[Адам Коупленд: На Грани] Главы 17-19

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Dark Bird

ГЛАВА 17

Ближе к концу этого чудесного лета Толстяк и Джей расстались со своими подругами и стали завсегдатаями в нашем пляжном домике. Я бросил пару матрасов на пол и поставил «Hotel California» на магнитофоне, проявив гостеприимство. Джей, который уже отучился год в колледже Хамбер, наконец, решил начать обучение рестлингу в тренажерном зале Салли. Кстати, следующий год Джон, Джей, Толстяк и я — мы все должны были провести в Хамбере, так что после того, как наше лето мечты закончилось, мы решили вместе с Джонни Ньютоном снять таунхаус в Торонто. (примеч. перевод. – Таунхаус (англ. townhouse) — комплекс малоэтажных комфортабельных домов, совмещённых друг с другом боковыми стенами.)

Этот дом стал нашим неофициальным домом братства. Полный цирк. У нас было столько народу, что мы могли установить вращающиеся двери для всех людей, которые к нам приходили и уходили. Мы старались, и я подчеркиваю, старались, готовить, и редко мыли посуду. Это выглядело, как дом пяти молодых холостяков. У каждого из нас была назначена неделя обязанностей по кухне. Неизменно блюда готовились в первый день, и после этого они неделю оставались тлеть, пока не наступал черёд кого-то другого. Мы мыли дом с помощью боёв водяными пистолетами. Вы будете удивлены, насколько хорошо вы можете очистить грязный свинарник несколькими водяными пистолетами. В течение года все мы ужасно друг другу надоели.. Этого и следовало ожидать, но мы ни разу толком не подрались. Однако случилось так, что мы пятеро постепенно начали отдаляться.

Джонни скрывался в подвале, словно маньяк. Джон пытался сломить и покорить серьезную девушку. Толстяк потихоньку направлялся в его татуированный, эксцентричный путь, а Джей отмахнулся от учёбы, чтобы сконцентрироваться на рестлинге. Между тем я устроился на неполный рабочий день в Backstage Pass на Торговой Площади в Миссиссауга. Backstage Pass продают старинные одежды и рок-н-ролльные наряды, так что мне снова подвернулась крутая работа. Я также выкраивал время, чтобы принимать участие в рестлинг-шоу, так что, в конечном счёте, я был занят. Но даже при всем этом я был в состоянии начать и вести серьезные отношения с девушкой по имени Диана, которую я встретил на занятиях по радиовещанию.

Но Колледжские деньки были веселыми. Я постоянно был уставшим, я продолжал ездить без страховки, но это было хорошее время. Джей поглощал азы рестлинга словно Фарук и Брэдшоу — пиво. Все остальные были заняты своими делами. Но мы всегда собирались в гостиной для турнирных баталий в NHL на приставке Sega Genesis. Они всегда были весьма горячими, и Джей — как и в будущем на RAW — был самым надоедливым. Он всегда был в состоянии залезть людям под кожу (я думаю, что это его особый дар в жизни), но участвуя в этих турнирах он использовал своё умение раздражать на полную мощность. Много раз эти игры заканчивались, когда один или все мы штурмовали нашу комнату. Эй, хоккей на Сеге был важным, черт возьми, но разве я сказал, что мы повзрослели?

Момент, который случился немного позже в том году, стал очень наглядным. Однажды вечером Толстяк решил пойти на гулянку. Он принял бутылку ямайского рома и превратился в воющего ублюдка. Мы с Джеем использовали это как повод для нашего следующего прикола. Когда Толстяк, наконец, вырубился на своей кровати, мы прокрались и стянули с него штаны (не волнуйтесь, на нём все еще были его Андерусы). (прим. перевод. — Underoos — бренд нижнего белья для детей. На нём часто изображают разных персонажей из комиксов, мультиков и фантастики.) У Толстяка были черные волосы на ногах, так что мы решили выбрить первое слово, которое пришло на ум: FAT. Полюбовавшись нашим новым шедевром, мы вышли из комнаты и быстро забыли об этом. Толстяк обнаружил это в Лос Анджелесе, когда решил погулять по Родео Драйв в шортах. Его голос по телефону был недовольным. Упс!

Следующее нельзя хорошо перевести на письменный язык, это был один из тех моментов, когда ты должен быть там, но это настолько глупо, что я должен об этом упомянуть. Под дверью туалета была большая пятисантиметрова щель. Обычно, когда кто-то из нас направлялся туда по серьезным делам, остальные толкались на лестнице, на уровне щели и кричали (с сильным хорватским акцентом матери Джона): «Я вижу твои ноги, ты какаешь?» Сходить в туалет оказывалось достаточно сложно, если над вами постоянно кто-то ржёт и прикалывается. Да, я понимаю, что женщинам не очень понравились эти строки, но вы должны понимать, что каждый парень проходит через этот этап. К счастью, я из него вырос (я думаю).

ГЛАВА 18

Я ездил в колледж, но никогда не терял стремления к рестлингу, он по-прежнему был для меня всем. Поэтому, когда у меня появилась возможность поехать в трехнедельный тур по Виннипегу, я решал, учёба или нет. К счастью, мои учителя понимали и были снисходительны. Диана собирала все мои домашние задания, а я потом делал двойную работу, когда возвращался домой.

В поездке участвовали Свингер, Джо и я. Я предполагал, что это будет как наш последний набег в Виннипег. Люди, как я был неправ! Я был совершенно не готов к ледяному аду на земле, с которым я столкнулся. Было два положительных момента в этой поездке: бесценный опыт, который я хотел получить, и команда ребят, которые делали поездку. С нами были Дон Каллис, Ленни Ольсен (Доктор Лютер), Джетро Хогг и его домашняя свинья Снутс, Дезвулф Фенрис (Пол Лэзенби), молодой Лэнс Шторм, ну и трое нас (считайте, парни из Торонто, хотя Свингер и был родом из Ниагара Фоллс, штат Нью Йорк).

Мы приземлились в Виннипеге (нет, это не опечатка, поверьте мне) и взяли такси до нашего отеля. Отель Континенталь. Поищите слово «свалка» в словаре, там должна быть картинка Континенталя. Он был на пару с Мотелем Панорама. Мог ли я знать, что единственная кровать, на которой я буду спать на протяжении всего тура, будет в Континентале. Проведя весьма нервную ночь вместе с тараканами размером с Кадиллаки, я следующим утром выбрался из отеля, ожидая, чтобы присоединиться к началу тура.

Наконец, белый длинный Эконо-Фургон остановился. За рулем был промоутер Тони Конделло. Даже в рестлинг-бизнесе Тони является единственным в своём роде. Как вы позже поймете, у Тони весьма своеобразное чувство юмора. Но я забегаю вперед. Давайте вернемся к нашей поездке. Мы все сели в фургон, новые ребята сзади. А мы, Парни из Торонто, были новичками. У остальных были с собой консервы и спальные мешки, что заставило меня в задумчивости почесать затылок. У меня засосало под ложечкой, и это чувство никак не прекращалось ,потому что мы всё ехали, ехали и ехали. Цивилизация осталась далеко позади и мы познакомились с такой дерьмовой штукой, имя которой «зимняя дорога». Я знаю, это звучит как плохая баллада группы Cindirella, но это было намного хуже.

Что такое «зимняя дорога», спросите вы? Это когда снегоуборочный вездеход проходит через густые северные канадские леса, оставляя за собой грубый, неровный, канавоподобный, размером с Гранд-Каньон, путь. Всё это, плюс добавьте ёё особенность покрываться льдом и снегом. Да! Скажем так, отрезок зимней дороги был примерно сто шестьдесят миль, и занял двадцать часов! Это был реально ад на земле (ну если не считать матчи клоуна Доинка). Погода была всегда тридцать градусов по Цельсию и больше… ниже нуля! Добавьте фактор холодного ветра, и вы поймете, что в задней части машины, до куда не доходило тепло обогревателя, был настоящий дубак. Помните, кто сидел сзади? Да, всеми любимый Edgesicle! Конечно, будучи семи пядей во лбу, я также носил военные ботинки со стальными подносками. Не самый лучший выбор, чтобы держать ноги в тепле. Если и было время, когда я сомневался в правильности выбора карьеры, так это во время этой поездки. По большей части я не сомневался в этом ни разу.

Очевидно, что не было никаких ресторанов вдоль этой чертовой дороги, следовательно, все запаслись едой. Все, за исключением Свингера и меня. У Джо уже был зимний тур смерти за плечами, поэтому он не забыл взять с собой поесть, но он забыл сказать об этом нам. Тем не менее, Джо — один из самых отзывчивых людей, что я знаю, так что он поделился с нами.

Через двадцать четыре часа мы, наконец, прибыли на наше первое шоу в индейской резервации под названием Оксфорд Хаус. От этого названия у меня до сих пор мурашки бегают по моей больной спине. С учетом холодного ветра в полную силу температура была -72 по Цельсию. Самая холодная погода, с которой я когда-либо сталкивался. Если вы будете дышать через нос, ваши ноздри смёрзнуться. Если вы будете дышать через рот, вы не сможете говорить. Нас предупредили, что обморожение кожи может произойти за 30 секунд, так что нам посоветовали не выходить на улицу.

Во время нашего паломничества на север маленькую резервацию постигла трагедия. Подросток шел по замерзшему озеру с канистрой бензина, надышался и его сердце остановилось. Обычно резервация полностью закрыавлась на неделю траура. У вас назначено, а она закрыта, включая и наше шоу. До следующего шоу было три дня, идти было некуда. Мы остались заперты в весьма спартанской обстановке — нас поселили спортзале школы Оксфорд Хауса.

Пока продуктовый магазин не закрылся, мы со Свингером сходили за продовольствием. Заезды в эти гиблые места для развозчиков провианта оплачивались дополнительно. Вероятно по эквиваленту империи P. Diddy. Это, разумеется, повысило цены: 4 доллара за банку тунца, 6 долларов за бутылку диетического Пепси и так далее. Из-за этого я вынужден был брать в кредит (в счёт моей будущей зарплаты), что привело меня к финансовой дыре ещё до того, как мы провели первое шоу. Стало ещё хуже (как будто это было возможно): одной холодной ночью электричество выключилось. Замёрзли линии электропередач. Мне светило провести ночь в спортзале бе спального мешка… я не упоминал, что было минус 72 на улице? У меня для вас два слова, и это не «Suck it» Дегенератов Х, это «О черт». Мы положили наши синие гимнастические коврики (наши кровати) вместе и и прижались друг к другу, пытаясь хоть как-то согреться. Наконец все же включилось вспомогательное электрообеспечение, и мы все с облегчение выдохнули. Причем из-за холода пар этого выдоха мы отчетливо увидели.

После этой жести в Оксфорд Хаус мы двинулись дальше, закончили тур, успев уделить время и нашим некоторым классическим приколам — всё за счет нашего промоутера, похожего на Папу Карло – Тони Конделло. Тони, наверное, самый смешной человек, которого я когда-либо встречал. Он может произнести что угодно на своём гибриде итало-английского языка, и это будет нечеловечески смешно.


Я и Тони Конделло.

Во многие из этих туров смерти Тони не брал рефери. Ребята исполняли двойные обязанности – рестлера и рефери, пока, наконец, в резервации под названием Литл Гранд Рапидс мы решительно не запротестовали. Это означало, что теперь Тони будет нашим судьёй. Он также был анонсером, представляющим нас во время выхода на ринг, так что теперь мы умирали от смеха не только из-за его жесткого акцента, но и от его уморительной манеры судить матчи. В конечном счете Ленни вместе с Доном задумали злую, но блестящую схему:

Им удалось украсть очень яркие красные тренировочные штаны Тони, которые он носил будучи рефери. Пока мы отвлекали Тони, промежность штанов была намазана согревающей мазью. Теперь, если это глубокое согревание становится довольно теплым для спины и плечей, то вы можете себе представить, что оно сделает с вашими нижними регионами, независимо от того, есть на вас нижнее бельё или нет.

В ту ночь был аншлаг. С первым звонком мы все собрались у входа и наблюдали, как Тони ёрзал и «ласкал» себя. Когда пришло время для моего матча, я подошел к Тони, и он своим уникальным прононсом сказал: «Ох, черт, я здесь умираю! Мои яйца в огне!» Как я ни старался, я не смог сохранить невозмутимый вид.

Стало ещё хуже. Моим оппонентом был Ленни, и во время матча мы «случайно» врезали Тони между ног. Наконец, матч подходил к концу, Тони уже начал надеяться расслабиться. Зря. Я забросил Ленни в угол для десяти страшных ударов из ада, несомненно основных в репертуаре любого законного бебифейса, но в эту ночь это приняло дополнительный оборот. Когда я закончил изображать Дэйва Грола, молотя голову Ленни, он сделал классический бамп в стиле Рика Флэра в сторону Тони, успев схватить и стащить его штаны. Тони остался в маленьких трусах-бикини, с отвисшей челюстью, в полном шоке. К тому времени когда он пришел в себя, Ленни уже крепко держал его штаны и не давал Тони натянуть их обратно. Эта битва была тяжелее нашего матча!. Лицо Тони было краснее, чем его штаны. Зрители умирали со смеху, думая, что это было частью шоу.

Это, впрочем, было только начало. Один из парней в туре, Джетро Хогг (которого Тони ошибочно называл Джерико Хогг), взял с собой в поездку свинью по имени Снутс (Тони всегда ошибочно назвал её Снуз). Тони до смерти её боялся. И вот как-то ночью Ленни и Дон проложили дорожку из хлебных крошек к постели Тони (вездесущим синим коврикам из тренажерного зала), а также по всей его заветной шевелюре. Потом они туда же добавили желтый пищевой краситель. А он всё это время крепко спал и даже не шелохнулся.

Затаив дыхание, мы все делали вид, что спим, и ждали, чтобы посмотреть, что же произойдёт. Так же, как мистер Бернс спускал собак на Барта Симпсона, они спустили свинью на Тони. Она тут же напала на след хлебных крошек. Медленно похрюкивая по пути к храпящему Конделло, она ненадолго остановилась, чтобы обнюхать его погружённую в глубокое тепло промежность, перед тем как двинуться к хлебу, помещенному в его шевелюре — кислотно-желтого цвета. Примерно через тридцать секунд, как свинья начала жевать его голову, Тони проснулся и встретился лицом к лицу со страшным Снутсом. Наступило неловкое молчание, и мне показалось, что где-то заиграла музыка из фильмов Клинта Иствуда и недалеко прошелестело перекати-поле. Было три часа ночи в городе Литл Гранд Рапидс, и несчастный итальяшка сорвался.. Он побежал в ванную и закричал: «Свинья нагадила мне на голову!» Мы хохотали до слез, натурально умирая от смеха. Тони вышел из ванной, схватил клюшку и гонялся за нами по тренажерному залу, чуть не обезглавив Лэнса (которого Тони ошибочно называл Лэнд Шторм, я не шучу), пока он не выдохся, благо это не заняло много времени.

Как правило, шутки над промоутером – это не очень хорошая идея, если вы хотите получить зарплату. Представьте себе, если положить пищевой краситель в волосы Винса, я не думаю, что он будет столь же понимающим. Как я уже сказал, Тони является единственным в своем роде, и к счастью, у него хорошее чувство юмора ко всем шуткам направленным на него.

Мы выжили до конца путешествия, и в конце даже провели отменённое шоу в Оксфорд Хаус. Это снова заняло двадцать четыре часа, в результате чего наше общее время пути к Оксфорд Хаус и обратно дотянуло до девяноста шести часов. Всё это с целью получения королевского вознаграждения в размере 75 долларов. Благодаря комбинации холодной погоды, моих ботинок со стальными носками и недостатка в питании, я в конечном итоге заработал сильный фарингит. По окончании тура у меня было достаточно денег, чтобы улететь домой, правда эконом-классом, но как ни странно это звучит, оно того стоило.

ГЛАВА 19

Все мои соседи по комнате разъехались по домам, так что теперь я был сам по себе. Я переехал в подвальную квартиру в пяти минутах ходьбы от колледжа. Хотя я был занят, погрузившись в образование, в то лето я также принимал все заказы по реслингу, которые были доступны. Ещё раз я столкнулся с Шоном Морли, на этот раз на ежегодной феерии (да, я со всей силы пытаюсь не рассмеяться), известной как Томатный Фест. Почему на фестивале, основанном на праздновании помидоров, было рестлинг-шоу до сих пор за пределами моего понимания. Сейчас я смеюсь, но тогда я не упускал ни единого шанса, чтобы запрыгнуть на старый ринг. Мы с Шоном пересеклись в наших путешествиях и сравнили расписания. Он работал на постоянной основе в Пуэрто-Рико. Я по-прежнему смотрел на Шона, как на звезду, которая вот-вот засияет. Мне казалось, он идет прямо к цели. Я должен признать, было чувство, что он проходит мимо меня. Это побудило меня принимать участие в максимально большом количестве шоу. Это также побудило меня посетить «Шоу Дини Петти».

Для неосведомленных, «Шоу Дини Петти» было канадской версией «Опры». У меня была только одна причина, чтобы быть там. Один из моих кумиров детства, лучший из тех, что есть, из тех, что были, и из тех, что когда-нибудь будут, Брет Харт, был гостем на шоу. Нам с Джо удалось достать билеты на шоу и затеряться в аудитории. Как назло, перед шоу Дини сообщила аудитории, что Брет будет отвечать на вопросы зрителей. Привет! У меня была возможность задать один единственный вопрос Хитману. Моя возможность произвести впечатление на Брета. Показать ему, что я имею некоторую сообразительность. Надеюсь, достаточную, чтобы дать мне совет по рестлинг-индустрии. Мы сказали Дини, что мы начинающие рестлеры, поэтому она сказала нам, что мы получим возможность задать наши вопросы.

Наконец вышел Брет с чемпионским поясом на плече. Когда пришло время задавать наши вопросы, я нервничал, как вылечившийся алкоголик на Октоберфесте. Я, безусловно, показался наивным новичком, которым я и был. Мне удалось, заикаясь, задать мой потрясающий вопрос. Я решил сразу перейти к сути. Как это сделать? У Брета был тот же ответ, что и у меня теперь для парней, которые задают мне тот же вопрос: получите опыт.

После шоу мы с Джо вышли из туалета и столкнулись лицом к лицу с Бретом. Он даже остановился и нашел время, чтобы извиниться, что не может нам еще как-то помочь. Но я надолго запомнил его ответ. Вообще многие советы Брета в конечном итоге помогли мне в будущем. Его совет — получать больше опыта — крепко засел у меня в голове. Поэтому я недолго думал, получив еще одно приглашение из Виннипега.

Поскольку эти туры в Виннипег были запланированы на лето, не было страшной двадцатичетырехчасовой езды по зимней дороге. Вместо езды по змерзшим озерам мы пересекали их на понтонных самолётах. Один четырехместный самолёт курсировал вперед и назад, перевозя ребят и ринг. Потребовалось сделать четыре отдельных маршрута из города в город, чтобы достичь этого, но мы сделали это… едва ли. Мы должны были уравновесить вес в самолёте, потому что он был совсем маленьким. Один экипаж состоял из пилота, Джо, карлика и меня. Нашего маленького друга звали Крис, но он скорее напоминал Хранителя из Баек из Склепа. Даже с предположительно выровненным весом мы по-прежнему чувствовали каждый уклон, сдвиг и поток ветра. Не очень приятно вспоминать, как я схватился за Джо и Хранителя Склепа, когда мы падали, как нам сказал позже пилот, на 60 метров.

Пейзажи на севере провинций Манитоба и Онтарио захватывали дух, но забронированные места, где мы работали и останавливались, были лишены комфорта. Чего ещё можно ожидать от города под названием Бладвейн? Мы жили на постоянной диете из обедов Крафт и тунца. Кровати, на которых мы спали, были не совсем гигиеничны, так что мы постоянно проверяли вшей. Вы можете себе представить, каково это со шваброй на моей голове. Тем не менее, мне удалось найти кое-какие преимущества. В течение дня я ловил рыбу и нырял со скалы. В тех местах не было спортзалов, поэтому тренировок не существовало. К счастью, Роб, Свингер, Кейт и Джо делали эти поездки со мной, так что, несмотря на постоянный страх вшей, отсутствие тренировок и голод, поездки были весёлыми.

Это лето ознаменовалось первой поездкой в Детройт. Это также было лето, когда состоялся первый матч Джея против Кейта в уютных стенах Спортивного зала Салли перед Толстяком, мной и примерно десятком других людей. Он начал делать шоу в Детройте наряду с привычной компанией неудачников: Джо, Робом и Кейт. На самом деле, Форд Таурус семьи Ресо, ласково зовущийся Тоби, регулярно курсировал до Мотауна и обратно вместе с нами на борту.

Мы с Джо, наконец, прекратили бороться друг против друга и решили создать команду с утончённым названием Секс и Насилие, Секстон Хардкасл и Джо Э. Легенда. Имя Секстон Хардкасл, наконец, подняло свою уродливую голову, после того, как я получил благословение от Толстяка. Джей и Кейт сформировали команду известную как Гордость и Слава, Кристиан Кейдж и Зак Уайлд. С Гордостью и Славой в качестве оппонентов Секс и Насилие стали звездами независимой сцены Мичигана. Мы работали на Midwest Championship Wrestling и в его «экстремальном» потомке, Insane Championship Wrestling. Примерно в это же время мы встретили парня, который только начинал свою деятельность, но было в нём что-то особенное, но сразу и не поймёшь что. Он боролся, как Терри Ричардс. ДиЛо Браун (который через короткое время получит контракт в Большой лиге предложил ему именоваться «Носорогом» (Райно) Ричардсом, которое он позже сократил до Райно.

Кстати, малоизвестный факт: мало кто знает, но я даже боролся в WCW на телезаписях в Universal Studios в Орландо. Я сделал двадцатичетырехчасовую поездку с Райно, во время которой мы еще больше подружились. В принципе, я был там, чтобы быть боксерской грушей, ну или более корректно — для «набора опыта». Поэтому я был настроен скептически. Райно сделал это раньше, как и Свингер. Они проявили некоторый интерес, и Свинг-Мэн даже подписал с ними контракт – первый из нашей банды, кто был подписан. Я знаю много людей, которые даже не представляли, что я работал там, пока они не прочитали это. Я боролся, как Дэмиен Страйкер (на сегодняшний день моё худшее имя) против Менга и Кевина Салливана. Во время матча я получил чоукслэм на вращающуюся деревянную платформу, на которой находился ринг. Это был не обычный чоукслэм. Это был чоукслэм от Гиганта (сейчас Биг Шоу). Этого уже никто не помнит — ну кроме Райно и меня. Но это точно валяется где-то в огромном хранилище видео WWE. Это была моя первая и последняя поездка, сделанная исключительно ради денег и карьерного роста. В те три дня, я почувствовал плохую атмосферу в WCW – это была словно психбольница в руках пациентов – и это подтвердило то, что мое место было в World Wrestling Federation.

пс: за видео благодарим Никиту Грачева. Все, интересующиеся хорошим рестлингом, просто обязаны подписаться на его канал Youtube.

Top.Mail.Ru