[Родди Пайпер: В Яме с Пайпером]: Глава 10.2 — WrestleMania 3

К наступлению WrestleMania III я вовсю воевал с истеблишментом, которые хотели принизить мою рыночную стоимость в рестлинге, и я понимал, что не могу воевать вечно. Так что я выработал план.

Я мог сохранить свой статус и остаться на вершине, только уйдя на пенсию. Я решил, что, уйдя на пике карьеры в другую отрасль и добившись там успеха, я не стану жертвой WWF, которая принизит мое значение в спорте. Признаю, это было отважное и страшное решение, но я его принял.

В начале 1987 года я сказал Винсу МакМэну, что больше не хочу снимать «Яму Пайпера», объяснив тем, что она устарела и потеряла популярность, и скрыв от него свой истинный план. Кроме того, я всегда верил, что нужно уходить, достигнув пика славы. Тогда ты всегда сможешь вернуться. Винс не хотел закрывать популярный сегмент, но я объяснил, что матч на WrestleMania III станет моим последним.

Шоу проходило на арене Pontiac Silverdome, а в мэйн-ивенте встречались Халк Хоган и Гигант Андре в матче за пояс чемпиона. На постерах к WrestleMania III была огромная надпись «ХАЛК ХОГАН ПРОТИВ ГИГАНТА АНДРЕ», а внизу мелко подписано «Прощальный матч Родди Пайпера». Винс не хотел выказывать мне благодарность. Таким образом он старался нанести мне как можно больше вреда. Поскольку мне пришлось продолжать «Яму Пайпера» вплоть до WrestleMania III, я использовал один из сегментов, чтобы донести до публики новость о своем уходе. В интервью я просто сказал: «Папочка возвращается домой».

Услышав мою прощальную речь, ко мне подошел смеющийся до слез Дон Мурако и сказал: «Спасибо, ты только что убил всех фейсов на территории». Но перед интервью Винс преследовал меня всюду, чтобы выяснить, что я задумал. В конце концов, я просто сказал: «Винс, дай мне спокойно сделать свое дело» — и он отстал от меня.

Полагаю, он боялся, что я скажу что-то неудобное, но я поступил правильно. Я выставил WWF в нужном свете, поблагодарив организацию. Несмотря на мои конфликты с компанией, я принес много пользы WWF, а WWF принесла много пользы мне. Но, в конечном счете, это была война, в которой я хотел выжить.

Мэйн-ивент шоу был подготовлен в «Яме Пайпера». У Хогана и Андре было интервью, в котором Андре должен был сорвать крестик с шеи Халка. Лично я был против — я никогда не использую имя Господа всуе, а это был как раз такой случай. Это был достаточно противоречивый момент для меня в моральном и профессиональном плане. В ходе интервью Андре все-таки сорвал крестик с шеи Хогана, попутно расцарапав ему грудь. Прямо перед окончанием сегмента я сказал Хогану: «Да у тебя кровь!» Время было выбрано идеально, моя импровизация добавила сегменту реалистичности!

В Pontiac Silverdome в тот вечер собралась рекордная аудитория из 93 000 человек, одним из которых было кинорежиссер Джон Карпентер. Я о нем никогда не слышал, но Дэйв Вольф сказал, что Карпентер хочет встретиться и поговорить со мной. Поэтому я согласился увидеться с ним после шоу. Ведь бесплатный ужин всегда будет бесплатным ужином. Тогда я не придал этому особого значения.

На WrestleMania III рестлеров к рингу вывозила автоматическая тележка в форме миниатюрного ринга. Когда настал мой черед выходить, с тележкой случилась какая-то проблема; что-то в ней сломалось, а я уже слышал рев толпы. Я понимал, что пора идти, но Винс все упрашивал меня подождать, обещал исправить тележку. Но я сказал: «К черту все!» Открыв кулисы, я побежал по проходу на своих двоих. Не знаю, может быть, дело было в фанатах, думавших, что видят меня в последний раз, или в том, что я побежал на ринг сам, но зрители взорвались от восторга. Мне не нужна была вонючая тележка, чтобы попасть на ринг. Если я не мог добежать до ринга, как я мог называть себя бойцом? Оказавшись на ринге, я впитал от фанатов ощущение, которое никогда не забуду. Посмотрите запись шоу — я получил самое громкое приветствие. Даже комментаторы возле ринга, Горилла Монсуна и Бобби Хинан, не слышали друг друга, настолько оглушающими были крики толпы. Тот момент едва ли не стоил всех моих сломанных костей и долгих переездов… это был единственный момент, когда я вышел из образа и осмотрел арену с искренним чувством. Я смотрел на множество людей, которые, по сути, спасли мою задницу и позволили добраться до моего статуса, обеспечивающего хорошее и почти достойное существование.

Тогда был невероятный этап моей карьеры. К компании присоединился Адриан Адонис (Кит Фрэнки), которого я любил всей душой, вместе с менеджером Джимми Хартом. Именно моему хорошему другу выпало проводить меня на покой, и мы провели достойный матч с волосами на кону. По правилам матча, проигравший должен был сбрить волосы. Адриан проиграл матч, и в тот момент родился образ Брутуса Бифкейка. Это была моя импровизация. Я уже победил Адриана и отмечал победу со зрителями, которые сходили с ума от счастья. Это был классный момент, и я просто сказал Брутусу: «Побрей его сам». Я отдал ему большие ножницы, а он побрил Адриана и стал известен как Брутус «Цирюльник» Бифкейк.

Сама атмосфера на WrestleMania III была невероятной. Такого приема я не получал до тех пор, пока не оказался на шоу за границей. Вынужден признать, что мой прощальный матч МакМэн снабдил лучшим сопровождением. Под песню Фрэнка Синатры «My Way» показывали лучшие моменты моей карьеры, а в конце видео показали, как я в майке Халка Хогана (это было на шоу The War to Settle the Score) говорю в камеру: «Я люблю вас». Но на видео все выглядело так, будто я признаюсь в любви к Халку Хогану! Естественно, потом я позвонил Винсу, пожаловавшись на этот эпизод, и Винс принялся хохотать! Он всегда был, есть и будет расчетливым и коварным человеком.

После матча Дэйв Вольф ждал меня, чтобы проводить до раздевалки. Винс увидел нас вместе, и я сразу понял, что ему это не понравилось. Этот эпизод привел к накалу вражды между нами и, откровенно говоря, положил конец нашим взаимоотношениям. Поймите меня правильно, я просто пытаюсь рассказать об атмосфере и природе моих с Винсом отношений в то время.

После замечательного шоу я расслабился и отужинал с Джоном Карпентером, а люди посылали мне бутылки шампанского «Кристал». На глаза накатывали слезы, когда я делал коктейль из шампанского с соком. Во время ужина Карпентер предложил мне главную роль в своем следующем фильме «Чужие среди нас» (They Live). Вот так просто все и случилось, друзья. Мы ужинали, Джон Карпентер сказал: «Передай мне масло, пожалуйста!» Дэйв сказал: «Передай мне рулет, пожалуйста!» А потом Карпентер обронил: «Не хочешь ли сыграть в моем следующем фильме?» Я ответил: «Конечно, а рулета там еще не осталось?» И в тот вечер мы больше не обронили ни слова о фильме. Однако не стану обманывать вас, друзья, в то время я уже не был наивным юнцом и не позволил бы никому себя одурачить.

Я знал, что МакМэн пытается похоронить меня, и должен был сделать решительный ход, чтобы повысить свою рыночную стоимость. Так что я пообещал сняться в фильме, даже не зная сюжета. Узнав о сделке, МакМэн подошел ко мне со словами: «Я найду тебе роль в фильме за те же деньги всего за 4 недели, если ты останешься». Я ответил: «Но режиссером того фильма не будет Джон Карпентер. Я понимал, к чему клонит МакМэн. Я буду предельно откровенен с тобой, читатель: я не хотел сняться в очередном «Hell Comes to Frog Town» (до сего дня я утверждаю, что там снимался мой злой брат-близнец), а МакМэн, наверняка, нашел бы для меня что-то подобное. Я оставил Винса и WWF и вдруг оказался на заднем дворе Джона Карпентера, получая уроки актерского мастерства и снимаясь в фильме после всех напастей, пережитых в рестлинге.

Фильм «Чужие среди нас» вышел в 1988 году и стал лидером проката в кинотеатрах в первые выходные, и примерно в это же время мне было необходимо обсудить с МакМэном мой иск об ударе током. Во время разговоров с Фрейс (моим адвокатом) МакМэн передал через нее сообщение: «Передай Пайперу, что только Хоган и я являемся настоящим WWF». До той поры Хоган и я в равной степени рассматривались главными звездами федерации.

Но после WM III МакМэн ясно дал понять, что я больше не являюсь частью семьи. Но он не понимал, что моей единственной семьей всегда была лишь та, что я создал сам с помощью Господа. МакМэн сказал мне: «Родди Пайпер не нужен WWF». А я посмотрел ему прямо в глаза и ответил: «WWF не нужна Родди Пайперу». Потом я снялся в популярном фильме, лидере проката, чего не удавалось еще ни одному рестлеру. Я знал, что МакМэн ошибается, ведь опытные ветераны преподали мне в свое время достаточно уроков, что я мог понять, что, снявшись в популярном фильме, смогу вернуться в WWF и оставаться неприкасаемым. И я вернулся, и в качестве рестлера, и в качестве комментатора.

Но, друзья, чем выше ставки, тем выше напряжение.

В качестве бонуса — сцена с потасовкой из фильма They Live. Эта драка заслуженно входит во все рейтинги лучших драк в истории кино


Дополнительные ссылки: Rutube