[Рик Флэр. Быть мужчиной] Глава 6: Я не настолько глуп

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Евгений Лайдер

После моей серии боев со Стимбоатом, Джимми Крокетт стал активно раскручивать меня, как звезду национального масштаба и планировал через несколько лет сделать меня чемпионом NWA в тяжёлом весе. Он стал рассылать наши записи телеканалам вне нашей территории. Со временем влияние Крокеттов распространилось на Западную Виргинию, части Теннесси, и даже на такие удаленные города как Баффало, штат Нью-Йорк, и канадский Торонто. В Торонто, в зале Мейпл Лиф Гарденс у промоутера Френка Танни часто проводились бои с участием рестлеров NWA, AWA, WWWF и местных звезд, таких как Анджело Моска и «Рыжий» Билли Лайенс. По пятницам я летал в Атланту, территорию Джима Барнетта, где выступал на шоу в стареньком Аудиториуме, ночевал, а утром боролся на телевизионных записях канала WTCG, который Тед Тёрнер затем превратил в кабельный канал «Суперстейшн». В результате фанаты, а также влиятельные члены совета NWA, имели возможность регулярно смотреть мои матчи. Но центром рестлинга в стране тогда был Сент-Луис, штат Миссури. Этот город все ещё был столицей NWA и именно туда промоутеры со всех Соединенных Штатов посылали своих рестлеров для повышения квалификации. Обычно на шоу в Сент-Луисе такие легендарные ветераны как Пат О’Коннор и Дик Брузер выступали вместе с восходящими звездами вроде Дэвида Вон Эрика и Теда ДиБиаси. В 70х за выступление в главном матче на ринге Сент-Луиса платили не меньше трех с половиной тысяч долларов. Это была высшая лига. Сент-Луисский промоутер Сем Мучник был в прошлом спортивным журналистом и президентом NWA, он старался представить рестлинг как серьезный спорт. Он не менял ринг с тех пор, как Эд «Душитель» Льюис победил на нем Джо Стетчера в 1928м году. Ринг был большой и твердый как асфальт. Бывший чемпион NWA в тяжёлом весе Дори Фанк младший как-то дал мне совет: «Если ты хочешь, чтобы тебя приняли тамошние зрители, принимай побольше красивых падений, потому что остальные не хотят слишком часто падать на этом ринге. Таким образом признания добился Харли Рейс». И я принимал суплексы и броски, давал сбрасывать себя с канатов. Это было жестоко. При этом очень многие хотели выступать в Сент-Луисе, потому что Мучник был одним из самых щедрых промоутеров. Кроме него хорошо рестлерам платили лишь Пол Бош в Хьюстоне, штат Техас, и Дон Оуэн в Портленде, штат Орегон.

В 1978м году я впервые со времён AWA отправился в Японию. В одном командном матче мне даже посчастливилось удержать Шохея «Великана» Бабу, промотера All Japan Pro Wrestling, которого фанаты боготворили. Это подняло меня в глазах японской публики, но, вернувшись домой, я решил, что больше туда не поеду. Япония просто была слишком далеко. Винс еще не начал расширение WWF, поэтому Шарлотт был одним из «горячих» мест рестлинга. Почти на каждом шоу зрители могли видеть бои с участием Рикки Стимбоата, Грега Валентайна, Ваху, Рона Джонса, Маллигана. У нас часто гастролировали Дасти Роудс и Великан Андре. Платили нам хорошо. Зачем вообще ездить в Японию? Затем, что я был должен. Когда такая звезда как Гигант Баба позволил себя удержать, он рассчитывал на то, что вы вернётесь. Некоторым американцам нравилось выступать в Японии, потому что там их хорошо принимали и платили лучше чем в США. Громила Броди и Стен Хансен зарабатывали там по пятнадцать тысяч долларов в неделю, выступая шестнадцать недель в году. Вернувшись в Америку они могли решать, отдыхать ли им или выступать дальше — в основном в WWWF, AWA или в Пуэрто Рико. Долго в одной территории они не задерживались.

Броди и Хансен были хорошими людьми и рестлерами. Броди был слишком свободолюбив, чтобы долгое время выступать в одном месте. Иногда промоутер приглашал его, чтобы провести матч с одной из главных звезд территории. Если Броди не нравилось предложенное ему окончание матча, он разворачивался и уезжал. Поэтому он никогда не выступал в Шарлотт. Джим Крокетт не потерпел бы такого поведения. Но мы с Броди были друзьями, и у нас никогда не возникало проблем. Я работал с ним в Новой Зеландии, Джорджии, Техасе и Флориде, и у нас всегда выходили хорошие матчи. Лучший из них, по моему мнению, прошел в Сент-Луисе в 1983м году. Матч проходил по правилам «два удержания из трех», и Великан Баба был в зале вместе со съемочной группой японского телевидения. Броди был легендой в Сент-Луисе. Он, Громила Дик и Рейс были самыми большими именами, с которыми мне пришлось работать в этом городе. Мы по разу удержали друг друга, а третью часть матча мы свели к ничьей по истечении времени. В зале было 19 тысяч зрителей и все они простояли на ногах целый час. Этот матч сделал меня звездой международного масштаба. В 1988м году Броди убили в раздевалке в Пуэрто-Рико. За несколько месяцев до этого он выступал там в командном матче вместе с отцом РокаРокки Джонсоном против Кендо Нагасаки и Мистера Пого. Пого и Нагасаки были местными командными чемпионами, но в Японии они считались середнячками, и по статусу находились гораздо ниже Броди. Матч снимали японские журналисты, и Громила, не желая чтобы в японских журналах появились фотографии, на которых его избивают двое мидкардеров, перестал отыгрывать удары Нагаскаи и Пого, и стал швырять их по всему рингу. Руководство было недовольно, но когда Броди вернулся в Пуэрто-Рико через пару месяцев, об этом случае никто не вспоминал. 14го июля он должен был встретиться на ринге с Денни Спайви на стадионе Хуана Лобриеля в городе Байамон. Я слышал, что Броди не понравилась предложнная ему концовка и он вместе с букером Хосе Гонсалесом, также выступавшим под именем Захватчик 1, вышли в душевую, чтобы обсудить ее. Вскоре рестлеры в раздевалке услышали крик. Вбежав в душевую они увидели Броди, зажимавшего рану на животе. Он получил повреждения печени, легких и нескольких артерий и умер через несколько часов. Гонсалес заявил, что Броди напал на него, а он только защищался, и в конце концов суд оправдал его. Многие считали, что при той степени коррупции, которой подвержена судебная система Пуэрто-Рико, это решение было неизбежным. Я не был там лично, так что судить не берусь. Однако я знаю одно — Броди был упрям, но и пуэрториканцы тоже. И он был на их территории.

В знак протеста против решения суда никто из больших звезд NWA — включая Дорожных Воинов, Терри Фанка, Харли и меня — больше никогда не выступали там. Мне было жаль тамошних руководителей Карлоса Колона и Виктора Ховику, которые были моими друзьями.

Для меня рестлинг всегда ассоциировался с безбашенной ездой. На территории Крокеттов мы постоянно гнали, чтобы не опоздать на шоу и покрывали по 12 тысяч миль в год. На Рождество 1978го года я отработал два шоу — в Гринсборо и в Шарлотт, и получил два штрафа за превышение скорости. В конце концов, будучи остановленым полицией в очередной раз, я обнаружил себя в суде. Это было для меня в новинку. В Южной Каролине я обычно давал полицейскому двадцать долларов и ехал дальше. В Северной Каролине я платил адвокату, и он все улаживал. Но на этот раз судья покопался в бумагах и спросил:

— Вы понимаете, что у вас 82 нарушения?
— Нет, сэр? — ответил я.
— У вас 82 нарушения при вождении за 4 года, большинство из них — превышение скорости. Я думаю, это значит месяц тюрьмы. Может быть это заставит вас сбросить обороты.

Я был напуган до смерти. Приставы заковали меня в наручники прямо в зале суда и отвели в камеру, где я провел четыре часа, пока мой адвокат не внес залог. Мы опротестовали приговор в суде более высокой инстанции, где слушались дела убийц, грабителей и насильников. Новый судья подошел к моему делу по-другому. Он просмотрел записи и сказал: «С вас 2.5 тысячи долларов». Вместо срока в тюрьме я отделался штрафом. Это отрезвило меня, но ненадолго.

Top.Mail.Ru