[Крис Джерико, «Неоспоримый»] Глава 13: Любовь на полную громкость

В декабре 1999 года нашим отношениям с Джессикой исполнилось полтора года. У нас все было отлично; я был без ума от нее и решил, что пришло время совершить ответственный шаг – сделать ей предложение.

Я думал, что было бы весьма фрутово (см. главу 11 — прим.ред.)сделать это в ночь на 1 января 2000 года, в первые минуты едва вступившего в свои права миллениума. В ту пору, многие были озабочены проблемой, именовавшейся «Y2K»: вирусом, что мог разрушить нашу жизнь, какой мы ее знали. Я то и дело слышал о том, что женитьба и конец света имеют общие точки соприкосновения, поэтому лишь убедился в том, что выбрал правильное время. Мне не верилось в то, что вирус «Y2K» может привести к концу света, и все же я достаточно много слушал Арта Белла в его ночных радио-эфирах, просто на случай, если что-то и вправду случится.

Запасшись приличным количеством ящиков с Тэнгом (растворимый напиток, аналог «Юппи» или «Инвайта» – прим.пер.), бутылочной водой, протеиновыми смесями и протеиновыми напитками, я так же спрятал 5000 $ в основание ящика, просто, на случай если вдруг вся планета погрузиться во мрак, и я останусь один в темноте как Снейк Плисскен в конце «Побега из Лос-Анджелеса».

Я пришел к выводу, что вследствие возможного глобального катаклизма, вода и деньги выйдут на первое место по значимости, а это означало бы, что, благодаря моей своевременной подготовке и дару предвидения, я буду править миром… ну, или, по крайней мере, своим районом. Но в итоге ничего не произошло, и я остался с двумя дюжинами пакетированного апельсинового порошка: кокаином для Умпа-Лумпов (персонажи вселенной Вили Вонка (фильм «Чарли и шоколадная фабрика» имеет непосредственное отношение к ней) — миниатюрные создания с зелеными волосами и оранжевым цветом кожи, подчиненные Вили Вонка – прим.пер.).

Пришло время обзавестись обручальным кольцом, и я понятия не имел с чего начать. Я обратился за помощью к Року, и он сказал мне, что купил кольцо своей жене в Нью-Йорке, у отца одного из работников офиса WWE. После очередного шоу в Garden [Madison Square Garden], я отправился в ту самую ювелирную лавку. Компанию мне составил Джефф Харди, и мы вместе принялись выбирать кольцо. Я остановил свой выбор на трех экземплярах, каждый из которых был по-своему уникален. Сомневаясь в окончательном решении, я попросил Джеффа сделать это за меня и именно Харизматичная Энигма выбрал то кольцо, что сейчас носит моя жена. Тсс…Только ей не говорите.

Когда я преподнес кольцо Джессике и сделал ей предложение в первую ночь нового тысячелетия, она ответила «да» и мир не рухнул. Более того, мой мир вот-вот должен был стать лучше, чем когда-либо.

Моя холостяцкая вечеринка состоялась в «Wise Guys», в том самом баре, куда в свое время я зашел после первого матча в Виннипеге. Дранкичо и в этот раз не заставил себя долго ждать. Когда он выпивал очередную рюмку – судьба последней была предрешена. Дранкичо разбивал ее об стенку. Одна фанатка была настолько любезна, что заказала ему и его друзьям выпивки за свой счет: Дранкичо вылил напитки ей на голову… а затем разбил рюмки об стенку. Следующую партию напитков Дранкичо вылил уже на себя.

Все это безумство осталось без внимания барменов и охраны, возможно, потому что владельцы этого заведения все еще чувствовали себя в долгу передо мной за то, что произошло год назад. Даже когда я, перемахнув барную стойку, оказался в баре и принялся собственноручно разливать выпивку – этому никто не воспрепятствовал. Стоит ли говорить, какая участь ждала стремительно-опустевшие бутылки…

Мы с Джессикой решили пожениться в июле; зимой в Виннипеге так же холодно, как жарко летом. Нашим гостям предстояло сидеть на открытом воздухе под палящими лучами июльского солнца в ожидании начала церемонии. Тем не менее, был среди приглашенных человек, что был, как никто другой, готов вытерпеть любую жару и прождать столько, сколько бы потребовалось. Этим человеком была моя мама.

Она была парализована на протяжении почти десяти лет, после той травмы, что получила в следствии ссоры с ее тогдашним бойфрендом. Те из вас, кто читал «A Lion`s Tale» знают через что мне и моей маме пришлось пройти после того страшного инцидента. Она держалась хорошо на протяжении нескольких лет, пока в 1997 она не упала со своего инвалидного кресла во время прогулки недалеко от дома. С той поры, ее физическое и психическое состояние ухудшилось.

Ее здоровье было одной из главных причин, по которым мы с Джессикой решили пожениться летом: я не был уверен в том, останутся ли у мамы силы и желание еще когда-нибудь выйти из дома.

Это было правильное решение. В день нашей свадьбы казалось, будто вся ее боль, накопившаяся за последнее десятилетие, исчезла без следа. Она выглядела счастливой и такой красивой в своем пурпурном шелковом платье. Это одно из моих самых любимых воспоминаний о ней.

Мы хотели, чтобы наша свадьба была особенной, поэтому Джесс и я заказали бабочек из Торонто, которых мы планировали выпустить в небо во время нашей церемонии. Идея заключалась в том, чтобы поместить их в холодильник, где им было бы прохладно и комфортно, и держать там, до тех пор, пока не пришло бы время выпустить их на волю к всеобщему изумлению ваших тети Джоан и дяди Ларри.

Однако, когда я достал сосуд с бабочками из холодильника, они не издали ни звука. Я тряс сосуд, то и дело прислушиваясь и надеясь услышать треск, шорох, щебет ( что угодно, напоминающее звук их крылышек), но безрезультатно. Ужасная мысль вдруг посетила мою голову: что если, когда гости откроют сосуды, бабочки окажутся мертвыми? Сделаю ли я из них ожерелье и, одев его на себя, буду читать свою брачную клятву? Во избежание неприятного инцидента, мой кузин Чэд посоветовал моему шаферу, в случае если бабочки действительно окажутся мертвы, все равно «выпустить их на волю». К счастью, когда настал черед моих маленьких друзей сделать свою работу, они проснулись и запорхали прямо к небесам к изумлению моих тети Джоанны и дяди Ларри.

Свадьба выдалась на славу. Моя королева выглядела просто сногсшибательно в своем роскошном свадебном наряде (и до сих пор выглядит). В моей голове любовь играла на полную громкость; я знал, что Джессика – та единственная, с которой я хочу прожить до конца своих дней.

Все было изумительно: начиная от праздничных цветов и заканчивая выступлением приглашенной группы. Около двухсот людей пришло поздравить нас с днем нашей свадьбы. Тот день я по праву считаю одним из лучших в моей жизни, как считаю и ту вечеринку – одной из лучших вечеринок, на которой мне довелось когда-либо присутствовать. Я настоятельно рекомендую всем когда-нибудь попробовать пожениться.

Я выслал приглашения на свадьбу всем моим друзьям по бизнесу и большинство из них пришло поздравить меня, включая Эджа, Кристиана, Билли Кидмана, Диско Инферно и Сайруса. Я пригласил и Винса, на что он ответил: «Виннипег. Что я там забыл?». Те, кто не смогли приехать, предупредили меня об этом заранее, в их числе были Эдди [Герреро] и Дин [Маленко].

Единственным из моих друзей, чье отсутствие вызвало немало вопросов, был Крис Бенуа.

Он не только не удосужился послать мне сообщение, но и вообще не затрагивал тему свадьбы, как до мероприятия, так и после. Меня это задело, поскольку я считал, что один из моих лучших друзей все же мог хотя бы объяснить причину своего отсутствия или банально пожелать мне удачи. И все же этот поступок меня не удивил: у Криса был непростой характер.

На следующий день после свадьбы, я и Джессика оказались на обложке «The Winnipeg Sun» c заголовком «Самый сексуальный уроженец Манитобы женится!». Я удостоился этой сомнительной чести после того, как годом ранее оказался на вершине списка, обойдя Бартона Каммингса, пятидесяти-трех летнего солиста группы «Guess Who». Следовательно, надо полагать, что я сексуальнее любого мужчины средних лет, носящего афро и усы. И не важно, хороший ли из него певец.

В самом углу первой страницы можно было увидеть небольшую аннотацию, информирующую читателей о том, что днем ранее так же расписались Бред Питт и Дженнифер Энистон.

Было приятно видеть, что, по крайней мере, в Виннипеге, мой статус был выше чем у Бартона и Бреда.