[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 26: Мистер Сворачивание

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Ilgauskas

После сюжета с Хоганом, я должен был работать с Эджем. Но планы резко поменялись, когда Эдж серьезно травмировал плечо и должен был пройти курс лечения, тем самым, выбыв из обоймы на пару месяцев. Чтобы как-то обыграть его повреждение, мы придумали сегмент, в ходе которого, я травмировал плечо Эджа, заперев его между стойкой ринга и стальными ступенями, а затем ударив по нему стулом.

Мою жертву увезли на носилках, а толпа, тем временем, принялась оплакивать своего героя. Хорошие новости заключались в том, что когда Эдж вернется, почва для фьюда у нас уже будет, а пока мне нужно было найти того, с кем можно было бы поработать, пока Эдж проходит лечение.

И этим парнем стал Джон Сина.

Сина, на тот момент, являлся перспективным талантом, которого скауты WWE заметили в одном из тренажерных залов в Калифорнии. Он обладал выдающимися внешними и физическими данными, но, что было особенно важно для меня, он был личностью. Я видел его неподражаемое промо, в рамках которого он произносил речь, а затем, будто на пленке, мотал ее (речь) назад и воспроизводил снова, слово в слово, при этом повторяя все телодвижения, но в обратном порядке. Я никогда не видел ничего подобного и поэтому мог с уверенностью сказать, что этот парень имел все шансы, чтобы достичь успеха.

Сина дебютировал в матче против Курта Энгла на Smackdown, и в тот вечер они порвали зал. Я подумал, что могу сделать то же самое и попросил Винса дать мне возможность поработать с Джоном. Винс, на тот момент, не был настолько впечатлен работой Сины, но в итоге дал согласие и назначил матч между нами на Vengeance в Детройте. В том бою я должен был одержать победу, однако, за несколько дней до шоу, я позвонил Винсу, чтобы поделиться с ним своими мыслями.

— Я, правда, очень хочу, чтобы ты отдал победу ему, Винс. Он уникален, отлично выглядит, да и старания ему не занимать. Дай ему шанс.

Винс думал иначе, но я настаивал на своем.

— Говорю тебе, босс, в парне что-то есть. Позволь ему победить меня.

Я думаю, что тогда Винс просто устал спорить со мной и поэтому согласился поменять концовку боя. На PPV, Сина удержал меня после того, как перевел Walls of Jericho в свое сворачивание, и затем получил небольшой пуш. Он не начал использовать свой AA или STFU, а побеждал, в основном, благодаря быстрым сворачиваниям, поэтому я прозвал его Мистером Сворачивание. Но пуш его долго не продлился и, спустя всего несколько недель после его триумфальной победы над Джерико, он вернулся к выступлениям в матчах, что открывали шоу.

Сина получит свой большой шанс, когда зачитает фристайл, будучи одетым как Vanilla Ice, на специальном выпуске Smackdown, приуроченном к Хэллоуину, и этим впечатлит многих. За ним закрепится прозвище Doctor of Thuganomics и он начнет свое медленное, но верное восхождение к вершинам бизнеса.

Ну как в воду глядел же.

Тем временем, выяснялось, что Эджу не потребуется операция на плече, и он вернулся раньше, чем ожидалось, придя на помощь Хогану в тот самый момент, когда я собирался казнить плечо Халкстера тем же способом, что привел к травме Эджа. Вернувшийся герой наказал своего обидчика.

На протяжении нескольких следующих недель, сюжет Джерико/Эдж набирал обороты, и в планах сценаристов было провести бой на SummerSlam, в котором сошлись бы Джерико с Фоззи в качестве его менеджеров и Эдж с Озборнами, в том же качестве. Мне не терпелось поработать с Оззи и я был готов на все ради этой возможности, однако сюжет был похоронен, а вскоре та же участь постигла фьюд Джерико/Эдж.

Причиной этому стало опасение Винса по поводу нехватки звезд на Raw. Винс решил перевести меня, Игрока и АнтиАмериканцев (Лэнс Шторм, Тест и Кристиан) на красный бренд, чтобы добавить шоу необходимой остроты. А это значило не что иное, как конец нашему с Эджем фьюду.

Я был не рад переходу, как не рад был этому и Хоган.

— Не могу поверить, что ты уходишь, мужик. Я теряю своих парней.

Естественно, Хоган был расстроен тем, что те работники, что помогали ему выглядеть лучше, уходят, и его чувства можно было понять. Он был многим обязан тем ребятам, что трудились, ради того, чтобы его звезда не прекращала сиять.

В свой последний вечер на Smackdown я уступил Эджу в хорошем матче, что состоялся в клетке, которой так же был ознаменован вмешательством Unamericans. На помощь Эджу пришли Сина и Рей Мистерио. Рей забрался на вершину клетки и совершил красивый прыжок прямо на Лэнса и Теста, в то время как Эдж и Сина вынудили Кристиана и меня ретироваться из клетки. Под конец шоу четыре плохих парня спаслись бегством, попутно накричав на Сину, Эджа и Рея, а Майкл Коул заявил о приходе новой эры на Smackdown.

А я уходил.

Я разыскал Винса за кулисами, чтобы задать ему вопрос.

— Ты любишь деньги?
— Конечно, я люблю деньги, – в недоумении ответил мне Винс.
— Ты ведь знаешь, что переводя меня на Raw, спускаешь их в унитаз? Сюжет с Эджем перспективен и мы еще можем выжить из него многое.

Винс покачал головой, но, было очевидно, что он не собирался менять своего решения.

— Я думал об этом, Крис, но сейчас ты мне нужен на Raw. Мы всегда можем вернуться к Джерико и Эджу.

На это потребовалось восемь лет, но, да, мы вернулись. Однако, это уже совсем другая история…

В свой первый вечер после возвращения на Raw, я напал на Флэра из своей засады, что находилась под рингом, и, буквально, уничтожил его. Он только вернулся в WWE и все еще не мог найти себя. Уверенность Рика таяла с каждым годом пребывания в WCW, и в итоге он окончательно потерял ее. Многие скажут, что Флэр – величайший рестлер всех времен, однако, на тот момент работать с Хоганом было проще.

Отложите в сторону ваши вилы и факелы, рестлинг–знатоки; правда заключалась в том, что Флэр, на том этапе своей карьеры, был лишь тенью самого себя, и работать с ним было непросто, в то время как Халк знал, что нужно делать и как, браза.

У нас с Флэром был сюжет, который завершился на SummerSlam. Винс хотел, чтобы я проиграл ему после сворачивания, но я был против. Почему бы мне не сдаться от его фирменного Figure Four? Он никогда не побеждал с помощью своего знаменитого болевого, и я хотел стать первым, кто нарушит эту традицию, сдавшись после него впервые за пятнадцать лет. Но на этот раз не согласился Флэр. Когда я спросил его о причине отказа, он ответил, что не заслуживает этого.

Его слова вывели меня из себя. Даже, несмотря на то, что он был не в лучшем психологическом состоянии, он все еще был Риком, мать его, Флэром!

— Перестань, Рик! Ты один из величайших рестлеров всех времен, вот и веди себя подобающе!

Флэр пристально смотрел на меня около тридцати секунд, а затем медленно протянул мне руку.

— Спасибо тебе за эти слова.

Тем вечером, он начал по-тихоньку возвращать себе былую уверенность и спустя еще несколько недель, наконец, вернул ее. Он так или иначе, в конечном счете, вернул бы ее, однако, мне кажется, что те слова, что были сказаны мной, дали ему тот необходимый пинок под зад, в котором он тогда так нуждался. Мое предположение подтвердилось годами позже, когда он вручил мне копию своей книги с небольшой пометкой внутри: «Крис, наша дружба и твое отношение ко мне всегда много для меня значило. Спасибо тебе за то, что помог мне собраться с мыслями. Твой друг, Рик Флэр».

Это служит примером того, что, иногда, даже величайшие нуждаются в совете. К тому же, я был рад отплатить ему за то, что он помог мне в тот момент, когда я испытывал определенные трудности во время своего Неоспоримого Чемпионства.

Мой контракт заканчивался летом 2002 года, и я был всерьез настроен продлить его, однако компания затянула этот процесс, так как была не согласна с некоторыми новыми пунктами, что я добавил в наше соглашение. Винсу же не терпелось переподписать контракт, поэтому, в один прекрасный день, когда я прибыл на арену в Сакраменто, меня пригласили к нему в офис.

— Довольно препирательств, Крис, нам надо обсудить твой контракт. На чем мы там остановились?
— Мы работали над ним на протяжении нескольких месяцев, однако в нем все еще существуют определенные загвоздки.
— Да, знаю. Чего ты хочешь?

Я сделал глубокий вдох.

— Винс, я ведь один из твоих лучших работников?
— Определенно, да.

Это все, что я хотел услышать.

— Тогда я хочу совершить сделку, которая это подтвердит.

Я сказал ему, чего хочу, но не мог поверить в ту сумму, что сорвалась у меня с языка. Она была непостижимо высока, по сравнению с той сумасшедшей суммой в 100 тысяч, что я просил у Бишоффа шестью годами раннее.

Винс покачал головой. Выглядел он немного растерянным.

— Если я дам их тебе прямо сейчас, ты возьмешь?
— Конечно, возьму, босс.
— Хорошо, они твои.

На том и порешили. Спустя шесть месяцев препирательств, контракт был закончен за 2 минуты.

Однако, то был последний контракт с WWE, что я подпишу за долгое время.

Для Survivor Series 2002, Винс планировал придумать что-то особенное и оригинальное, чтобы продать шоу. Игрок ратовал за проведение WarGames — матча, в котором задействованы десять рестлеров, два ринга и клетка, в которой и происходит все действо. Винс не хотел использовать этот концепт и название, потому что все это было изобретением WCW. Тогда на свет и появился Elemination Chamber.

Чэмбер представлял собой огромных размеров клетку с полом и стенами из цепей. Когда она опускалась, то устанавливалась на одной поверхности, что и ринг, при этом увеличивая поле битвы примерно в 2 раза. В каждом углу клетки находилась капсула из пуленепробиваемого стекла, в которой ты томился в ожидании, пока не наступит твой черед войти в бой. Можно было с уверенностью сказать, что тот, кто построил это сооружение, не имел и понятия, каково это биться внутри этой камеры пыток, а это, я вам скажу, довольно болезненно. По правилам, матч начинают двое рестлеров, остальные участники входят в матч каждые пять минут. Все это продолжалось до тех пор, пока не останется один. Он и становился чемпионом.

В том бою участвовали я, Роб Ван Дам, Букер Т., Каин, Игрок и Шон Майклз, и поскольку тот матч был дебютным во всех отношениях, у нас не было даже шаблона, по которому можно было выстроить бой. Мы прибыли в MSG за несколько часов до начала шоу, чтобы попытаться сформулировать, что конкретно мы планируем показать внутри этого замка ужасов, однако спустя пару часов усиленного мозгового штурма, мы так толком ни к чему и не пришли и поэтому все еще продолжали обмениваться идеями, когда шоу уже началось. Шон и Игрок должны были остаться последними в клетке, и концовку им пришлось продумывать на ходу; когда матч начался, далеко не все были в курсе, что их ждет.

Я и Ван Дам начали матч, затем к нам присоединился Игрок (На самом деле, матч начали Роб Ван Дам и действующий, на тот момент, чемпион – Игрок, а вот присоединился к ним, как раз Джерико – прим.перев.). По ходу боя, РВД вскарабкался на верхушку капсулы, однако крыша клетки не позволила ему выпрямиться перед прыжком. В итоге, он прыгнул на Игрока из полусогнутого положения и поскольку последний находился слишком близко, Роб приземлился коленом прямо на горло Хантеру. Гортань Игрока была повреждена, и он с трудом мог говорить. Он испытывал жуткую боль, и когда я подполз к нему, чтобы спросить о том в порядке ли он, он, хрипя, ответил мне отрицательно. Надо было брать ситуацию в свои руки. Я тусовался возле Букера и Роба, дожидаясь окончания отсчета, что ознаменовал бы выход Шона. Он тогда только вернулся после продолжительного пятилетнего отсутствия, и публике не терпелось увидеть своего любимца снова в действии. Все трое лежали (Ван Дам выбыл из боя секундами ранее – прим.перев.) на мате, когда секундомер достиг нуля. Замерцали голубые лампочки, а затем раздался раздражающий звук, такой, как в «Кто хочет стать миллионером?», что означал открытие новой капсулы.

Оперившись на канаты, я одним глазом следил за капсулой Шона, когда, внезапно, кто-то атаковал меня со спины. Это по-настоящему напугало меня, и я обернулся, подобно одной из жертв франшизы «Кошмар на улице Вязов». Однако, вместо Фредди Крюгера, я увидел перед собой Каина и выглядел тот злее, чем Фредерик когда-либо был. Я не мог понять, почему Каин избивает меня, в то время, как Шон все еще находится в своей капсуле, как, вдруг, до меня дошло: они открыли не ту капсулу.

Я что, вдруг, превратился в участника Spinal Tap?

Даже, несмотря на то, что мы находились в конструкции, что целиком и полностью была создана с учетом всех наших требований, несмотря на то, что именно наши рефери были ответственны за открытие капсул, мы все равно умудрились облажаться.

Никто из нас понятия не имел, как действовать дальше, поскольку мы потратили несколько часов на проработку конкретно этой части боя. Шон должен был войти и зачистить ринг. Заниматься этим он должен был на протяжении пяти минут, пока не выйдет Каин и не зачистит ринг от самого HBK.

Сейчас же нам оставалось только импровизировать (Игрок все еще лежал в углу, мучаясь от боли): роль чистильщика исполнял Каин и он был чертовски убедителен.

Ранее тем же днем, я подкинул идею Пэту и Каину, что заключалось в том, чтобы разбить капсулу одним из участников боя. Они категорически отвергли мою задумку, ссылаясь на опасность данной затеи для здоровья одного из рестлеров.

Вернемся к матчу, где, тем временем, Каин, отправляет меня через верхний канат, и я приземляюсь на голую сталь. Я с трудом поднимаюсь на ноги.

— Разбей мной капсулу – прокричал я Каину.

— Именно это, черт возьми, я и собираюсь сделать – ответил он мне, будто вся вина за неверно открытую капсулу была на мне.

Оказалось, что о моем здоровье можно было забыть, когда открылась та самая злосчастная капсула.

Каин поднял меня и со всей силы запустил в капсулу. Я ударился настолько сильно, насколько это было возможно, и был удивлен тем, как легко я преодолел барьер в виде пуленепробиваемого стекла. Я лежал внутри разбитой капсулы, а куски пластика, в свою очередь, лежали на мне. Майк Портной из Dream Theater пришел поболеть за меня в тот вечер и сидел в первом ряду, но боль была настолько сильной, что я, даже, не мог поднять голову, чтобы посмотреть на него. Когда мне, наконец, это удалось, Майк увидел окровавленную физиономию, что смотрела на него. Его лицо не выражало ничего, кроме паники.

Стекло, может, и было непробиваемым, но уж точно не для Джерико. Это было больно.

Вскоре открылась капсула Шона, и тот, проведя Sweet Chin Music сначала мне, а потом и Игроку, выиграл матч и Мировое Чемпионство. Публика в MSG восприняла викторию своего любимца на «ура», даже, несмотря на то, что в тот вечер он выступал в ужасном трико серого цвета. Насчет его прически я, вообще, промолчу.

Я же, после того как был элиминирован, не мог найти себе места за кулисами.

Я не мог поверить в то, что на таком крупном шоу как Survivor Series, в такой большой компании, как WWE, в ТАКОМ матче, как Elimination Chamber, могло случиться то, что в итоге случилось. Это был косяк в лучших традициях WCW, и это не на шутку взбесило меня.

Но я прекрасно понимал, что нужно взять себя в руки и сделать это быстрее, чем я ляпну что-нибудь Винсу или исполнительному продюсеру Кевину Данну. Когда я встретил их, они извинились передо мной, но, видимо, посчитали необязательным объяснить мне причину случившегося. Это было их право, однако мне, как перфекционисту, было неприятно осознавать, что, в один момент, все пошло не так, как было запланировано. Я и по сей день продолжаю гадать, почему открылась не та капсула.

Проделки гремлинов?

Top.Mail.Ru