[Адам Коупленд: На Грани] Главы 23-24

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Dark Bird

ГЛАВА 23

Однажды, во время перерыва между турами, когда я отдыхал дома, валяясь на матрасе, раздался звонок от Карла ДеМарко. У Карла была идея. Чемпион World Wrestling Federation Брет «Хитман» Харт залечивал травму колена, у него была запланирована операция и Карл подумал, что было бы неплохо для меня отправиться в Калгари и показать Брету, что я умею делать на ринге. Это звучало как хорошая идея, за исключением одной небольшой проблемой. У меня не было машины и не было достаточно средств, чтобы лететь туда, но на помощь пришли мама, бабушка и дедушка, которые выручили меня и дали взаймы. Таким образом, благодаря ним, я отправился в Stampede Wrestling. Следующей проблемой было – мне негде было остановиться. Брет предложил остановиться в их Особняке, но мы были недостаточно знакомы, чтобы останавливаться у него. У Криса Джерико была квартира в Калгари, но я знал, что он в Мексике, а у меня не было его номера. Лэнса Шторма я тоже знал недостаточно хорошо, да и в тот момент он был занят созданием семьи. У меня была одна последняя надежда: Джонни Смит.

Бэд Ньюс Браун и Эдж
В Atlantic Grand Prix Wrestling с Бэд Ньюсом Брауном.

Я встречался с Джонни лишь дважды до этого, но вырос, наблюдая за становлением его карьеры в Stampede. Мы работали вместе для Тони, а позже оба оказались на маленьком шоу в Бостоне. На этом шоу Джонни боролся с Джем, а я с молодым Скоттом Тэйлором, будущим Скотти 2 Хотти. Просто чтобы дать вам представление о том, на сколько «профессиональным» было это шоу – вместо гонга мы использовали пепельницу. Бальный зал – не идеальное место для проведения рестлинг-шоу, но я прекрасно провел время, работая со Скотти и знакомясь с Джонни.


Да, это будет больно.

Я всё ещё не думал, что знаю Джонни достаточно хорошо, чтобы просить остаться у него, но включился режим паники. У меня не было выбора, так что я позвонил ему. Мне было очень неудобно, но он сразу же успокоил меня. Хотя мы были едва знакомы, он с радостью принял меня. Это просто обычай реслинг-братства. Несомненно, существуют все виды политического дерьма, но когда наступает решающий момент, мы выручаем друг друга. Джонни встретил меня в аэропорту, предоставил мне кровать, еду и возил меня к Брету каждый день. Он решительно отверг мои робкие попытки как-то с ним расплатиться. Я в долгу перед Джонни, потому что без него оказаться там, где я сейчас нахожусь, заняло бы намного больше времени.

Теперь у меня было две полные недели в Калгари перед полным летом заказов в Канадском Приморье. Получать заказы стало легче, так как пошёл слух, что в этом парне из Торонто была заинтересована World Wrestling Federation. Но до этого у меня было две недели, чтобы попытаться произвести впечатление на Брета. В его доме в одной из комнат стоял ринг. Там под присмотром Брета и Лео «Льва» Берка уже тренировались несколько парней. Например, Кен Шэмрок и Марк Генри – они были новичками в бизнесе и делали свои первые шаги. Я не запомнил всех, кто был там, но я в частности быстро приметил одного парня (в спортивном плане, конечно). Он был высокого роста, хорошо сложён и имел длинные светлые волосы. Этим парнем был Эндрю Мартин, который позднее стал более известен как Тест. На тот момент он был абсолютно зелен, не имея в активе ни одного матча, но тем не менее, мы отлично поладили в ринге. Настолько хорошо, что Брет сказал, чтобы я вернулся после моего летнего тура с Atlantic Grand Prix Wrestling.

Поблагодарив Брета, Лео и Джонни, я улетел домой, чтобы собрать вещи и загрузиться в Джип Чероки с моим приятелем Скоттом Д’Амором для поездки в Шедьяк, Нью-Брансуи – всего каких-то 18 часов езды на автомобиле. Мы приехали, и началось то, что должно было быть летом, полным веселья, но, что более важно, опыта.

В начале моей карьеры я снова стал по-школьному застенчив. Я смотрел на свои ноги, вместо того, чтобы смотреть на зрителей. На месте харизмы была черная дыра. Но к тому времени, когда я прибыл в Шедьяк, я уже был другим рестлером. Я набрал опыта и уверенности, и имя Секстон Хардкасл начало меня тревожить. Рестлинг семь-восемь раз в неделю только помогал моему делу. Когда мы со Скоттом остановились в нашем новом доме, Отеле Шедьяка, я узнал, что буду работать в мэйн-ивентах против Бэд Ньюса Аллена (Брауна). Кажется, Майк Шоу (а.к.а. Бастион Бугер) не смог приехать, и Ньюсу был необходим противник. Я сделал несколько туров с Ньюсом, но не знал его слишком хорошо. Видите ли, Бэд Ньюс имел репутацию человека, который честно приобрел своё имя. Он был бронзовым медалистом Олимпиады (в дзюдо), что настораживало само по себе.

К счастью, мы поладили в ринге, и он учил меня… семь дней в неделю. Половину времени аудитория поддерживала его. Он выступал на ТВ подобно Брету, Халку, Пайперу и Мачо Мэну. Я бы тоже приветствовал его. Таким образом, мы менялись ролями в середине матча в зависимости от зрителей. Это позволило работать на лету и вносить коррективы. Мы побывали в каждом городе провинций Новая Шотландия, Острова принца Эдуарда, Квебека и Нью-Брансуика. Если вы посмотрите на карту атлантического побережья Канады и выберете любой город, я там был. Как бы серьезно не выглядел Ньюс на ринге, я всегда находил какой-нибудь способ заставить его и нашего рефери Франка «Танка» Паркера смеяться. Как только Ньюс начинал смеяться на ринге, он не мог остановиться. Он пытался прикрыть свое лицо, как Карли из «Трёх Болванов» (Three Stooges), но все равно все всё видели. У нас было весело. Аудитория могла варьироваться от пары десятков до двухсот человек. Я стал губкой. Я приобрёл бесценный опыт, работая с Ньюсом, а также наблюдая за работой ветерана Рипа Роджерса. Рип мог получить хорошую реакцию, делая так немного, и в нашем бизнесе это комплимент.

После двух недель тура в нашу лигу был добавлен и Джей. Мы съехали из Отеля Шедьяка и нашли жилье на территории Университета Монктон, чтобы разделить её с Джеем. Большинство студентов уехали домой на лето, и здание было практически пустым. Трое других ребят из нашей компании жили в квартире через автостоянку – Родни Блекберд (Черная Борода) (верите или нет, это его настоящее имя), бывшая CFL футбольная звезда Гленн Кулька и покойный Майк Лозански. Мы вшестером загружались в Чероки Скотта и ездили по 500 километров на шоу. Потом нам приходилось ехать обратно в Монктон, потому что мы не могли позволить себе номера в отеле или съемное жилье. В тех редких случаях, когда мы получали номер в гостинице, начиналась дикая возня в регбийном стиле – за лучшие спальные места.

Мы весело проводили время, коротая мили, и мало-помалу, я начал даже зарабатывать. В последний месяц тура пришли Рик Мартел с Доном Каллисом, сформировав команду Супермодели. Они пытались подготовиться для работы в World Wrestling Federation (у них, правда, так и не получилось). Это означало, что Блондины-Самоубийцы снова воссоединятся, чтобы померятся силами с Супермоделями и пройти трудный путь к главному событию. Из дня в день мы проводили на ринге, по крайней мере, тридцать минут. В некоторые вечера мы проводили почти час. Это была трудовая этика Рика Мартела. Он хотел приобрести форму в ринге для его финального отрезка карьеры.

Если вы много и часто падаете на голову в течение долгого времени, это так или иначе повлияет на вашу память. Я знаю, что забыл много историй из моей экскурсии Восточным побережьем. Помню, как втискивался в салон Форда Эскорт вместе с пятью другими рестлерами и беременной женой Рипа Роджерса, которая была на большом сроке. У Рипа было довольно много дорожных правил, включая: жить на два доллара в день или если сел за руль, то остановиться можно только, чтобы заправиться. Иными словами, освободите свой кишечник, прежде чем сесть в машину. Думаете, у Рипа был железный мочевой пузырь? Хрен два. Вместо этого он расстегивал ширинку и мочился в бутылочку. Всё это время его выпуклая жена сидела на его коленях. Я сидел сзади и мягко говоря нервничал. Бедный Скотт был свидетелем этого странного зрелища с соседнего места. Это было как автомобильная авария. Вы не хотите смотреть, но всё равно это делаете. Я думаю, это оставило ему шрам на всю жизнь. Ситуация стала ещё хуже. Когда мы добрались до арены, Рип промыл бутылку и смешал в нем новый протеиновый коктейль! Что я могу сказать? Я люблю Рипа, но он сумасшедший чувак, и если он предложит вам свой протеиновый шейкер, скажите «нет»!

Последний вечер тура состоялся в Нью-Глазго, Новая Шотландия. Конец тура – это шанс встряхнуться, освободиться от запретов и немного развлечься. Это быстро стало вечером для незабываемых приколов. Последним матчем вечера были заявлены Блондины-Самоубийцы против Супермоделей. Но на ринг вместе с Мартелом неожиданно поднялась сморщенная, белокожая, длинно-брюнето-волосая версия Абдуллы Мясника. Это был Дон. Он наклеил на бедро полоску с надписью «А.Мясник» (ну по крайней мере, там, где у обычных людей бедра – Дон, копируя Абдуллу, натянул штаны до самой шеи). Он даже потратил время, чтобы сделать из черной ленты закрученные к верху носки на сапогах. Я до сих пор считаю это одной из самых нелепых вещей, что видел в своей жизни. Даже нелепее Коуча. Рестлинг-репертуар Дона в ту ночь состоял из одного приёма – удара по горлу. Всё.

К счастью, у нас с Джеем был заготовлен и свой прикол. У нас был на руках альбом Wrestling Album Vol. 2, который мы вручили нашему рефери Фрэнку «Танку». Эта кассета содержала ужасно классическую песню «Girls in Cars». Музыкальную тему бывших командных чемпионов Strike ForceРика и его бывшего партнера Тито Сантаны. В то время, как «Girls in Cars» гремела из паршивой Нью-Глазговской звуковой системы, мы с Джеем спародировали Рика Мартела. Мы нацепили болтающиеся шнурки, и наш «обмен местами с Мартелом-фейсом» полностью осуществился. Мы сделали все приёмы Рика, в том числе и двойной Бостонский краб. По сути, это был Абдулла Мясник и Рик Мартел против Рика Мартела и Рика Мартела. Дон ошеломил нас, мы ошеломлены Рика, и толпа сидела в ошеломительной тишине. Настоящим победителем в ту ночь был наш рефери Фрэнк, который смеялся сквозь слезы весь матч. Мне нелегко это признавать, но прикол Дона в тот вечер все же был лучшим.

До этого момента в моей карьере, я никогда не «блейдился». Освященная веками традиция резать себя, чтобы получить эту печально известную «багряную маску». Я всегда говорил себе, что небуду делать это, пока не будет серьезной необходимости добавить драмы и накала. Это означало, что я собирался это делать не в инди и, безусловно, не в Нью-Глазго, Новая Шотландия. Я думаю, я не «хардкорщик», но я не считаю это бессмысленным. Ну, в эту ночь Дон набросился на меня, как большой, неконтролируемый кот, в то время когда я селил, и начал царапать мой лоб а-ля Мясник. Я подумал: «Вот гад, он же сейчас пустит мне кровь!» Я потрогал свой лоб, чтобы проверить есть ли кровь – в этот момент я увидел, что в руках у Дона была всего лишь крышечка кофейной банки. Я остался цел. Всё это время он подло хихикал, словно гиена. Он разрушил наш прикол, черт возьми, и хотя это не был классический матч, это едва напоминало матч, нам было весело.

ГЛАВА 24

Тур был завершён, поэтому Скотт, Джей и я запрыгнули в Чероки и поехали домой. В то же время я разговаривал с Бретом о том, чтобы взять с собой Джея в Калгари. Он сказал, что не против. Мы вернулись в Оранджвилл, где моя мама переехала из холостяцкой площадки в крошечный таунхаус, и снова собрали вещи. Мы использовали наши сбережения, чтобы слетать в Калгари на две недели перед нашим следующим туром для Конделло по Манитобе/Онтарио.

Эдж и Кристиан
The Suicide Blondes.

По крайней мере, на этот раз я организовал место, где остановиться. Мишель Биллингтон, бывшая жена Динамит Кида и невестка Брета, сказала, что мы можем остаться в её подвальном помещении. Эндрю всё ещё обучался у Харта и жил там, но теперь он обзавелся соседями по комнате в лице Джея и меня. Удивительно, но мы втроём не убивали друг друга, а на самом деле завязали крепкую дружбу с Эндрю. В эти несколько недель исполнилась одна моя мечта, когда я запирал и обменивался захватами с одним из моей любимой Большой Тройки, Бретом Хартом (два другие – Шон Майклз и Халк Хоган). У нас никогда не было бы возможности работать друг с другом, но тем не менее это было чертовски круто, и, я всегда считал, что это было почти то же самое. Я прошел от зрителя шоу Дини Петти, задающего вопрос Брету, до обмена захватами с ним на его ринге, в его доме.

К концу двух недель Брет сказал мне: «Я собираюсь поговорить с Джимом Россом. Я думаю, что ты готов». Это был человек, который принял участие в лучших матчах, которые я когда-либо видел, и он говорит мне, что я готов! И не только! Чемпион Мира собирается замолвить за меня пару словечек, чтобы я получил контракт! Я пожал ему руку и сердечно поблагодарил. Джей и я отправились в Виннипег для нашего очередного тура.

Это был летний северный тур. Снова эти понтонные самолеты. К этому моменту адреналин бил через край, я вознесся к небесам от слов Брета, и ничто не могло опустить меня вниз, даже смертельные ловушки, в которые я влетал. Мои мысли о том, что отказ не вариант, наконец, принесли свои плоды. Я проводил большую часть времени в этой поездке, занимаясь рыбалкой и думая о будущем. После одной из моих рыбацких экспедиций я позвонил домой и узнал, что Карл ДеМарко звонил, и потребовал, чтобы я перезвонил ему как можно скорее.

Поскольку у меня не было сотового телефона, я добрался до офиса шерифа Кошачьего Озера, Онтарио (это был один из двух телефонов на резервации) и позвонил Карлу в Канадский офис World Wrestling Federation. Карл сказал мне, что на столе Росса в городе Стэмфорд, штат Коннектикут лежит контракт на мое имя. Я не мог осознать эту новость. Я понима. Что это банальная фраза, но я действительно не верил своим ушам. Это было ошеломляюще. Я был поражен, целиком и полностью поражен. (Я толком ничего не понял, потому что, Боже мой, это были удивительные новости!) Новости, которых я ждал и хотел услышать, с тех пор как мне было восемь лет. Я поблагодарил Карла за лучшую новость в моей жизни, повесил трубку, после чего принялся обнимать круглощекого маленького итальянского промоутера Тони Конделло, пока его лицо не посинело. Впрочем, он этого не заметил, он тоже был ужасно рад за меня.

Хотелось кричать, как Леонардо Ди Каприо в Титанике: «Я король мира», но я не хотел показаться хвастуном. Остальные ребята работали так же усердно, как и я, но у них не было контракта ждущего подписания. Я просто рассказал всем новости. Я усиленно сдерживал улыбку, но быстро понял, что единственный, кто не улыбался, — был как раз я. Впервые в жизни я совершенно не переживал, что попал в объятья больших мужиков.

Некоторые люди не верят в судьбу. Я верю. В то время как судьба была добра ко мне, она также подбрасывала некоторые препятствия. В середине этого летнего тура я заболел. До конца тура было еще несколько шоу и со временем мне стало еще хуже. Тем не менее, билет до Стэмфорда уже был заказан, и я не собирался позволить проклятому гриппу удержать меня от этой возможности. Ничто меньшее, чем пуля между глаз, не могло бы этого сделать. Я приземлился в аэропорту LaGuardia в Нью-Йорке, и Таун Кар компании ждал меня там. Я никогда не видел Таун Кар изнутри, не говоря уже о красивом отеле, в который мы приехали! Я рухнул, как тонна кирпичей, надеясь, что утром мне будет лучше.

Лучше мне не стало. Стало еще хуже. Я поехал в студию, где меня ждали матчи против Тома Причарда и Майкла Хэйса. Все было записано на пленку, и хотя у меня было видео-резюме со всеми моими инди-матчами, я знал, что именно эту запись будут оценивать более серьезные люди по более жестким критериям. Майкл позже признался мне, что после того, как я не пожаловался после, вполне возможно, самого жесткого комбо из удара рукой и ДДТ, в своем отчете, что этот парень был хорош.

В конце недели меня вызвали в кабинет Джима, и на его столе по-прежнему был подготовительный контракт. Росс сказал мне, нет предела совершенству, это относится ко мне. Он велел мне взять контракт, нанять адвоката, чтобы он просмотрел его, и отправить обратно. Я взял его в отель, подписал и принес обратно на следующий день. Большинство людей назвали меня ослом (большинство и до сих пор так называют), но мне было двадцать три, и это была моя мечта.

Моя подготовительная сделка составляла 210 долларов США в неделю (ну или 300 канадских). Не те цифры, о которых я мечтал, но я же должен с чего-то начинать. Кроме того, я мог, наконец, помогать моей маме на регулярной основе. Росс также сказал мне, чтобы я брал как можно больше заказов в инди, чтобы мой рестлинг не стал хуже, пока у них не появится для меня идея.


Секс (я) и Насилие (это Джо И. Легенда) с «Красавчиком» Джонни Брэдфордом.

Тем временем Джо, Джей, Райно, Билл Скаллион и я объединились в Детройтском ICW в группировку Thug Life. Будущий доктор Гопономики Джон Сина еще, вероятно, находился в стадии полового созревания. У нас был единственный глухой менеджер в реслинге, прославленный «Красавчик» Джонни Брэдфорд. Мы сделали Райно почетным канадцем, и сделали Thug Life антиамериканской группировкой незадолго до того, как Основание Хартов сделало это на телевидении.

У нас с Джо было несколько жестоких матчей против «Металлистов» Моша и Трэшера. В один момент нам поставили условие, запрещающее всем другим членам Thug Life приближаться к рингу. Мы решили, что было бы смешно одеть Райно в черные обтягивающие шорты и назвать его Чайно, чтобы он выбежал для вмешательства. Умы ICW посчитали мысль о 183-сантиметровом 147-килограммовом мужчине в коротких обтягивающих шортах плохой идеей, и пресекли её на корню. В конце концов мы начали выступать и с Джеем, что привело к началу сюжета с перетягиванием каната между Джо и Джеем, всё из за права быть моим партнером. Джей и я предали Джо, после чего Блондины-Самоубийцы начали рулить снова, на этот раз, как хилы. Мы веселились на этих шоу (повторяющаяся тема, я знаю), и потом заканчивалось всегда погромом у Райно.

Следующая история странная, но это правда. Когда мы приходили в дом Райно, поиски места для сна превращались в битву. У него был диван, но он всегда был занят другом его брата, который храпел, сотрясая весь дом. У Райно также была раскладушка, или вы могли разделить с ним его кровать. Ну, однажды ночью Джей сцапал раскладушку быстрее меня. Я пытался использовать свой старый привычный довод: «Я в бизнесе дольше, чем ты». Безрезультатно. У меня осталось два варианта. Спать на полу, или разделить постель с Человеком-Зверем. Я стиснул зубы и решил лечь спать с Райно.

Когда я ложился спать, между нами было приличное расстояние, и я быстро уснул. Когда я проснулся позже, я обнаружил, что Райно сократил разрыв, и я был затискан большим храпевшим парнем! Он тыкался в меня носом, будто я был его мамой-носорожихой, а он требовал от меня молока! Какого черта! Это был один из тех моментов. Я понизил мой голос до наиболее мужественного, и закричал: «Ты, рогатый урод, отвали уже от меня!» Райно до сих пор хвастается перед своей женой (да, он все же женился на женщине), что я первый человек, обеих полов, с которым он когда-либо обжимался. Это точно не является хорошим пунктом в моем резюме, но, черт возьми, я до сих пор горжусь этим.

Top.Mail.Ru