работа в WWE была моим единственным источником дохода. Без рестлинга я не смог бы зарабатывать на жизнь.

Я испугался от непонимания, как теперь обеспечивать детей. Боб говорил со мной, помогая оставаться трезвым:

— Знаешь, Эдди, — сказал Боб. – У Бога нет внуков. Мы все Его дети. И твои дети являются Его детьми, как и ты. Так или иначе, Бог поддержит твоих детей через тебя, или Викки, или других членов семьи. Возможно, через другого мужчину.

Последние слова задели меня:

— Ни за что, — возразил я. – Только я должен кормить своих детей.
— Ну, чтобы помогать детям, — ответил Боб, — ты должен сначала помочь себе.

Слова Боба помогли мне сфокусироваться, исправить свою жизнь, сделать правильные вещи для детей. Он показал мне, к чему надо стремиться.

Слухи о моей ситуации распространились внутри индустрии. Очень скоро я начал получать звонки от независимых промоутеров с предложениями о работе. Не думаю, что их заботила моя физическая форма. Мое имя было знакомо со времен WWE, а этого было достаточно, чтобы привлечь дополнительных зрителей на шоу.

Первым ко мне обратился промоутер Джек Сэббот из нью-йоркского Impact Championship Wrestling. Он предложил оплатить мой билет в Нью-Йорк на арену Elks Lodge в Квинсе, старый дом ECW.

Это был смиряющий опыт. Я должен был разобраться в себе и понять, чего хочу. Хотел ли я продолжать заниматься рестлингом? Я так полагал, но узнать наверняка можно было, только попробовав. Лучшим способом доказать себе, что мне это еще нравится, было вернуться в независимые компании.

Работать в них непросто. Ты работаешь не перед 20 000, а перед 200–300 зрителями. Для того чтобы жертвовать своим здоровьем для такого небольшого числа людей, надо поистине любить свое ремесло.

Я сильно нервничал, прибыв в Elks Lodge, но другие рестлеры помогли мне почувствовать себя спокойней. Они вели себя очень уважительно, подходили и признавались, что частично их желание стать рестлерами было обусловлено моей работой.

Джек Сэббот пожал мне руку и сказал, что я буду участвовать в матче за пояс чемпиона ICW против впечатляющего молодого рестлера по имени Лоу Ки.

— Ты не будешь возражать против ничьи? – спросил он. Но у меня было другое мнение:
— А почему бы мне не проиграть ему?

Челюсть Джека упала.

— Просто дай мне достаточно времени, — добавил я, — и позволь самому контролировать матч.
— Это будет круто, — сказал он с выражением ребенка, попавшего в кондитерскую.

Потом он рассказал об этом Лоу Ки. Клянусь, у обоих парней глаза горели от предвкушения.

По сути, я знал, что придется поработать в независимых организациях какое-то время. Большинство парней после WWE, WCW или ECW приходили в инди с мыслями: «Не, я не могу джоббить вам, парни. Я был большой звездой». Я же всегда считал, что можно проиграть кому-то, подняв при этом и себя, если все сделать правильно.

Когда я вышел к рингу, зал взорвался. Зрители ICW не были среднестатистическими поклонниками рестлинга. Это были прожженные фанаты, которые читают интернет, обмениваются кассетами и искренне поддерживают инди. Они точно знали, что происходило в моей жизни в последние несколько месяцев, и все равно встретили мой выход стоячими овациями. Они ценили мой талант и то, что я умею в ринге. Я чувствовал невероятную поддержку.

Стоя там и впитывая их любовь, я подумал: «Может, я еще хочу это делать. Думаю, я хочу быть рестлером».

Я отправился в инди в поисках сердца. Потеряв работу в WWE, я задавался вопросом, что хочу от жизни. Я так долго терпел боль, что должен был разобраться, сможет ли рестлинг приносить мне счастье.

В голове проносилось множество вопросов: Это все? Так закончится моя карьера? Буду ли я работать в инди с мыслью вернуться в WWE или приму этот жизненный зигзаг и стану выкладываться по полной здесь и сейчас? Стоит ли мне отказаться от рестлинга и искать новый жизненный путь? И если я выберу новый путь, как я буду зарабатывать себе и детям на кусок хлеба? Голова раскалывалась от всех этих вопросов, на которые я не знал ответов.

Проигрыш Лоу Ки открыл для меня дорогу. Очень скоро едва ли не каждый независимый промоутер в стране набрал мой номер. Они хотели, чтобы Эдди Герреро проиграл их парням, и я был не против. Если они удовлетворят моим требованиям и заплатят, сколько попрошу. Раз уж я работал в инди, нужно было делать это с умом.

В одном из первых матчей в инди я выступал на глазах у 25 человек в школьном спортзале. Матч был полным дерьмом, и, вернувшись за кулисы, я был вне себя! Я был настолько зол, что начал разбрасывать стулья по раздевалке и материться. Потом я подумал: «Эй, да кому какая разница? Там было только 25 человек. Кому до этого есть дело?»

И тут меня ударило. Кому есть дело? Мне есть дело! Мне плевать, 25 человек в зрительном зале или 25 тысяч, я хочу показывать лучший матч каждый раз.

Тогда я понял, что страсть к рестлингу во мне еще не угасла. Что я еще хочу это. С того момента у меня была одна цель: быть лучшим рестлером. «Ладно, Эдди, — подумал я. – Теперь начинается работа».

В следующие несколько недель я лез из кожи вон, чтобы привести себя в лучшую форму. Денег было немного, поэтому пришлось следить за питанием. Тунец, рисовые хлебцы, овсянка — вот и вся моя еда. Кроме того, в отсутствии Викки мне приходилось готовить самому. Баночка тунца, обезжиренный майонез, парочка рисовых хлебцов — вот и готов обед. Почти без жира и море протеина.

Такой рацион помог мне согнать вес, набранный в клинике. Там я впервые с самого детства жил, не тренируясь, поэтому, выйдя из клиники, я был чуть тяжелее, чем надо было.

Поскольку я работал лишь пару раз за неделю, у меня неожиданно оказалось много свободного времени. Мой друг Стив Кейрн открывал для меня свой зал, Steve Keirn’s School of Hard Knocks. Там я качался, а потом выходил на ринг с теми, кто был рядом. Там тренировались хорошие рестлеры, вроде Лекса Ловетта и Стива Мэдисона. Я тренировался с молодым исполнителем Кидом Ромео; мой друг Брайан Адамс заглядывал и боролся со мной. Все эти люди открывали для меня свои сердца. Они озарили мою жизнь.

Забираясь на ринг, я не сходил с него часами. Я постоянно тренировал матчи по правилу «Железный человек», боролся без остановки, пока уже не мог продолжать. С такой подготовкой я никогда бы не устал в обычном матче. Также я начал изучать стиль моего любимого рестлера, Криса Бенуа. Я хотел научиться у него, захватить его интенсивность и перенести ее на свой стиль.

Я был, как Рокки Бальбоа. У меня был глаз тигра! Я стал полностью сосредоточен: на Библии, на трезвости и на приведении себя в наилучшее состояние. Я тренировался утром, потом шел на собрание анонимных алкоголиков, затем обедал дома тунцом и рисовыми хлебцами, потом шел на другое собрание, а поздно вечером возвращался на ринг.

В те дни я стал свидетелем бесконечной доброты. Многие люди оказывали мне невероятную поддержку, и я буду им вечно благодарен за это. Отличный пример случился после пары матчей в компании со Среднего Запада, Independent Wrestling Association Mid-South. Сначала у меня был отличный трехсторонний матч против СМ Панка и Рея Мистерио в Индианаполисе. В тот вечер я стал мировым чемпионом в тяжелом весе IWA Mid-South, а на следующий день проиграл титул СМ Панку. Он был главной звездой IWA, поэтому я без сомнений поднял его.

После того матча я застрял в Чикаго. До вылета домой оставалось 8 часов, а все отели были забиты битком. СМ Панк открыл для меня двери своего дома, пригласив скоротать время в квартире, которую он делил с коллегой Эйсом Стилом. Мы посидели в их квартире, разговаривая о рестлинге и жизни, а потом они подбросили меня до аэропорта. Их гостеприимство было безумно приятно для меня. Им было плевать на мои прошлые ошибки. Они приняли меня в своем доме, как коллегу, часть рестлинг-семьи.

На независимой сцене работают потрясающие таланты, впечатляющие рестлеры, у которых нет возможности попадаться на глаза большинству фанатов. Я был впечатлен некоторыми молодыми исполнителями, вроде Лоу Ки, Криса Дэниелса и СМ Панка. Эти парни столь талантливы, такие феноменальные атлеты. Я был впечатлен их арсеналом и любовью к бизнесу.

Одним из лучших воспоминаний об инди является работа со многими молодыми рестлерами латиноамериканского происхождения, например: Ксавье, Эмэйзинг Ред, команда SAT (Джоэль и Хосе Максимо). У меня наладилась отличная связь с этими парнями. До сих пор они звонят мне, чтобы поговорить о рестлинге или о Боге.

Через какое-то время, когда я уже вернулся в WWE, Ксавье прислал мне трогательное письмо, в котором писал, что мой пример преодоления проблем помог ему в тяжелое время его жизни. Он также подарил мне христианскую книгу, повлиявшую на мое мировоззрение — «Целеустремленная жизнь» Рика Уоррена. Книга учит, зачем мы были созданы, для чего мы здесь находимся. Она учит выбираться из своего панциря и помогать другим. Тот факт, что Ксавье прислал мне эту книгу, сильно тронул меня.

Работа в инди была благословением. Она напомнила мне, что я еще многое должен доказать. Что более важно, это позволило мне смирить гордость и вернуть что-то бизнесу, который я так люблю и который кормил меня с самого рождения.

В марте со мной связался мой дорогой друг Черный Кот. Он все еще работал в New Japan и хотел узнать, не собираюсь ли я поработать там. Он знал, что благодаря истории моей работы в компании, а также благодаря моим успехам в Штатах, я смогу приносить хорошую прибыль.

Я уже был готов отправиться в Японию, когда мне позвонил Джон Лауринайтис. Мы поддерживали связь в те месяцы, что я провел вне компании, и Джон все время поддерживал меня.

— Я слышал, ты собираешься в New Japan, — сказал Джонни. – Сделай одолжение, не подписывай пока ничего.
— Почему? – спросил я.
— Мы подумываем вернуть тебя в строй, — ответил он.
— Что значит «подумываем»?
— Слушай, просто ничего не подписывай, — заключил Джонни. – Дай нам возможность переговорить с тобой, когда вернешься.

Я был потрясен. В мире рестлинга не бывает событий, о которых не знают в WWE. Наверное, они услышали, что я имею успех на независимой сцене. Уверен, они узнали, что я завязал с выпивкой, иначе мне никогда бы не дали второго шанса.

Но в глубине души я не был уверен, настала ли пора возвращаться в WWE. Я думал, что должен поработать в независимых компаниях еще год, чтобы привыкнуть к трезвому образу жизни. Конечно, я хотел вернуться, просто сомневался, готов ли я к этому. В конце концов, по-честному я не пил всего 6 месяцев.

Эти мысли крутились в моей голове во время всего японского тура. Я выступал в 11-дневном турнире Hyper Battle 2002. Я был частью команды 2000 с Коджи Канемото, Джадо, Гедо и новым Черным Тигром против команды New Japan, состоящей из Джушина «Грома» Лайгера, Эль Самурая, Минору Танаки, Масаюки Нарусе и Масахиро Какихары.

Эта поездка в Японию отличалась от предыдущих моих путешествий. Раньше в Японии я участвовал в самых жестких вечеринках в жизни. Теперь я вел трезвый образ жизни, держался особняком и читал Библию.

По большей части тур стал для меня успешным. Я смог отточить то, над чем работал в инди: навыки рестлинга и физическую подготовку. Я словно заправился новым бензином. Если я хотел вернуться в WWE, то должен был снова стать Черным Тигром.

Все же я не был полностью счастлив в Японии. Последние дни в туре помогли мне принять решение о возвращении в WWE. До сих пор я считаю, что в те два дня был наиболее близок к рецидиву. Мне просто было очень плохо в такой дали от дома. Стены номера как будто сжимались, и я чувствовал сильнейшие стресс и тревогу. Слава Богу, рядом был Черный Кот. Он помог мне своими разговорами и зарядил положительным настроем.

Я вернулся домой с готовым решением. Я взвесил все за и против возвращения в WWE, и хорошие моменты легко перевесили весь негатив. Я позвонил Джонни Эйсу и запустил процесс. «Вот какое дело, — сказал он. – Мы готовы начать с чистого листа и дать тебе еще один шанс».

Он объяснил, что мне не предложат тот же контракт, что и раньше. Вместо этого я получу стандартный контракт начинающего рестлера. Я согласился с этим, не видя проблем в том, чтобы вернуться и начать все с нуля. Я понимал, что должен доказать свои способности.

Осталась одна маленькая проблема. В моем графике еще осталось несколько инди-шоу. J.R. отлично на это отреагировал:

— Не волнуйся об этом, — сказал он. – Сдержи свое слово, покончи с другими обязательствами, и тогда мы вернем тебя на шоу.

Мое последнее шоу в инди перед возвращением в WWE было шоу Ring of Honor на бывшей арене ECW в Филадельфии. Это был особенный вечер, который с легкостью можно назвать одним из лучших моментов в моей карьере.

Зрители неистовствовали с самого начала матча, в котором я и Эмэйзинг Ред выступали против SAT. Клянусь, овации начались при представлении Реда и не умолкали весь матч.

После матча весь состав ROH вышел из раздевалки и хлопал, поздравлял меня, желая всего наилучшего. И хотя Ред и я победили, братья Максимо взяли микрофон, чтобы признаться в любви и уважении ко мне.

Это был невероятно трогательный момент. Фанаты простояли на ногах все время, крича: «Спасибо, Эдди!» и «Мы будем скучать!» Это было противоположно старому отношению фанатов ECW: «Ты продался!» В этот раз зрители были рады за меня, за мое возвращение в WWE.

Я взял микрофон и признался всем, как много для меня значит такая поддержка.

— У меня всегда будут братья и сестры, — говорил я, — но вы моя другая семья — рестлеры и фанаты.

Пути Господни неисповедимы. На арене ECW в Филадельфии я начал свою карьеру в Соединенных Штатах, и здесь я ее возродил. Стоя на ринге, впитывая безумную любовь фанатов и коллег по цеху, я почувствовал, что Бог ответил на мои молитвы. Он давал мне второй шанс.