[Брок Леснар] Тиски Смерти #3: Новичок с фермы

Мне становится смешно каждый раз, когда я читаю статьи о том, что меня считали выдающимся атлетом и как рекрутеры и скауты целовали мой зад, когда я окончил старшую школу. Рекрутеры колледжей не вели за меня войн. Не было никаких денег в конвертах. Никаких фантастических автомобилей. Это все ерунда. Я был третьим в Южной Дакоте. И это, определенно, не ставило меня в поле зрение национальных скаутов.

Но есть еще одна вещь, которую эти статьи не упоминают и о которой большинство людей не знает. После старшей школы я не попал прямо в университет Миннесоты, чтобы бороться в дивизионе 1 NCAA. Фактически, я не был подписан ни одним университетом дивизиона 1 и лишь по счастью оказался в университете Миннесоты.

Поскольку большие университеты меня не взяли, а я мечтал продолжать заниматься борьбой, я начал свою карьеру в двухгодичном колледже Bismarck State в Северной Дакоте. Я не смог выступать на высоком уровне. Более того, я стал только пятым в соревнованиях среди двухгодичных колледжей в первый год. Хуже того, меня победил пухлый маленький мальчишка, чье имя я даже не могу вспомнить, да и никто другой не сможет.

Это поражение от пухлого безымянного пацана стало главной поворотной точкой в моей жизни. У него не должно было быть никакой возможности победить меня. Я смотрел на парня, который выиграл турнир, и в глубине души знал, что смог бы побить его в матче за чемпионство. Это убивало меня, ведь я так и не получил этого шанса, жирный мальчик лишил меня его. Жаль, что я не помню твоего имени, но я действительно хочу сказать тебе спасибо.

В тот момент я заглянул в себя и стал серьезным. Я поклялся быть самым большим, сильным, быстрым и крутым сукиным сыном, каким я только могу стать. Я хотел накачать килограммы мышц, тренироваться так, будто от этого зависит моя жизнь, и, наконец, начать крушить всех. Я знал, что обладаю нужными качествами. И я был полон решимости усердно работать в тренажерном зале и на борцовском ковре каждый день, до тех пор пока не окажусь на вершине. Я не из тех, кто сдается, и я не собирался заканчивать свою карьеру на студенческом уровне в звании проигравшего.

Закончив первый курс в Bismarck State, я отправился домой в Вебстер, Южная Дакота, чтобы заработать немного денег за лето. Родители помогали мне, как могли, но они были бедны, и содержание фермы стоило им всех накоплений. Я не мог позвонить родителям и попросить их прислать денег. У них их просто не было. Они делали, что могли, но я был не похож на своих соседей по комнате в общаге. У них были приличные машины, карманные деньги, чтобы перекусить или повеселиться. У меня ничего этого не было.

Когда я вернулся в Вебстер на каникулы, я знал, что мне нужно найти работу. Но моей главной целью было не только заработать деньги, но и нарастить 10–15 кг мышц. Я не хотел быть мясным качком, одним из тех здоровых, тупых, неповоротливых парней, кого волнует, как их руки выглядят в обтягивающих футболках (хотя я сам иногда рассматривал свои банки в зеркале). Это не в моем стиле. Я хотел быть атлетом: сильным, быстрым и взрывным.

Должен сказать, это было великолепное лето. Я был разнорабочим в энергетической компании ведомства электрификации сельского хозяйства в Вебстере. Каждый день я брал с собой еду и шел работать с 8 утра до 3 дня. Потом я отправлялся тренироваться со своими приятелями Джейсоном Нолти и Троем Нибэлом. Мы просто нагоняли вес. Я был полон решимости увеличить объем, но в то же время быть полноценно развитым атлетом. Так что я не только гнался за весом, как зверь, я занимался растяжкой. О да, я занимался растяжкой! Я держал свое тело гибким и подвижным.

Каждый вечер мы приходили в зал в пять тридцать. Никаких исключений. Это было навязчивой идеей. Иногда мы ездили в другие залы, просто чтобы встряхнуться, поддержать интерес, не давать крови застояться. Но мы не пропускали ни дня.

Я думаю, весь мой драйв, вся моя страсть стать больше, быстрее и лучше пришла от менталитета борца. Я не говорю о профессиональных рестлерах, которым также необходимы огромная дисциплина и самопожертвование. Я говорю о стиле жизни борца-любителя.

Любительская борьба – это не просто спорт, это стиль жизни. Ты дышишь им, как воздухом. Этот образ жизни поглощает тебя. Как только ты встаешь, первая мысль о топливе, которое ты должен залить в свое тело. Затем ты выходишь на дорогу для пробежки, потому что хочешь разогнать кровь, хочешь сделать пульс таким, каким он должен быть. Всегда еще одна миля, еще один шаг. Ты работаешь с весами, будто человек, умирающий от жажды и думающий, что каждое новое повторение даст тебе глоток воды из колодца. Затем ты, опустошенный, идешь в постель за необходимым отдыхом, чтобы завтра встать и сделать это опять. И так день за днем.

Сегодняшние атлеты больше, сильнее и быстрее, чем когда-либо раньше. Они тренируются больше и тренируются умнее. Никто уже не может подняться на вершину в каком-либо спорте за счет одного таланта. Побеждает тот, кто правильно тренировался и готов был пожертвовать большим. Хорошей новостью было то, что я обладал необходимым стремлением, был готов слушать тренеров и был готов работать больше и дольше всех, кто хотел меня победить.

Моя работа тем летом окупилась. Я потяжелел со 102 до 117 кг. Я был гибок и быстр. Я накачал мышечную массу благодаря великолепной генетике (мои папа и братья — здоровые мужики), мясу, которое я ел в больших количествах, молоку, которое, я пил галлонами, бананам, которые я ел пачками, и упорной работе в тренажерном зале.

Во время тренировок я не переставал думать о дисциплине, которой научился на ферме, о том, как важно следовать плану. Я знал, что смогу это сделать, и я сделал. Фактически, перед возвращением в колледж я поверил, что смогу сделать в жизни все, чего захочу.

На втором году в Bismarck State я участвовал в турнире Daktronics Open в университете Южной Дакоты и побил там двухкратного национального чемпиона дивизиона 2 NCAA Райана Рейсала. Затем я отправился на Bisop Open в университете Северной Дакоты, где катком прошелся по сетке турнира тяжеловесов. Именно там главный тренер команды университета Миннесоты Джей Робинсон и его ассистент Марти Морган впервые меня заметили.

Bisop Open был первым большим турниром года, и многим парням требовалось время, чтобы набрать форму, потому что просидели все лето в своих маленьких хорошеньких машинках, наслаждаясь собой. Но не мне. Я провел все лето в тренажерном зале, так что был в идеальной форме. И я собирался раздавить каждого, кто ступит со мной на борцовский ковер.

Одним из звездных спортсменов в команде университета Миннесоты был тяжеловес по имени Шелтон Бенджамин. Дважды обладатель титула All-American в Миннесоте, Шелтон был серьезным борцом. И Джей хотел построить вокруг его успеха великую команду тяжеловесов. Я был частью этого плана.

Следующее, что я помню: я сижу в самолете, направляющемся в Миннеаполис на просмотр. Я помню, мой тренер из начального колледжа Роберт Финнесет говорил мне ничего там не подписывать, но когда я оказался в Миннеаполисе, я сразу почувствовал себя как дома. Университет Миннесоты не стал тратить время впустую, и в тот же день я подписал с ними контракт.

Меня все еще ждал целый сезон в начальном колледже, но я знал, чего я хочу, и понимал, как этого добиться. Я закончил тот сезон, одержав 36 побед и не потерпев ни одного поражения. Я также стал чемпионом NJCAA.

Вот вам еще один интересный факт. Я был последним парнем, который когда-либо боролся за колледж Bismarck State. Они свернули программу по борьбе после моего ухода.

Мой второй год в колледже был закончен. Я был чемпионом NJCAA, и впереди меня ждало большое будущее в команде «Суслики» из Миннесоты. По крайней мере, я так думал.

Top.Mail.Ru