Как любимый рестлер Винса Макмэна вызвал беспорядки в Нью Йорке

Вы можете сколько угодно спорить про то, кто является любимчиком Винса Макмэна младшего, вы все равно не угадаете, кто это. Шон Майклз? Нет. Халк Хоган? Нет. Роман Рейнс? Конечно нет. Дрю Макинтайр? ОКей, я уже балуюсь.

Сегодня мы поговорим про рестлера, который был любимым рестлером Винса Макмэна младшего. Того безумного деды, который сейчас или сидит в качалке, или орёт на сценаристов. Но в середине 50х когда Винс еще был тинэйджером, он даже красил волосы в блонд, чтобы быть похожим на своего любимца — на Доктора Джерри Грэма.

Грэм как и многие подростки своего поколения соврал по поводу своего возраста, чтобы попасть на Вторую Мировую Войну. Вернувшись, он продолжил службу в ВДВ. Среди прочего он отметился, например, прыжком с парашютом с 3 тысяч метров, который был сделан ради рекламы рестлинг-шоу, на котором, кстати, прошел его первый рестлинг-матч. Это был не единственный его шокирующий промо-поступок. Он привлекал зрителей на рестлинг еще и такими трюками как, например, разбивание огромным молотом гигантского куска льда, который лежал на животе крохотной девушки.

Доктор Джерри Грэм не был звездой. Он был суперзвездой. Он был суперзвездой настолько, что глядя на его выходки, Рик Флэр называл бы его на «ВЫ», а Конор Макгрегор занимал очередь, чтобы почистить его лакированные красные туфли. Он кутил на ринге и за его пределами. Он устраивал беспредел на ринге и за его пределами.

Когда Грэм выступал в Калифорнии, у него завязалось противостояние в реальной жизни с топ-звездой NWA Hollywood Фредди Блэсси. Фредди всей душой ненавидел алкоголь, а Джерри Грэма он воспринимал как безумно одаренного парня, который бездарно растрачивал свою жизнь. Блэсси сам никогда не пил. Он увлекался женщинами. Джерри в этом плане мог составить ему конкуренцию. Про него рассказывали, что он мог зайти в бар, подойти к столику, где сидела красивая женщина, и через какое-то время они уходили вместе. Даже если эта женщина была там со своим кавалером!

И сложно было устоять перед красавцем с точёной фигурой, рельефными мышцами, одетым по последнему писку моды, не считающим денег. Он был центром внимания в Калифорнии, он был центром внимания в Нью Йорке. На его матчи ходили не только для того, чтобы посмотреть, но и чтобы его возненавидеть. Грэм питался любовью, но еще больше питался этой ненавистью. И это отношение к окружающему миру он охотно переносил за пределы ринга.

Но именно такие плохиши всем и нравятся, правда ведь? Нравятся девчонкам, нравятся детям. Они не нравятся только взрослым дядям, которые пытаются строить серьезную жизнь. Винс старший не очень поощрял фанатизм своего сына, потому что считал тот образ жизни опасным для тинэйджера. Но пока Винс старший проворачивал делишки так, чтобы сделать Нью Йорк в целом и Мэдисон-Сквер-Гарден своей эксклюзивной территорией, Винс Младший тайком сбегал из-под присмотра отца, лишь бы погрузиться в атмосферу, которую вокруг себя создавал Грэм. Джерри был совсем не против.

Винс Макмэн и сейчас превращается в ребенка, когда вспоминает своего любимого рестлера юности: «О черт, представьте 1959 год, вечер, Нью Йорк, мы мчимся на его новеньком кроваво-красном Кадиллаке, не останавливаясь на светофорах. Джерри гудит и не сбавляет скорость. Люди отшатываются, а он курит сигару, которую только что зажёг при помощи стодолларовой купюры. Если кто не успел отскочить, это его вина: его теперь ждет неповторимая тирада в стиле рестлинг-промо от Джерри. Грэм был больше, чем эта жизнь. Его персонаж был за пределами этого мира.»

А атмосферу он создавал такую, что «покупались» на нее все.

В ноябре 1957го года Грэм проводил командный матч в Madison Square Garden. Естественно при полнейшем аншлаге. В напарниках был легендарный Дик Брузер, в противниках не менее легендарные Аргентина Рокка и Эдуард Карпентье. Когда фэйсы победили, Грэм напал на Рокку. И сделал это с такой яростью, что фанаты взбунтовались. На ринг полетели стулья, потом пивные бутылки, а затем туда устремились и взбешенные НьюЙоркчане. Нукак Ньюйоркчане.. По большей части, это были испаноговорящие работяги, которые боготворили Рокку. Чем ответили Грэм и Брузер? О, они повеселились на славы, вышвыривая за ринг тех, кто осмеливался к ним забраться. Бунт выдался что надо. О нем писали в газетах.

Пострадали по разным данным от двух до восьми полицейских. Арене был нанесен ущерб на сотни долларов. Кто-то украл дорогущий халат Грэма. Все четверо были оштрафованы Спортивной комиссией штата Нью Йорк. Дика Брузера отстранили от выступлений в Нью Йорке пожизненно. В MSG ввели правило о недопуске на мероприятия лиц младше 14 лет — этот запрет снимут лишь 20 лет спустя.

Вот что про беспорядки писали в Associated Press 22 ноября 1957 года: «Спортивная комиссия Штата Нью Йорк оштрафовала четверых рестлеров и промоутера за беспорядки, которые приключились в прошлый вторник в Madison Square Garden. Антонино Рокка (из Аргентины) и Джерри Грэм (из Голливуда, штат Калифорния) оштрафованы на 1000 долларов каждый. Дик Аффлис (Чикаго, штат Иллинойс) оштрафован на 500 долларов. Эдуард Карпентье (Франция) — на 100 долларов. Также решением председателя Комиссии Джулиуса Гельфанда отменено шоу в MSG, назначенное на 30 ноября промоутером Уолтером Смоллшоу. Промоутер получил штраф, поскольку признан частично ответственным за поведение 500 фанатов (из 12.987, присутствовавших в зале), которые устроили беспорядке после того, как герои Рокка и Карпентье одержали победу в матче до 2х удержаний над злодеями Грэмом и Аффлисом. Грэм и Рокка устроили потасовку на ринге после завершения матча, что спровоцировало зрителей на беспорядки, по итогам которых два полицейских получили серьезные травмы. Одного ударили по голове бутылкой. Чтобы усмирить толпу, полиции пришлось вызывать подкрепление».

Еще через день в New York Times журналист Майкл Штраусс написал следующее: «Одно из самых запоминающихся шоу года состоялось вчера перед всего лишь парой десятков зрителей. Участвовали лишь четыре рестлера и судья, но это не был командный матч. Это было заседание Спортивной комиссии штата Нью Йорк. Председатель Джулиус Гельфанд подвел итоги беспорядков, которые случились в Madison Square Garden в прошлый вторник. Ясным было одно: никто не хотел брать вину на себя. Даже Антонино Рокка и Доктор Джерри Грэм, которые из того месива вышли с окровавленными лицами, не смогли прояснить ситуацию. Грэм совершил блэйд себе и Рокке после того, как матч завершился. Когда зрители увидели кровь, они взбесились и начались беспорядки. Когда слушания в Комиссии завершились, всем четверым вынесли штрафы: 1000 долларов Рокке и Грэму, 500 — Дику Аффлису из Чикаго и 100 — французу Карпентье.»

Грэм продолжил выступления в Нью Йорке. Зритель по-прежнему ходил на него валом, потому что теперь ненависть к Грэму была утроенной. Когда через несколько лет после этого Джерри назначили матч в MSG за титул, которым владел Бруно Саммартино, вместить всех желающих не удалось. Помимо тех полутора десятков тысяч человек, которые набились в зал, администрация втиснула в MSG еще пару тысяч человек за счет того, что расставила максимально возможное количество стульев. В Гарден пустили столько, чтоб не нарушить пожарных, полицейских и медицинских запретов. И все равно больше 10 тысяч человек отправились домой ни с чем, не получив заветного билета или контрамарки. И кстати на этот раз это были не только испаноязычные работяги. Это были и итальяно-говорящие работяги, и англо-говорящие работяги. Все хотели посмотреть, что сможет противопоставить кровожадному доктору Грэму их обожаемый итальянский супермен.

Джерри Грэм был безумно популярен. Он был безумно ненавистен. Он был и просто безумен. Историю о том, как он похитил из больницы труп своей матери, можно почитать на нашем сайте вот здесь. Но когда он умер в 1997м году, ни полиция, ни медики не смогли отыскать его родственников. Даже два сына, которые у него оставались, на связь не вышли.

Увы, его имя потихоньку забылось. В 2017м году его ввели в Зал Славы WWE в Крыло Легенд вместе с Джун Байерс, Джуди Грэйбл, Лютером Линдсэем. И думайте что хотите, но я уверен, что пока рестлинг-обозреватели отмечали, что в Зал Славы ввели японскую легенду Рикидозана и соратника Винса старшего Тутса Мондта; пока фанаты со стажем вспоминали гиганта Хайстэкса Калхауна и рассказы родителей про Мартина Бёрнса, где-то в Коннектикуте поздним вечером один пожилой деда, в кои-то веки пораньше отпустил с работы всех сотрудников. Он вернулся в свой кабинет, откинулся в кресло, закрыл глаза и перенесся во времена своей юности. В те деньки, когда он назло отцу покрасился в блондина, а потом весь вечер рассекал по улицам Нью Йорка в роскошном красном кадиллаке и поджигал стодолларовую купюру, чтобы от нее прикурил его кумир — легендарный безумец, человек, которого ненавидел весь Нью Йорк, вся Калифорния, да что там, в его воображении этого человека ненавидел весь мир. Доктор. Джерри. Грэм.