[Брет Харт: Хитман] Глава #34: Клика

К кануну Нового года я снова собирался в путь. Я не мог не чувствовать себя уставшей лошадью, которую в очередной раз запрягают тащить повозку. Я чувствовал, что 1995-й станет определяющим годом для меня. Я убедил себя, что мне нужно делать все в моих силах и не думать о том, что от меня не зависит.

После 6 недель отсутствия было странно оказаться в раздевалке Summit в Хьюстоне; я не поверил глазам, увидев перед собой Капитана Кирка. Уильям Шэтнер появился там, чтобы разрекламировать на Raw новый научно-фантастический сериал, Tech Wars. Он был довольно сговорчивым парнем и прирожденным бизнесменом. Я помню, как в конце моего матча против Джеффа Джарретта, менеджером которого был Роади, я сказал Капитану Кирку: «Давай, задай этому Роади!» Я удивленно смотрел, как Шэтнер нанес Роади мощный удар локтем и выбросил через канаты.

Тем временем Джим пропустил несколько шоу после Рождества и был уволен. Это было ужасно, ведь Винс собирался сделать его и Оуэна командными чемпионами, а Оуэн отлично справлялся с ролью сиделки. Ситуацию не спасло и то, что Элли позвонила Джей.Джей. Диллону и секретарям Винса, умоляя вернуть Джиму работу; когда это не помогло, она начала поносить их, на чем свет стоит.

Дэйви стоял перед лицом серьезной наркотической зависимости. Он мог разговаривать со мной, а через минуту просто отключиться. Он был расстроен, потому что его мать умирала от рака желудка в Англии; в поездках со мной он принимал столько Сомы, популярного мышечного релаксанта и болеутоляющего, что превращался в дрожащего зомби, повторявшего снова и снова: «У меня проблемы».

Выиграв пояс, Дизель доказал, что он еще недостаточно опытен, чтобы проводить хорошие матчи с Бэклундом. Для серьезных фанатов он слишком быстро добрался до вершины, и, будучи огромным шкафом, он с трудом зарабатывал симпатию. Вернувшись в январе, я заметил, что Кевину больше не нужны мои советы, кроме того, Шон, Рамон и 1-2-3 Кидподлизывались к нему, словно он был призовым датским догом. Они все старались подтереть ему задницу; я знал по своему опыту, как это происходит. Вскоре другие рестлеры стали избегать Кевина, потому что он не был чемпионом для всех нас, но лишь для небольшой кучки друзей.

22 января 1995 года у нас состоялся титульный бой на Royal Rumble. Винс опасался, что его новая суперзвезда окажется полнейшим хилом, что было бы плохо для бизнеса. Мои поклонники хотели, чтобы я вернул себе пояс, и я заверил Кевина, что единственный путь решения этой головоломки – я должен был быть агрессором, но он должен был казаться опаснее. После продолжительной битвы и множества вмешательств со стороны Оуэна, Шона, Бэклунда, Джарретта и Роади матч закончился дисквалификацией. Потом Кевин пожал мне руку и поблагодарил меня за его первый достойный матч в качестве чемпиона. Похоже, он не понимал, что я бы мог легко выставить его хилом, просто начав драматично селлить его приемы; но я так не сделал.

Шон выиграл королевскую битву, что означало, что в мэйн-ивенте WrestleMania XI он встретится с Дизелем. Но лайнбэкер и звезда NFL Лоуренс Тэйлор, сидевший в первом ряду, украл шоу у Шона и Дизеля, когда на него набросился раздраженный Бам Бам Бигелоу.

Как и Йоко, Дизель почувствовал себя важной персоной, польстившись на обещания Винса, огромные чеки, бонусы и всеобщее внимание. Но Кевин быстро узнавал, что для того чтобы быть чемпионом нужно много трудиться. Как и я, он поверил, что Винс хочет сделать его чемпионом на долгое время. Но Дизель не собирал арены и был обеспокоен, что главный фокус при подготовке к WrestleMania XI был не на нем, а на матче Бам Бама и Лоуренса Тэйлора.

На пресс-конференции в Сан-Франциско Шон и Дизель сидели рядом перед фанатами и прессой – абсолютное неуважение к кейфейбу со стороны чемпиона и претендента. Хотя некоторые фанаты, так называемые «марки», уже начали понимать в то время, что профессиональный рестлинг был ворком, несоблюдение кейфейба было вызовом старым порядкам и оскорблением других рестлеров. Это было плохо для бизнеса, и я разочаровался в них обоих.

Настойчивая WCW добавляла новые PPV. С множеством кабельных компаний, которые транслировали WWF, у Винса были заключены эксклюзивные договоры, похожие на те, которые не позволяли конкурентам проводить рестлинг-шоу на «его» аренах. Чтобы сохранить контроль над кабельными компаниями и индустрией PPV, которую он, по большому счету, помог создать, Винс вскоре пообещал производить по одному PPV в месяц. То, что начиналось, как одно ежегодное супершоу, WrestleMania, уже выросло в пять крупных шоу, включая King of the Ring в июне, SummerSlam в августе, Survivor Series в ноября и Royal Rumble в январе. Теперь каждый месяц, на который не было запланировано PPV, мы добавили серию шоу под общим названием In Your House. WrestleMania оставалась главным шоу года, которое поддерживала «большая четверка», а PPV серии In Your House должны были развивать сюжеты между этими пятью главными событиями года. Недостатком этой ситуации являлось большое количество PPV, производимых двумя компаниями, рынок мог стать перенасыщенным, что сделало бы эти шоу рядовыми событиями. Не стоит и говорить, что это сильно било по карману среднего фаната, которому в итоге пришлось выбирать, что смотреть, WWF или WCW.

Первое шоу In Your House было запланировано на май, и Винсу требовалось, чтобы его истощенная, измотанная группа рестлеров нашла второе дыхание и помогла ему нанести ответный удар по WCW. Комментатор Джим Росс недавно стал правой рукой Винса в отделе букинга, а Пэт теперь больше времени проводил во Флориде. На этом шоу они поставили в бой со мной Хакуши, но Винс также хотел, чтобы я провел на том шоу еще один бой против Лоулера и проиграл ему, чтобы подготовить реванш на King of the Ring.

2 апреля я прилетел в Хартфорд на WrestleMania XI с Далласом и Блэйдом. Я боялся предстоящего матча с Бобом, потому что Винс хотел, чтобы мы использовали только болевые приемы в этом матче, что наверняка оттолкнуло бы зрителей.

Когда я вышел на бой с Бобом, я получил хорошую поддержку, но после гонга матч сразу покатился под откос. Родди Пайпер был приглашенным рефери и постоянно совал микрофон нам в лицо, говоря: «Ну, что ты скажешь?», что звучало очень комично и заставляло зрителей смеяться. Я поморщился – никто не смеется на моих матчах, если только я этого не захочу! Как упорно бы мы с Бобом ни старались, матч превращался в фарс. Наконец Боб попытался провести свой коронный болевой, но я увернулся, запер его в его же любимый прием и упал на маты. Боб, видимо, только тогда понял, насколько болезненным может быть захват, поскольку, когда Родди поднес к его рту микрофон, говоря: «Ты сдаешься?», Боб просто заорал: «Да!» На самом деле, Боб должен был произнести слова «я сдаюсь», но, видя, сколько боли приносит ему его захват, Родди пришлось приказать ударить в гонг и объявить меня победителем. Это, несомненно, был мой худший матч на PPV в истории.

У Дизеля был хороший матч с Шоном, в котором они оба хорошо работали, но Шон нашел способ затмить собой чемпиона, напомнив мне о мультике про Багза Банни, в котором Багз обхитрил страшного, но тупого быка. Когда Шон провел свой суперкик на Дизеле и накрыл его, Эрл Хебнер притворялся, что подвернул лодыжку, и спустя вечность он дополз до них, чтобы провести отсчет. Когда Дизель вырвался из удержания под разочарованные крики, я понял, что Шон перехитрил его. Дизель удержал Шона несколько секунд спустя, но этого бы не хватило для их ответного матча на PPV In Your House в июне. Из титульного боя Дизеля на WrestleMania XI зрители запомнили лишь выступление Шона Майклза, что, очевидно, Шон и планировал с самого начала. В раздевалке разразился хаос, все планы были перечеркнуты, а Шон стал фэйсом на следующем Raw.

Что касается мэйн-ивента, то Лоуренс Тэйлор показал неплохой матч, учитывая полнейшее отсутствие опыта. Бам Бам провел отличную работу, таща на себе ЛТ весь матч, а в конце проиграл после удара локтем в падении со второго каната, этот матч был светлым пятном в самом провальном PPV в истории WWF на моей памяти.

Резкий фэйстерн Шона вставил палки в колеса всем сюжетам. Я сразу понял, что он стал моим прямым конкурентом. Я работал в компании уже 11 лет, 5 из них фэйсом; некоторые фанаты начали искать новую звезду, очевидно, ей должен был стать Шон. Он не был достаточно жестким, чтобы притворяться следующим Бретом Хартом. Я не отрицаю, что у него был большой талант, но великий исполнитель должен уметь бороться с каждым, а Шон мог делать отличные матчи только с подходящими соперниками. Девушки визжали, когда он делал глупые споты в стиле Флэра, например, когда во время сансет флипа соперники стягивали трусы с его задницы, но большинство мужчин в зале ненавидели его за эту слащавость.

После ТВ-записей 5 апреля я стоял под звездами на обочине шоссе с Далласом и Блэйдом, мы пускали струи с разной высоты. Когда луна вышла из-за облаков, я почувствовал гордость – много ли отцов из рестлеров могли похвастаться, что проводили достаточно времени со своими сыновьями.

Бум. 21 апреля я снова был в Германии. Среди парней ходило множество негативных разговоров о Дизеле, Шоне, Рамоне и их клике. Многим рестлерам не нравился характер Шона, и они были рады, что он не участвует в туре. Парни всегда первыми чувствовали малейшие изменения в бизнесе, и многие из них дали мне знать, что они были более довольными оплатой в те дни, когда я был чемпионом. Это напомнило мне о том, как Воин выиграл пояс у Хогана.

Я сидел с Дэйви, Лексом и Джеффом Джарреттом в мюнхенской Sugar Shack. Может, я и был свергнутым королем, но я все равно разрывал зал каждый вечер, особенно в Европе.

Дэйви сменил прическу, теперь он оставил короткие волосы, что придало ему свежий, яркий вид, и он с энтузиазмом смотрел на возможность создания команды с Лексом. Мы с удовольствием предались воспоминаниям о временах Stampede и вскоре уже смеялись над случаем, когда Джим засунул рыбьи глаза в карманы штанов Дэйви. Я был рад видеть его смех, и я постоянно тыкал его в ребра, когда он собирался сделать заказ. Он смеялся от всей души, и даже на щеках у него появились ямочки, Дэйви так и не смог ничего заказать. Он сказал, что хочет снова работать со мной и даже думает стать хилом, чтобы получить шанс выступать против меня. «Гребаная клика пытается все прибрать к рукам, — сказал он. – Гребаный Шон весит меньше сотни и мягкий, как персик».

«Шон неплохой парень, но у него есть недостатки, — ответил я. – Один из них – он полный придурок».

Я отпраздновал окончание тура в Cookies, что во Франкфурте, думая о том, как смогу поразить всех, проведя два абсолютно разных матча с Хакуши и Лоулером на In Your House. Дизель работал с Психо Сидом после Wrestlemania XI, но я сомневался, что они смогут затмить меня. Сиду Юди не хватало навыков, чтобы быть хорошим исполнителем, но это компенсировалось его внушительным внешним видом; он был за два метра ростом с большой квадратной челюстью и вьющимися светлыми волосами. Оуэн и Йоко должны были выиграть командные пояса на In Your House, что, несомненно, помогло бы Оуэну и Марте, поскольку они ожидали второго ребенка в октябре. Оуэн и я не имели понятия, когда и при каких обстоятельствах мы сможем работать вместе, и я пошутил: «Не бойся, у нас еще состоится бой не на жизнь, а на смерть».

Наш матч с Хакуши, открывавший In Your House, 14 мая 1995 года в Сиракьюс, не имел большого значения, но мы снесли всем крышу неожиданными приемами в воздухе, которые использовали только в Японии. В концовке я скрутил его крепче, чем суши ролл.

Альтернативная ссылка: ВКонтакте, Rutube, Yandex

Дизель и Сид, как и ожидалось, провели средний матч.

Мой второй матч за вечер, против Лоулера, вызвал бурю реакции зрителей, особенно когда Хакуши пришел на помощь Лоулеру, принеся ему победу удержанием. В конце вечера Винс сказал, что мои матчи спасли шоу. Кевин был раздражен и посмотрел на меня так, словно хотел пнуть свой золотой пояс в меня в раздевалке.

Следующие несколько недель я наблюдал, как Сид и Дизель с трудом проводят мэйн-ивенты, в то время как я легко проходил матчи с Хакуши. Тем временем мы с Джерри строили сюжет к матчу на King of the Ring, в ходе которого я предложил Лоулеру придумать любой вид матча на его усмотрение.

Я выбил просмотр для Криса Бенуа на ТВ-записях 7 июня в Джонстауне, штат Пенсильвания, у него был матч с Оуэном. Они создали шедевр, который бы впечатлил любого рестлера, где угодно. Был и новичок, пришедший из WCW, Пол Левек, крючконосый бодибилдер, который учился рестлингу в школе Киллера Ковальски. Он был достойным исполнителем, и быстро подмазался к своему старому приятелю Кевину Нэшу.

В ту ночь я ехал в Питтсбург с Оуэном и Бенуа. По интонации Оуэна я понял, что он с радостью ждет второго ребенка. Бенуа был счастлив за него, и тогда я понял, что эти двое были очень близки. Как и Оуэн, Крис был известным шутником, и я с удовольствием слушал рассказы об их розыгрышах, когда они работали вместе в Калгари и Японии. Я был уверен, что Бенуа возьмут на работу, но и Пэт, и Джим Росс отказали ему по непонятным любому здравомыслящему человеку причинам, особенно учитывая, что Винсу катастрофически не хватало талантливых парней.

25 июня на King of the Ring собралась привычная для Филадельфии эмоциональная аудитория, часть которой уже стала фанатами ECW, во многом, потому что компания базировалась именно там. Матч, который выбрал Лоулер, проходил по правилам «поцелуй мою ногу». И толпа мгновенно оценила всю глупость этого матча. Лоулер и я провели еще один интенсивный матч, в итоге я сел на стойку ринга, развязал шнурки, снял ботинок и засунул большой палец ноги в рот Джерри. Я даже согнул Лоулера, как гармошку, и засунул большой палец его ноги в его рот.

Дизель травмировал локоть, что было недопустимо для чемпиона, потому что все строилось вокруг него, а теперь он не мог работать. Уменьшились чеки, настроение рестлеров упало.

По дороге домой я, наконец, нашел время выучить свою роль в первом эпизоде нового сезона «Одинокого голубя». Я участвовал в двух сериях, как охотник Лютер Рут, но сейчас меня вписали в сюжет на регулярной основе. Я рассматривал «Одинокого голубя» как отпуск от рестлинга. Я все еще боролся на выходных, но, наконец, я смог проводить больше времени дома, где я встретил свой 38-й день рождения и 13-ю годовщину свадьбы. Я проводил время с детьми, катаясь на велосипедах в районе Калгари, чтобы поддерживать работу сердечно-сосудистой системы и эластичность коленей. Мой мир вращался так же быстро, как и спицы колес моего велосипеда. Блэйд ехал впереди меня, и я проникся уважением к нему, когда он сказал: «Не беспокойся обо мне, па. Я теперь счастливый малыш!» Я был таким же.

Шон теперь стал Межконтинентальным чемпионом. Пока я был дома, клика умудрилась добыть себе все главные места, что по-прежнему не устраивало парней в раздевалке.

Я вернулся на Raw 24 июля в Луисвилле, штат Кентукки, где у меня снова был матч с Хакуши. Мне он нравится настолько, что я постарался изобразить его серьезным хилом, но, к несчастью, из-за его доброго характера все его последующие оппоненты просто уничтожали его. Он, похоже, был рад видеть меня и был серьезно настроен, когда я объяснил ему, что мы должны выйти на ринг и показать им всем. Я собрал матч, наполненный воздушными приемами, которые, по нашему мнению, были слишком опасны, чтобы делать их на In Your House. В середине матча я был на матах за рингом, когда Хакуши оттолкнулся от дальних канатов, запрыгнул на ближние и провел заднее сальто с верхнего каната, приземлившись прямо на меня, что Дэйв Мельтцер описал, как первый прыжок тигра в истории Соединенных Штатов. Мы вырывались из удержаний раз за разом и порвали зал, когда я провел суплекс со стойки и перевел его в шарпшутер. Louisville Gardens сошел с ума.

В раздевалке Оуэн стоял с группой рестлеров, хлопавших мне, и четко сказал: «The best there is! The best there was! The best there ever will be!»

Дэйви Бой предал Лекса и стал хилом. Гробовщику снова «повезло» — сделать из дерьма конфетку. На этот раз с Мэйблом, который выиграл турнир King of the Ring. А Боб Бэклунд собирался стать президентом США. По сюжету, конечно, но многие зрители верили в это!

Мой долгий фьюд с Лоулером принял новое направление, по сюжету, в его рот попала инфекция от моей ноги, и теперь в августе на SummerSlam мне пришлось бороться с его стоматологом, доктором Исааком Янкемом. Янкемом на самом деле был курчавый, широкоплечий, двухметровый новичок Глен Джейкобс, который недавно начал выступать на территории Лоулера в Мемфисе. Позже он стал известен как Каин. Мне было тяжело поддерживать желание играть в мультяшных сюжетах Винса, например, в сентябре на In Your House у меня должен был состояться матч с Жан-Пьером Лафиттом, потому что он украл мой пиджак. Я делал все возможное, чтобы продать сегменты.

На следующий день после ТВ-записей в Эвансвилле Гробовщик присел со мной в Mattingly’s, спорт-баре, принадлежавшем New York Yankees, и признался, что не доверяет Шону. Пока меня не было, клика вела себя так, словно они самые главные.

Наше внимание привлекла потасовка в другом конце бара. Шон выдал какую-то расистскую шуточку, и ситуация быстро приняла опасное направление, потому что в нее вмешался Рамон, боднувший черного парня. Дизель пришел на выручку Шону, который принял изрядное количество Сомы и не мог отвечать за свои слова. Где-то в тени сидел Пол Левек, который теперь отыгрывал роль заносчивого, богатого аристократа Хантера Херста Хелмсли, ставшего в итоге известным, как ННН. С ним была его девушка, Джоани Лаурер, также прошедшая школу Ковальски и работавшая теперь его менеджером под именем Чайна. Она была бодибилдером и напоминала персонажа с черным париком из комиксов «Невероятный Халк», она разговаривала высоким, писклявым голосом. Тело Чайны было мощнее, чем у некоторых парней, но, насколько мне известно, Винс никогда не проводил допинг-тесты для девушек.

Ранее в тот день Винс поведал мне, что Дизель не справляется с ролью чемпиона, сославшись на его травмированный локоть. Но я всегда считал, что он покатился под откос после того матча с Шоном на WrestleMania XI. Я сказал Винсу, что Кевину не хватает симпатии зрителей и что я могу это обеспечить. Я мог отобрать у него пояс, воспользовавшись идеей, которая пришла мне в голову во время просмотра падения Сабу сквозь столы в ECW. Это была новая концовка, придуманная из расчета, что я снова проиграю пояс Кевину на WrestleMania XII. Пока я говорил, Винс тщательно фиксировал мои слова в записной книжке.

Три дня спустя рестлинг был странным, отдаленным сном. Я сидел на съемочной площадке «Одинокого голубя» в салуне Ambrosia Club, ожидая своей сцены. Я с радостью узнал, что в следующем сезоне я получу постоянную роль шерифа и сыграю в 16 эпизодах.

6 августа Винс позвонил мне, чтобы сказать, что я выиграю пояс на Survivor Series, упав сквозь стол. Я слушал, как Винс рассказывает мне мою же концовку, словно я никогда не слышал об этом. Я мог придумать только одно объяснение этому, что он прочитал записи в блокноте и решил, что это была его идея. Так или иначе, я мог только надеяться, что теперь он будет записывать себе все мои идеи!

Но он хотел, чтобы я уступил пояс на WrestleMania Шону, а не Кевину: «Ты имеешь что-то против?»

Я подумал над этим. Несмотря на отношение к нему парней, Шон был трудолюбивым парнем и отдал свой долг бизнесу, насколько я мог видеть. Конечно, я не имел ничего против. Это было идеальное время. Я бы смог работать над своей ролью шерифа, работать все лето, и вернуться к SummerSlam ’96.

В середине августа Пэт решил взять долгосрочный отпуск, самостоятельно предложив Винсу нанять учителя Джима Росса, бывшего промоутера из Луизианы (и бывшего букера WCW) Билла Уоттса. Я считал это хорошей новостью, ведь Уоттса считали жестким и честным парнем, который любил реалистичный рестлинг.

Мой матч с Исааком Янкемом на SummerSlam вышел лучше, чем кто-либо мог ожидать. Я был рад узнать, что, несмотря на неопытность, Глен Джейкобс хотел слушать и учиться. Я сказал ему, что он может гордиться собой.

4 сентября WCW запустила понедельничное шоу под названием Monday Nitro, чтобы конкурировать с Monday Night Raw. Ключевым моментом их первого выпуска было неожиданное появление Лекса Люгера, который, как и Рэнди, прочитал знаки и покинул WWF, пока не стало поздно.

Оуэн и Йоко уступили командные пояса молодой команде The Smokin’ Gunns. Оуэн стал отцом новорожденной малышки Афины. В ответ на все розыгрыши, которые он проделал надо мной за все годы, я стал говорить всем с абсолютно серьезным лицом, что он назвал дочку в честь Стю! Я со смехом наблюдал за его злостью, когда все поздравляли его с рождением дочери Стюэллы. Я был рад, что смог отомстить ему!

Я не был против проигрыша Шону на WrestleMania XII, но я знал, что Шон не сможет стать моим преемником, и я был уверен, что он не будет собирать такую же аудиторию, как и я. Между мной и Шоном была разница, которая в итоге стоила ему многого, — я ценил свой андеркард. Я всегда находил время поздороваться даже с самым последним джоббером. Фэйсу небольших размеров нужны хилы, которые помогали бы ему раскрыться, а Шон относился к большинству рестлеров так, словно они недостойны были даже работать с ним. Клике удалось настроить против себя почти всех, даже обслуживающий персонал. Рон Харрис, один из двух больших, лысых близнецов, выступавших в команде «Братья Блю», не оценил замечаний Шона по поводу его матча. Он схватил напуганного Шона за горло в душе Медисон-сквер-гардене и пригрозил засунуть его голову в задницу, если Шон еще раз попробует умничать. Шон даже поссорился с Вождем, как оказалось, это стало началом конца для одного из самых преданных генералов Винса.

Билл Уоттс продержался лишь несколько недель и уволился 13 октября, поняв, что Винс просто пропускает его советы мимо ушей. Я понял, что Уоттс ушел после решения Винса передать пояс Шону. Он считал, что Шон был слишком маленьким и что пояс должен был остаться у меня. Винс вернул Пэта в команду по букингу, но уменьшил его нагрузку, поставив Джерри Бриско во главе рестлеров. Бриско подлизывался ко мне, притворяясь моим старым другом, одним из парней, и, поскольку особого выбора у меня не было, я постарался доверять ему.

На следующий день после увольнения Уоттса Шон снова не смог держать рот на замке, на этот раз у него возникли проблемы с кучкой морских пехотинцев в баре в Сиракьюс. По словам Дэйви, который был там с Уолтманом, Шон приставал к подруге одного из морпехов, которая работала в баре официанткой. К концу вечера все трое были перегружены Сомой, а заботливая официантка предложила подвезти их до гостиницы. Они вышли к машине, где их встретили (тут данные зависят от личности рассказчика) от четырех до девяти разгневанных морпехов. У трех рестлеров не было шансов. Солдаты вытащили Шона с переднего сидения, а Дэйви и Уолтман, словно в замедленной съемке, вылезли с заднего. Кид сделал несколько неуклюжих попыток нанести удары из карате, но он был настолько не в себе, что его просто потолкали, как куклу. Дэйви был так накачан таблетками, что едва стоял, но все равно тем парням не удалось свалить его с ног. Он поморщился, рассказывая мне, как они ударили Шона головой о дверь, а потом долго избивали, а он был настолько невменяем, что даже не делал попыток закрыть лицо руками.

22 октября Шон появился на In Your House в Виннипеге и объяснил, что на него напали 9 морпехов и что ему придется пропустить некоторое время. Он уступил Межконтинентальный пояс Рамону транзитом через бывшего рестлера ECW Шейна Дугласа, чтобы отправиться залечивать раны. Поскольку Межконтинентальный пояс все еще приносил немалые деньги, парни в раздевалки решили, что клика снова пытается добыть для себя все лучшие места.

Я был приглашенным комментатором на матче Дизеля и Дэйви, и нам пришлось проделать огромную работу по продвижению фэйса. Дизель не получал никакой поддержки от канадской аудитории, матч был так плох, что Винс снял с себя гарнитуру и прошипел: «Ужасно!» Примерно в это же время WCW сделала невозможное, побив Винса в рейтингах, что только усугубило наше положение.

Мой матч с Дизелем на Survivor Series был жестким. Мы дополняли друг друга и строили матч таким образом более 25 минут, пока я не прыгнул на него с верхнего каната; он отошел в сторону и я жестко приземлился на маты за рингом. Дизель добрался до апрона и закатился на ринг, пока я с трудом поднялся на ноги. Я прошел мимо стола комментаторов и начал забираться на апрон, когда Дизель пробежал мимо Эрла Хебнера и использовал канаты, чтобы столкнуть меня на стол комментаторов, который никоим образом не был подготовлен для этого. Стол не сломался так, как мы ожидали, и все услышали громкий, отвратительный стук.

Я беспомощно лежал на пошатнувшемся, но устоявшем столе, и Дизель подошел ко мне и закинул меня на ринг, как куклу, при этом он делал вид, что расстроен таким поворотом событий. Он поднял руку в черной перчатке и приготовился провести свою коронную бомбу, но я перевел прием в удержание, и раз… два… три. Зрители взорвались! На своем 41-м PPV я выиграл третий мировой титул WWF. Дизель в гневе оттолкнул рефери и привел на мне две жесткие и болезненные бомбы, которые выбили из меня весь дух. Рефери поднимались на ринг, словно на конвейере, но Дизель разбросал их всех. Забыв о сценарии, он встал надо мной, бросил мировой пояс на мою грудь, посмотрел на меня и сказал: «Не забывай, кто сделал тебе гребаную услугу». И этот парень всего два года назад подлизывался ко мне.

Альтернативные ссылки: ВКонтакте, Яндекс, Rutube

Я подумал, что Винс ухватится за тот факт, что я стал трехкратным чемпионом WWF, но я ошибался. На следующий день после моей титульной победы Raw проходило вживую в Ричмонде, штат Вирджиния, но комментаторы лишь мельком упомянули о моем чемпионстве, показав короткую нарезку из матча. Шон, наконец, вернулся после того избиения, и именно он с Дизелем занял центральное место на шоу. Дизель стал говорить, что я выиграл нечестно. Не все фанаты покупали PPV, но большинство смотрело Raw, поэтому на некоторое время им пришлось согласиться с точкой зрения Дизеля.

Позже на том шоу Оуэн сделал хороший матч, в концовке которого провел на Шоне удар ногой с разворота в стиле Иноки. Согласно сюжету, Шон немного пошатался, упал на одно колено и, наконец, потерял сознание. Вскоре врачи уже колдовали над ним, а Винс, забравшийся на ринг уже без гарнитуры, выглядел потерянным. Оуэн сделал смущенный вид и покинул ринг. На этом шоу вышло из эфира. Все было разыграно так реалистично, что почти все телезрители поверили в травму Шона. На арене плакали девушки, что окончательно затмило факт смены чемпиона.

Два дня спустя после моей титульной победы меня, наконец, пригласили на интервью, но оно проходило на записанном Raw, которое выходило в эфир спустя неделю. Такая тактика наверняка не помогла бы сделать достоверного чемпиона. Более того, я еще не успел раскрыть рот, как Бэклунд поймал меня в свой коронный захват, из которого меня спасли только рефери и агенты.

Я провел великолепный матч с Дизелем для Винса, но он получил так мало внимания, что скоро позабылся. Сюжет для моего матча с Дэйви на In Your House 17 декабря почти не развивался, поскольку основное внимание уделялось бывшему чемпиону и казавшемуся серьезно травмированным Шону.

Дизель продолжал утверждать, в том числе и в прямом эфире ТВ-шоу, что я выиграл пояс, только потому что подлизывался к Винсу. У меня был пояс, но не было власти, которая обычно достается его обладателю. Очевидно, что Дизель и Шон имели влияние за кулисами, и я носил пояс, только чтобы проиграть его Шону на WrestleMania XII. Поскольку Хоган, Лекс и Дизель не смогли занять мое положение, Винс, казалось, был настроен избавиться от меня на некоторое время и заставить всех считать Шона настоящим королем.

Винс, видимо, понял, что надо что-то сделать для моего матча с Дэйви, поэтому он пригласил Диану на ТВ-записи в Ричмонде, очевидно, чтобы сделать ее хилом. Мне не понравилась эта идея. Во-первых, по-моему, это бы испортило имидж Оуэна как белой вороны, кроме того, уже столько родственников отвернулось от меня (Оуэн, Джим, Дэйви, Брюс, а теперь и Диана), да и Дизель называл меня подлизой, что многие зрители могли бы подумать, что со мной невозможно ужиться.

Винс предложил Оуэну, Дэйви, Диане и мне обсудить, что мы можем сделать. Диана спокойно произнесла: «Я просто скажу Винсу, что сделаю все, что он захочет». Я поперхнулся и предупредил ее: «Никогда не говори, что ты сделаешь все, что они захотят! Они заставят тебя побриться налысо и выйти на ринг задом наперед!»

Несколько минут спустя мы с Оуэном поговорили наедине возле кабинета Винса. Оуэн переживал, что Диана будет выглядеть плохим человеком, что сыграет против репутации всей семьи. Тут мы заметили, как Диана подслушивает нашу беседу. Когда мы зашли в кабинет Винса, чтобы обсудить все это, Диана проигнорировала все наши предупреждения. Ее первыми словами были: «Я сделаю все, что ты захочешь, Винс». Она настолько разозлила нас с Оуэном, что мы высмеяли всю идею с ее привлечением перед Винсом, который решил, что лучше отказаться от ее услуг, пока не закончится суд над Дэйви.

Я напрягал мозги несколько недель, пытаясь придумать, как сделать так, чтобы матч имел какое-то значение. Дэйви ничего не предлагал, надеясь, что я придумаю все сам. Но в голове у меня было пусто. Однако когда я ехал на Hersheypark Arena в день матча, я заметил аптеку, и тут до меня дошло, что немного крови изменит все. Я купил лезвия и ножницы. Выходя на ринг, я собирался нарушить запрет Винса и снова показать всем, как это делается.

Дэйви и я 15 минут выстраивали историю, в которой у каждого была своя правда. Как и ожидалось, вначале зрители не были захвачены нашей историей. После ожидаемой первой части я посадил Дэйви на стойку ринга и попытался провести суперплекс со стойки. Но он заблокировал мой прием, с нечеловеческой силой поднял меня и бросил прямо на канаты. Зрители ахнули, когда я упал за ринг, где я выплюнул лезвие изо рта. Когда я поднялся на ноги, Дэйви набросился на меня сзади, из-за чего я упал головой на стальные ступени. Я сделал порез очень высоко, и потекла горячая кровь. Пока Дэйви работал надо мной, моя голова стала похожа на помидор, и теперь даже самый простой прием взрывал толпу. Люди уважают Роберта ДеНиро за то, что он набрал около 30 килограмм, чтобы сыграть Джейка ЛаМотту в «Бешеном быке». Почему же профессиональные рестлеры, проливающие кровь ради реализма, не получают такого же признания?

После нескольких близких концовок я свернул Дэйви в старый, добрый Оклахома-ролл.

Когда я вернулся в раздевалку, врач заявил: «Это рассечение от ступенек!» — и наложил 5 швов на мою голову. Дэйв Мельтцер назвал матч «еще одним пятизвездочным представлением». Медленно, но верно я завоевывал его признание. И я был горд, что Мельтцер и остальные поклонники рестлинга так и не заметили, что я намеренно пустил себе кровь.

После ТВ-записей на следующий день несколько парней сидели в номере Курта Хеннига, попивая пиво. Рамон принял пригоршню Сомы и медленно покачивался; он отплывал в сказочную страну, пока остальные сидели и рассказывали байки. Мэйбл был обескуражен, он выслушал слишком много критики за неудачно проведенный дроп локтем, который разбил глазницу Тэйкера. К счастью, Тэйкер мог продолжать работать с этой травмой, если надевал защитную фиолетовую маску, что делало его похожим на Призрака оперы. Курт вовсю нахваливал меня, одновременно опуская клику перед Уолтманом. Посмотрев на Рамона, Курт достал из своей сумки электробритву, включил ее в сеть и легким движением сбрил Рамону правую бровь. Парень попытался заступиться за Скотта, когда Курт поднес бритву к другой брови: «Не надо, Курт, ладно тебе!» Сначала Курт послушался Парня, но, когда мы уже подумали, что инцидент замят, он вдруг выдал: «Да пошел ты, Кид». Он щелкнул кнопкой и сбрил Рамону левую бровь. Рамон ничего и не заметил, только мечтательно улыбнулся.

Top.Mail.Ru