[Родди Пайпер: В Яме с Пайпером]: Глава 10.1 — WrestleMania 2

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Александр Суменко

Если мне предложат стереть из истории один мой матч, я, скорее всего, выберу тот, что случился на WrestleMania 2, прошедшей в 1986 году. Это был даже не матч по рестлингу! По какой-то причине, Винс предложил мне боксерский поединок с Мистером Т.

Честно говоря, мне не нравился Мистер Ти. И я откровенно заявил Винсу, что не проиграю звезде «Команды А», а он заверил меня, что до этого и не дойдет. Удовлетворившись ответом, я согласился, и матч был добавлен в качестве одного из главных на самое важное шоу года в Федерации.

МакМэн отправил меня готовиться к бою в боксерский тренировочный лагерь в г. Рино, штат Невада, которым управлял легендарный тренер Лу Дюва. В лагере тренировались звезды бокса Эвандер Холифилд, Леон Спинкс, Дуайт Брэкстон и Тайрелл Биггз (который как раз готовился встретиться с Майком Тайсоном). И вот я, рестлер, оказался в одном лагере с настоящими боксерами, набирающими форму перед настоящими матчами. МакМэн хотел, чтобы я за одну ночь переключился с дорожной жизни, где я выматывался, как пес, и пил пиво, словно завтра оно закончится, на жизнь в месте, где в 4 утра вставали на утреннюю 8-километровую пробежку. Еще вчера я осушал бутылку за бутылкой Miller Lite со своими братьями по разуму, а теперь бегал в парке посреди уток с этими знаменитыми боксерами — меня будто бы попросили стать Карлом Льюисом. Я не был готов к таким упражнениям. Я не бегал уже много лет, был слишком занят рестлингом, а кроме того, мое бедро доставляло мне немало хлопот. Но Дюва не давал никому спуску в этих лагерях. Он ставил нас в спарринги, мы били груши… и все такое. Стоит признать, я набрал там хорошую форму, но те парни выбили из меня весь дух.

Все же мне удалось выжать максимум из пребывания в лагере. Я подружился с Эвандером Холифилдом. Перед началом лагеря Дюва зачитывал имена боксеров-участников по карточке, и каждый получал свои аплодисменты. Но при упоминании моего имени хлопки сменились оглушающим «буу». Я отреагировал на критику, обняв стоящего рядом со мной Холифилда и сказав в микрофон: «Вы все просто завидуете, потому что заплатили за участие в лагере, а нас пригласили сюда бесплатно». Холифилд не знал, как отреагировать на мое заявление, поэтому вежливо сказал: «Э, мистер Пайпер, больше не делайте так».

Хотя целых 4 недели я пребывал не в своей тарелке, я многому научился у Дюва и его парней. Я вернулся в хорошей форме, готовый к бою с Мистером Ти.

Хотя командировка к Дюва пошла мне на пользу, я должен был понимать, что пожалею о решении боксировать с Мистером Ти. Для репетиции боя меня пригласили отработать с ним несколько раундов на ринге, установленном в складском помещении. Туда пришли и Винс МакМэн с букером Джорджем Скоттом. Это была единственная наша встреча в ринге перед матчем на главном шоу года. Мы начали с небольшого бодания, и я зажал его голову своей рукой, на манер захвата «гильотина». Тогда я пытался сделать «шут», но ни Скотт, ни МакМэн не показали мне одобрительных знаков. Я всегда следовал правилу, что личные проблемы надо решать в раздевалке. Под прицелом камер или на глазах у зрителей нужно оставаться профессионалом.

Ходило много слухов об этом матче, особенно после моих высказываний в отношении Мистера Ти. Не сказал бы, что я был самоуверен, но я точно был нахален, груб и эгоистичен, насколько это возможно. Мне ни до кого не было дела, и я думал, что и до меня никому дела нет.

Матч состоялся в Nassau Coliseum, в Нью-Йорке, билеты были распроданы за несколько часов. Я оказался участником шоу, проходившего в трех разных городах — такого в истории рестлинга еще не было. WrestleMania 2 также транслировалась по спутнику с арену Rosemont Horizon в Чикаго, где Гигант Андре, Большой Джон Стадд и другие встретились в королевской битве с несколькими игроками «Чикаго Бэарз», а Хоган на арене L.A. Sports Arena в Лос-Анджелесе встречался с Кинг-Конгом Банди в матче в клетке.

До WrestleMania 2 я попал в неприятную историю в Финиксе из-за своих высказываний в адрес Мистера Ти, сделанных на пресс-конференции перед матчем на Saturday Night Main Event. Жизнь моя перед этим инцидентом складывалась непросто, я не спал три дня кряду. Кроме того, я много пил, устав от переездов и жизни вдали от семьи, так что все остальное потеряло для меня смысл. Прибыв в Аризону тем вечером, я отправился на конференцию, проходившую в большом зале в присутствии множества людей, которых я не видел раньше. В одном углу зала стоял МакМэн, в другом — представители NBC, в третьем — тренеры, которых я не признал сразу. Атмосфера была довольно странной.

Но мне было наплевать. Все спрашивали меня, что произойдет с Мистером Ти в ТВ-эфире в тот вечер, и я ответил: «Все просто. Я сниму пояс с моего килта и отстегаю его, как раба». Я был предельно агрессивен, но никто, включая МакМэна, не сказал мне ни слова.

Естественно, тем вечером в эфире NBC я уложил Мистера Ти, снял ремень и отстегал его. Тогда я вышел за очередные рамки. Я сказал, что рабство — отвратительное явление и что я рад, что его упразднили, но потом я добавил, что не понимаю, почему Мистер Ти ходит с цепями на шее, если рабство давно отменили. Да, это привлекло немало внимания к моей персоне, думаю, могу заявить, что после того шоу в Финиксе осталось немного фанатов Родди Пайпера.

Но я еще не закончил.

После матча я с чемоданом отправился в отель, где меня встретили Винс МакМэн со своим окружением и букер Джордж Скотт. В то время мои отношения с Винсом начинали натягиваться. Я верил в то, что каждый имеет свое слово и что я могу выбирать, как подойти к концовке матча. А Винс пытался превратить рестлинг в спортивное развлечение, что было абсолютным антонимом всему, чему меня учили. Скотт и я никогда не ладили, а в тот момент атмосфера накалилась до предела, я толкнул его, и тогда он засунул палец мне в рот, типа рыболовного крючка. Дело шло к большой потасовке. Намечалась драка. Но когда он засунул палец мне в рот, я крепко прикусил зубы, схватил чемодан и потащил Скотта за собой по холлу к лифтам, которых ожидал Винс МакМэн со своей компанией.

Там я отпустил Скотта, и тот запрыгнул в лифт с Винсом и его приятелями, но я не давал дверям закрыться и кричал: «Ну же, вперед, ублюдки!» Я бросил вызов всем, а они не знали, что делать. Наконец, один из продюсеров МакМэна схватил мой чемодан и закинул в другой лифт. Мне пришлось рвануть туда, чтобы забрать чемодан до закрытия дверей, а тем временем Винс и компания уехали наверх. Из-за тяжелого графика жизни я был сам не свой в то время.

Кроме того, в то время, перед WM2, эти парни заставляли меня делать все, что им заблагорассудится. Им не приходила мысль: «Хот Род никогда бы так не поступил». Они просто решали, что я так сделаю.

Однажды мне просто сказали: «Мы отправляемся в Филадельфию повидаться с Джо Фрейзером. Ты отправишься в его зал и бросишь ему вызов». Я поинтересовался: «А Джо знает об этом?» Мне сказали «нет», но заверили, что позвонят ему уже на месте. В итоге мы приехали в зал Джо Фрейзера, расположенный в далеко не в самой благополучной части Филадельфии, и я вошел туда в килте и с огромным запасом пафоса. Все боксеры смотрели на меня с видом полного удивления. Я закричал: «Где Джо Фрейзер, я пришел надрать ему зад!» Вдруг Джо появился в дверях своего офиса. Стоя в проеме (во всем проеме), он сказал: «Я Джо Фрейзер». Тогда я подумал: «Вот черт, сейчас я умру!»

Он подошел ко мне с набивным мячом. Я мгновенно убрал руки за спину и закричал: «Вперед, Джо, покажи свой лучший удар». Джо просто запустил набивным мячом мне в живот. Тогда я хотел храбро прокричать: «Давай, Джо, повтори!» Но в реальности получилось лишь: «Д-даай, Жо, п-п-пвтори», потому что он сбил мне дыхание. Тогда Джо набрал побольше воздуха в грудь и снова запустил в меня мяч. И снова отличная фраза возникла у меня в голове, но на практике все получилось иначе. Про себя я говорил: «Видишь, я никого не боюсь; любой удар мне не страшен». Но я едва мог выпустить слова изо рта, потому что удар Джо не только выпустил из меня весь дух, но и причинил ужасную боль. Тогда я узнал настоящее имя Джо, его следовало звать «мистер Фрейзер».

WrestleMania 2

Наконец, пришло время матча, и я излучал уверенность. На моей стороне был великий Лу Дюва, которого я уважал и любил, как никого. Он приготовил для меня клетчатую мантию с надписью «HOT ROD» на спине. Также с нами была правая рука Лу, Джордж Бентон, один из лучших тренеров мира. Они научили меня многим трюкам, например, как класть правую руку на грудь, чтобы не уставать (профессиональные секреты). Я забрался в ринг в своей клетчатой мантии, а Джоан Риверз, которая была приглашенным конферансье на шоу, спросила: «Почему ты всегда такой злой?» Посреди Nassau Coliseum, на глазах у 17 000 фанатов, прямо перед началом моего матча я решил не связываться с Джоан Риверз!

Я был полон эмоций перед боем. Не секрет, что я сильно ненавидел Мистера Ти. Даже другие рестлеры с интересом ожидали, как сложится матч. Они делали ставки, типа: «Спорим, Пайпер вырубит его в первом раунде», «Спорим, Пайпер вырубит его во втором раунде», и так далее. Сами рестлеры решили, что Родди Пайпер устроит «шут» в тот вечер. Но, как и было сказано, правило бизнеса гласит: перед камерой все должно идти по сценарию, а личные проблемы нужно решать за кулисами. Я все еще ждал, что МакМэн как-нибудь намекнет, что мне можно вырубить этого парня, но это так и не случилось.

Прямо перед ударом гонга я понял, что забыл капу. К счастью, Лу Дюва быстро спохватился и сунул свернутый бинт мне под десны. Это была капа для бедных, но я не позволил этому происшествию поколебать мою уверенность.

В течение первого раунда зрители поддерживали Мистера Ти и беспощадно освистывали меня. Благодаря дару быстрых рук, в начале матча я попал в Мистера Ти несколькими левыми джэбами. Он контратаковал своей комбинацией, потрясшей меня, но я продолжал атаковать его левыми и правыми. Хотя я побеждал Мистера Ти, я не причинял ему боль. Когда я надевал перчатки, я замотал кулаки, чтобы они не находились в самой перчатке. То есть, когда я бил Мистера Ти, по нему ударяла только перчатка, но не мой кулак. Но этого нельзя сказать о Ти; он надел перчатки правильно. Еще больше дело портили ужасные комментарии Сьюзан Сент-Джеймс и Винса. Сьюзан выплевывала довольно сухие замечания, никак не помогая развитию шоу. Она только еще больше портила и без того сложную ситуацию.

Во втором раунде мне дали настоящую капу, и дело пошло в гору… так я думал. Примерно в середине раунда зрители принялись скандировать мое имя. Началось все тихо, на задних рядах, но со временем клич разнесся по всей арене. Зрители полностью поддерживали меня, но наступил предопределенный момент, когда Мистер Ти должен был сбить меня с ног левым хуком. Мне нужно было выпасть с ринга, но тут была маленькая проблема: я не знал, как вывалиться за ринг между канатами и упасть на бетонный пол с высоты нескольких метров. Я не мог схватиться за канаты, чтобы смягчить падение, потому что мои кулаки были смотаны бинтами. Пока я обдумывал все это, Ти нанес удар, и я отправился в полет! Проблема была в том, как выяснилось позднее, что он промахнулся! Но я этого не понял. Иногда удар ощущается с небольшой задержкой, никто до этого не бил мимо меня, так что это объясняет мою ошибку. Сказался тот факт, что Мистер Ти не был профессионалом. Я всю жизнь работал с профи (а не любителями, вроде Ти), так что всю ответственность за случившееся беру на себя. Будучи профессионалом, я должен был быть готов к такому. Позже мне сказали, что он промахнулся на добрые 20 сантиметров. Конечно, люди в Nassau Coliseum ничего не заметили, как и я, но телезрители сразу все поняли. Камера отчетливо показала, что он промахнулся на километр. Это было самым унизительным, что могло произойти со мной, учитывая мое положение и репутацию в нашем спорте.

Даже не зная о промахе, я был ужасно зол на работу этого парня в ринге и хотел вырубить его надолго. По плану в третьем раунде я должен был отправить Мистера Ти в нокдаун 2 раза. Я сразу бросился на него, и он мгновенно упал после удара. Когда он встал, я снова кинулся на него, но он больше не падал. Он так и закончил раунд, не упав на ринг второй раз. Я был в ярости!

В углу моя команда уговаривала меня сесть, но я не был настроен садиться. Я был настолько разозлен, что схватил свою табуретку и бросил ее в направлении угла Мистера Ти, оторвав заодно ножку. Я надеялся, что это заставит его напасть на меня, что оправдало бы «шут» и позволило мне вырубить его. Но он сдержался.

В итоге я проиграл матч из-за дисквалификации, бросив соперника на ринг от чистого расстройства. Я рассматриваю этот матч, как ложку дегтя в моей карьере, и все из-за того, что у Мистера Ти не хватило опыта правильно провести удар. Тот матч оказался важной оплеухой для меня, потому что я переживал тогда сильную звездную болезнь, с другой стороны, мне стоило довериться интуиции и вырубить его, когда была возможность. Это ведь он не соблюдал правила. Правила гласят: лучше выбить сопернику зубы, чем провести девчачий удар.


Альтернативные ссылки: ВКонтакте, Mail.Ru, Dailymotion

Тот матч также ознаменовал резкий поворот в моей карьере. Весь Nassau Coliseum за полтора раунда перешел от поддержки Мистера Ти к скандированию: «Пайпер! Пайпер! Пайпер!» Меня накрыла волна любви фанатов, что быстро привело меня в положение любимца публики. Вдруг Винс МакМэн не знал, что делать, ведь его главный хил в одночасье превратился в главного фейса. Теперь «Буйный» Родди Пайпер стал популярней самого Халка Хогана!

С того момента началась настоящая война с власть имущими. Я обладал статусом полноценной топ-звезды в то время, и Хоган рассказал мне, что ходил к Винсу и что готов делать все, чтобы соблюдать моральный кодекс спорта. Но тогда он также решил прощупать почву о своей позиции в компании, и босс WWF попросил его не беспокоиться, обещав позаботиться о ситуации. Это положило начало войне между Родди Пайпером и Винсом МакМэном. Если не заботиться о себе, тебя побьют, и МакМэн явно пытался подавить меня.

Между нами росла вражда. Я делал свою часть работы, выполняя их указания. При этом я не забывал о других обязанностях. В то время я продолжал записывать «Яму Пайпера», а у нас с Китти родилась вторая замечательная дочь, моя птичка Ариэль. Я умудрялся сводить концы с концами. Были разговоры о 5-раундовом выставочном матче между мной и Майком Тайсоном на открытии реставрированной Статуи Свободы. Я бы и на это пошел, но матч так и не состоялся.

Удар электрическим током

Я часто рисковал здоровьем на ринге, но и за его пределами попадал в переделки, едва не стоившие мне жизни. Незадолго до WrestleMania III я выступал на шоу в лос-анджелесском дворце спорта Sports Arena. В тот вечер я выступал последним, а после матча зависал с Харли Рейсом, Митчем Акерманом (моим добрым другом) и другими парнями, имен которых я уже не помню, и сейчас вы узнаете, почему. Мы просто проводили время в раздевалке, чтобы дать зрителям разъехаться и самим выбраться из здания, избежав пробок.

Раздевалка была устроена таким образом: ты раздевался в одном помещении, потом переходил в другое, чтобы принять душ, а затем возвращался, чтобы обсохнуть и одеться в уличную одежду. В той раздевалке также было много зеркал для нанесения макияжа с огромными лампами вокруг, такие показывают в кино про актеров и актрис. В общем, разговаривая с ребятами, я положил полотенце на свой чемодан, который стоял на полке возле одной из таких ламп. Потом я переоделся в костюм Адама и отправился в другое помещение для принятия душа, забыв захватить полотенце.

Помывшись, я мокрым вернулся в раздевалку в поисках полотенца. Оставляя за собой водный след, я потянулся за полотенцем на чемодане, разговаривая с Харли. В ту же секунду я поскользнулся на натекшей с меня воде и полетел прямо на зеркало. В этот момент указательный палец моей левой руки случайно воткнулся в пустой цоколь без лампочки, из-за чего меня ударило током.

Удар отбросил меня на метр назад, прямо на мой стул, но все смотрели на меня, как бы говоря: «Что творит этот Пайпер?» (никто ведь не понял, что со мной произошло). Рестлеры не умеют складывать 2 и 2, а когда им это удается, у них получается только 3! Наконец, когда у меня пошла пена изо рта, они решили уточнить у меня, все ли в порядке. Но меня научили не показывать свою боль. Моим кредо было «не отступать и не сдаваться». Когда все покинули раздевалку и я оделся, мы с моим добрым другом Митчем отправились в суши-бар. Но в течение вечера я становился все более потерянным, меня ужасно тошнило, и в итоге я попросил друга проводить меня в номер.

Следующая часть повествования будет немного расплывчатой, друзья. Каким-то образом я добыл билет на самолет в Миннеаполис следующим утром, но каким-то образом сел в самолет до Канзас-Сити. Выбравшись в Канзас-Сити, где я бывал достаточно часто, я вспомнил, что надо остановиться в отеле «Мэрри-ротт» возле аэропорта. Привычка — вторая натура, и я направился в «Мэрри-ротт», полагая, что для меня там забронирован номер. Я просто разгуливал по коридорам всех этажей, пока охранник не обратился ко мне: «Мистер Пайпер, вам нужна помощь?» Я ответил: «Ага. Можете сказать мне, где я нахожусь». С этого момента меня просто пытались доставить в больницу. Оказалось, удар током сильно встряхнул меня, в итоге меня отправили домой в Портленд.

До сего дня, если я и горжусь чем-то в своей жизни, так тем, что дворец L.A. Sports Arena был полностью переделан для защиты спортсменов, потому что я засудил их задницы и выиграл. Я названивал жене, руководству WWF и спрашивал всех в больнице о том, где я должен был выступать на следующий день после удара током, а также убеждал докторов, сестер и рестлеров, с которыми удалось поговорить, что мне надо быть в Норфолке. Рестлеры могут быть жесткими друг с другом, но тогда товарищи сразу поняли, что я не в порядке, учитывая тот факт, что у нас не было ни единого шоу в Норфолке в течение 10 лет! После множества анализов и проверок в больнице и при помощи моего хорошего адвоката Кэрол Фрейс из ЛА я смог подать иск и победить L.A. Sports Arena и их жестокие рабочие условия.