[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 8. Долгожданный успех

WrestleMania – важнейшее событие в году для всех, кто каким-либо образом связан с WWE.

Каждый уважающий себя рестлер мечтает блеснуть в эту ночь — ночь за которую рушатся или наоборот рождаются надежды на успешную карьеру в нашем бизнесе. Я бы не стал настоящей звездой в WWE, если бы не принял участие в WrestleMania и 2 апреля 2000 года я, наконец, получил свой шанс. Моим дебютным матчем на Мании стал матч «Тройной Угрозы» против Курта Энгла и Криса Бенуа, по правилам «Two-Fall» за Европейский и Интерконтинентальный титул. Энгл едва успел освоиться в WWE, как получил серьезный пуш от руководства и завладел обоими титулами. Было решено, что в первой половине матча Бенуа удержит меня и завоюет Интерконтинентальный титул, а затем я, в свою очередь, удержу Бенуа и стану Европейским чемпионом, что означало бы, что Энгл проиграл оба титула, несмотря на то, что так и не был ни разу удержан.

Я выиграл чемпионство, однако не был доволен тем, как все прошло. Публика была «мертвой», матч заурядным, а мысль о том, что я остался без мейн-ивента, все никак не хотела покидать мою голову. «Как так получилось?» — спросите вы?

Мне самому никто ничего не объяснил толком, однако совсем не обязательно быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, что что-то ужасное произошло тогда, в Стемфорде.

Вот доказательство. Изначально, на оригинальном постере к шоу было изображено четверо рестлеров: Рок, Игрок, Биг Шоу и Ваш бесстрашный автор.

Когда постер увидел свет, я был в не себя от восторга.

Вот оно! Моя первая WrestleMania и моя роскошная мордашка на постере! Мейн-ивентом Мании планировался «Fatal 4-Way», при участии семьи Макменов, каждый член семьи представляет своего рестлера. Проблема в том, что меня в мейне в итоге не оказалось. За несколько недель до шоу мое лицо на постере было заменено на лицо Мика Фоли (0 побед против Джерико).

Мое участие в матче планировалось, однако я не оправдал надежд начальства и был вынужден уступить свое место Фоли (0-5 в матчах против Джерико!)

Это было непросто принять.

Если вы еще не поняли, я – особый случай. Я должен быть предельно мотивирован, чтобы показывать максимум своих возможностей на ринге. Так как я был ужасно расстроен из-за того, что не попал в мейн-ивент, я, вместо того, чтобы хорошенько вздремнуть перед большим шоу, отправился на концерт моего старого приятеля Себастьяна Баха, в «House of Blues», Лос-Анджелес. Протусовав там до 4-30 утра я поспешил обратно в Анахайм. По дороге туда, я наткнулся на огромных размеров рекламный билборд WrestleMania с моим лицом на прежнем месте. Это заставило меня еще больше впасть в уныние.

Мой матч все же был хорошо воспринят фанатами и критиками, но мне было все равно. На мой взгляд, публика приняла нас довольно прохладно, да и сами мы способны на большее, нежели на то, что получилось в итоге. Моя дебютная Мания не оправдала моих же ожиданий.


Исходное видео: ВК

После шоу, за кулисами начались празднования. Джалил Уайт («Аркел») уверял всех, что его карьера резко пошла вверх, вследствие чего прибавилось и работы. Ага, «прибавилось». Так же среди «празднующих» был замечены: Роб Райнер (он лестно отозвался о DVD, что мы выпустили с Fozzy, однако, скорее всего наша дебютная работа оказалось там же, где и написанные мной сторилайны для меня и Шварцнеггера (те самые, что я презентовал Винсу в Балтиморе)), Роберт Свит из группы Stryper (он подарил мне сделанный собственными руками коллаж из его же фотографий, на них он играет на барабанах; помню как ждал часами в очереди за его автографом, когда мне было семнадцать), Уэйн Брейди, Дэннис Миллер, Дэннис Хоппер, Дэннис Родман, Дэннис Де Янг, Денис «The Menace», Дэннис Страттон и самое важное – Дэннис Хаскинс.

У вас ко мне сейчас вероятно 2 вопроса: а) почему так много известных людей по имени Дэннис находилось за кулисами Мании? б) кто такой нахрен этот Дэннис Хаскинс? Читай дальше, шкипер.

Дэннис Хаскинс играл персонажа по имени Мистер Белдинг, директора школы в ситкоме «Saved by the bell». Он являлся большим фанатом WWE и вообще был довольно странным. Большинство людей обычно здороваются, жмут руки и идут своей дорогой дальше, но не Белдинг. Он преследовал нас повсюду. Где бы ты ни был – он был неподалеку. Мы в Нешвилле – Белдинг уже ждет нас там! Я на арене в Кливленде и та-да – там и Белдинг! Я лечу ночным рейсом из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, угадайте кто мой попутчик? Этоооо Белдинг!

— Как дела, Крис?, он спрашивает со злорадной ухмылкой.

Я засовываю голову в бумажный пакет и отрубаюсь.

На следующую ночь после Мании у меня был титульный матч против Эдди Герерро.

Матч должен был закончиться вмешательством Чайны, судьей «в отключке» и победным удержанием Эдди. Все так и получилось.

Я никогда не был так счастлив — проиграть титул. Ведь это означало конец мыльной оперы «Джерико-Чайна». Раз и навсегда. Несмотря на то, что Чайна была неплохим человеком и усердным работником – нам так и не удалось как следует сработаться. И как бы тяжело не было работать с Чайной – я все же был частью сторилайна, а сейчас, когда наше сотрудничество подошло к концу, я снова оказался на голодном пайке.

А еще днем позже, на записях в Сан-Хосе, мне было велено проиграть бой монстру по имени Виссера. Лучшего момента, чтобы поговорить с боссом и не придумаешь.

В отличие от Эрика Бишоффа, босса WCW, Винс Макмен всегда был доступен для своих подчиненных. Он знал поименно каждого, кто находился под его началом: от букера до звуковика. Все, что тебе требовалось – это постучать в дверь своего босса и если у него есть время – он поговорит с тобой.

После того случая в Тампе, мне больше ничего было бояться, что касается свиданий с начальством. Все самое страшное уже случилось и, я это пережил. Поэтому я пошел к Винсу и изложил ему свои мысли.

— Винс, я в компании вот уже восемь месяцев. И не беря в расчет фьюд с Чайной, я сделал не так уж много. У меня складывается ощущение, что я бегу на месте.

Он посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

— Нам нужно что-нибудь придумать для тебя.

Затем он прочитал мне небольшую лекцию, упоминув в ней Бобо Бразила и Кинг Конг Банди. Винс подметил, что важнейшим компонентом в формировании настоящего бейбифейса служит умение правильно и прибыльно продавать себя аудитории. В целом в лекции были озвучены и без того очевидные вещи, однако Мик (ни разу не побеждал меня) Фоли был прав: моему персонажу нужно было засиять новыми красками. «Твое время вот-вот придет, Крис» — повторял мне Мик.

Разговор с боссом не привнес особой ясности касательно моего ближайшего будущего; тем не менее, он был куда приятнее той «порки», что я удостоился в Тампе. Я внял словам Винса и полный решимости доказать свою состоятельность вышел на ринг против Висцеры, чтобы сделать один из лучших матчей в его карьере. Это было непросто, но я старался, как мог, чтобы мой оппонент смотрелся убедительно. Виссера, в свою очередь, старался не менее рьяно. Более того, мне удалось запереть его в Walls of Jericho!

И все равно, я чувствовал, что не до конца высказался ранее, в кабинете босса. Я снова решил поговорить с Винсом, но уже на следующей неделе, на Raw в Пенсильвании.

В тот день я нигде не мог найти Винса. Почти утратив веру в то, что мне вообще удастся его найти, я решил обратиться за помощью к Гевиртцу.

— Слушай, Брайан, я собираюсь вломиться в офис к Винсу прямо сейчас и потребовать, чтобы он наконец-то сделал что-нибудь стоящее для меня! Я достаточно натерпелся!

Брайан спокойно выслушал меня и сказал:

— Хорошо, но перед тем, как ты направишься туда, куда хотел, позволь рассказать, что мы запланировали для тебя на сегодня.
— Выкладывай, Брайан. Тебе все равно не удастся меня переубедить. Что я буду делать?
— Сегодня, ты выиграешь мировое чемпионство у Игрока.

Моя злость тут же скрылась в неизвестном направлении, и на ее место пришло любопытство. Что еще интересного я услышу от Брайана?

Он рассказал мне весь план, план, что разрабатывался месяцами.

Хантер и Стефани в тот момент были парой на экране, и несколькими месяцами ранее я записал небольшое закулисное промо, в котором, как следует, «прошелся» по Стефани. Это должно было быть единичное промо, однако публике оно настолько понравилось, что стало завязкой нашего со Стеф фьюда. Я унижал ее неделю за неделей в своих промо, каждый раз заканчивая свою очередную тираду сочными эпитетами вроде «грязная» или «похотливая». Публика повторяла все эти слова за мной и тем самым они надолго стали частью обыденного лексикона моего персонажа. Как можно не любить Эру Аттитуды?

В итоге, вся эта история со Стефани стала большим шагом для меня как персонажа в глазах фанатов и компании. Я вышел на новый уровень. Но это сработало не только для меня, но и для Стеф. Между нами была классная «химия» и мы пользовались этим.

Raw началось с того, что я в очередной раз поиздевался над Стефани, что привело к титульному матчу между мной и Игроком (против его воли, разумеется). Наняв «Acolytes Protection Agency» в качестве прикрытия на этот бой, я думал, что обеспечу себе встречу с чемпионом, с глазу на глаз, и вмешательства Шейна Макмена удастся избежать.

Это был мой первый бой против Игрока, и мы хорошенько прошлись по всем деталям предстоящего матча, хоть до сих пор не доверяли друг другу на сто процентов. Мы хотели, чтобы бой получился особенным. Прямо перед выходом на арену, Игрок сказал мне, что мое время настало и пора показать себя в лучшем свете. И в тот самый момент все недоверие между нами исчезло, будто его и не было вовсе.

Пришло время большого шоу, и мы были готовы.

Матч проходил как надо. Это был бенефис наших возможностей и никак иначе. Публика была изумительной. Они видели, как я дрался с женщиной, с фриками, монстрами, демонами, и вот они наконец-то стали свидетелями того, на что Крис Джерико действительно способен.

Игрок сделал спот при участии судьи Эрла Хебнера неделей ранее, в котором угрожал рефери физической расправой, на что Хебнер ответил последним предупреждением в адрес Хантера. Во время нашего матча, Игрок врезался в Хебнера и последний в свою очередь ответил чемпиону толчком. Этого времени мне было достаточно, чтобы провести отвлеченному Игроку сначала spin kick, а затем и Lionsault. Толпа буквально сошла с ума, после того как Хебнер зафиксировал, как многие считали, скорое удержание (брехня) и внезапно для себя Y2J впервые стал Мировым чемпионом.

Арена ходила ходуном.

Стоило мне поднять над головой титул, как безумие достигло предела. Люди были счастливы: крики, прыжки, «дай пять». Это определенно один из лучших моментов в моей карьере, что еще более приятно — я впервые удостоился стоячей овации от Винса, когда вернулся за кулисы.

Мы с Игроком заслужили каждое слово похвалы в наш адрес от босса. Хантер помог мне засиять, как никогда прежде. Я наконец-то приблизился к тому уровню, что Винс ожидал от меня, когда подписывал мой контракт.

Что еще более важно – я избавился от Проклятья Джерико раз и навсегда. Пусть и потребовалось долгих девять месяцев, чтобы это сделать (сукин сын оказался живучее, чем Майкл Маерс из «Хеллоуина»).

Моя победа, однако, была лишь началом вечера, так как я должен был вернуть выигранный титул из-за того, что Игрок настоял на том, что Хебнер зафиксировал слишком быстрое удержание. Мне совсем не хотелось этого делать, однако когда я обратился к Винсу, он ответил мне: «Ты непременно вернешь титул обратно, не переживай. Это просто сюжет для сегодняшнего шоу».

Так. Постойте. Не переключайтесь!

Он ведь только что сказал, что я получу титул обратно?

Я впервые слышал подобное от своего босса. Это было серьезное заявление. Если бы он сказал мне, что у меня еще будет шанс – я без вопросов отдал бы титул. Но я все еще был чемпионом, еще целых три минуты, пока длится рекламный блок, и я собирался насладиться своим триумфом. Я закрепил титул на поясе и смотрел на свое зеркальное отражение в полный рост. Будто Шон Майклз, Хоган, Севидж и Харт решили устроить вечеринку у меня в голове.

Я был Мировым Чемпионом, черт возьми!

Если бы Земля в тот момент подверглась атаке инопланетян, и они бы сожгли здесь все дотла, я был бы последним Мировым Чемпионом на Земле! Это меня вполне устраивало.

Не так важно, что я должен был вернуть титул. Важно то, что я показал свою значимость для Компании, я мог закрепиться на вершине и мои фанаты были со мной. Когда я вернулся в раздевалку, на моем телефоне высветилось двенадцать непрочитанных сообщений от людей, что были рады моему долгожданному триумфу. Двадцать минут спустя, я получил еще двенадцать сообщений, в которых те же люди называли меня придурком за то, что я согласился отдать титул. Чертовы фашисты…

На следующий вечер у нас было запланировано шоу Smackdown! в Филадельфии. В последний раз я был в Филадельфии, когда числился в ростере ECW. Джерико снова был заявлен в мейн-ивенте, вторую ночь к ряду. На этот раз мне предстояло сразиться с Роком в Lumberjack матче. Благодаря вмешательству Игрока я выиграл тот бой.

Для тех, кто ведет счет (я в их числе), запишите очередную победу Y2J в мейн-ивенте. Я выиграл титул у Игрока в понедельник и одержал вверх над Роком во вторник. Это было куда приятнее, чем проигрывать парням вроде Стиви Ричардса.

Я снова был королем вечера и после того, как шоу официально завершилось, я остался на ринге, чтобы обратиться к достопочтенной публике. Это было в порядке вещей в эпоху Аттитуды: после окончания шоу бейбифейс радовал толпу чем-нибудь «эдаким». Остин распивал пиво, Роки отпускал шуточки. Публика требовала продолжения банкета, и так как я был единственным кто твердо стоял на ринге, я решил дать им то, что они хотят – еще немного Джерико. То были мои люди и мой вечер, черт возьми!

Я взял в руки микрофон и произнес:
— Как вам отдыхается сегодня, ребятки? — Двадцать тысяч присутствующих в зале ответили оглушающим ревом. — Я тоже отлично провожу время! — Толпа была в экстазе от любого моего слова.

— Я много где побывал за последнее время, но признаюсь честно, здесь, в Филадельфии, одна из самых оху***ых в мире…

Публика взревела еще пуще.

— И я…

Постойте-ка. Что я только что сказал?

Я прервал свою речь, чтобы как следует проанализировать сказанное мной ранее. Я ведь не сказал жителям Филадельфии, что они — одна из самых «оху…х» в мире? Как я мог сказать такое, находясь на ринге WWE?

Я бросил взгляд на Джерри Лоулера, и выражение его лица сказало мне все, что я хотел знать.

Я только что сказал им, что они – оху…ая публика. Взрослым, детям, бабушкам, дедушкам, всем им. В любом другом городе поднялся бы жуткий гул недовольства, дети бы заплакали и побежали на выход из здания. Но это была Филадельфия, детка!

Сквернословие в этих стенах сделало из меня лишь большую звезду в глазах этой публики.

Я проследовал за кулисы и увидел там Винса, расплывшегося в улыбке и готовившегося пожать мне руку, отблагодарив тем самым за успешно выполненную работу.

Несмотря на то, что босс выглядел довольным, он ведь слышал «то самое» слово, правда? Я должен был удостовериться в этом.

— Прошу прощения за то, что я только что произнес там.

Улыбка на лице Винса на секунду исчезла и он промолвил:
— Что ты имеешь в виду?
— Разве Вы не слышали, как я сказал, что Филадельфия – одна из самых оху….х публик в мире?

Улыбка вовсе испарилась. Винс опустил руку, покачал головой и посоветовал мне впредь следить за своим языком. Когда он удалился восвояси, я все еще стоял с открытым ртом и протянутой ладонью.

Классический Джерико. Даже в мой звездный час я умудрился насолить самому себе. И все же вкус моего успеха был слаще всего остального. Я сделал Рока и Игрока. Никогда не подумал бы, что смогу сделать самого себя – но так оно и вышло.

После всего этого, Винс стал все чаще полагаться на меня. Я начал работать в мейн-ивентах на хаус-шоу и получать больше эфирного времени на ТВ. Более того, на Raw я провел три матча подряд в качестве топового бейбифейса того шоу.

У нас было ППВ в Англии, прилично замотавшись, мы, в конце концов, вернулись в США. Рокки остался в Великобритании ради съемок в «Царе Скорпионов», а так как Остин залечивал свою травму, я стал топовым бейбифейсом на «красном бренде». Так вышло!

Если вы посмотрите на продажи мерчендайза WWE за 2000-2001 года, то в списке «самых продаваемых» вы найдете три имени: Остин, Рок и Джерико.

То Raw началось с моего промо в адрес Макменов, Стефани и Винса:
— Винс, тот факт, что у тебя раздутое эго — служит прикрытием того факта, что у тебя маленький член.

Я последовал совету Винса следить за своим языком и обратился к Стефани:
— Единственное, что Стефани знает о своей чести это то – что ее нет, и не было. (за эту строчку благодарю Джен Лейн).

Макмены были в бешенстве и чтобы, как следует, проучить меня поставили в gauntlet-матч против трех оппонентов. В первом бою я победил Курта Энгла с помощью Walls of Jericho, затем по отсчету я выиграл у Биг Шоу. Третий матч был против Бенуа, с Игроком в качестве рефери. Матч закончился тем, что Игрок «засудил» меня и позволил Бенуа победить.

Тем не менее, я провел три отличных матча и вытащил шоу на своих могучих плечах. Винс, наконец-то дал мне мяч и я не имел права его терять.