[Адам Коупленд: На Грани] Главы 25-27

Рубрика: Авторские рубрики Автор: Dark Bird

ГЛАВА 25


«Канадский что?»

В моей карьере все наладилось. Букинг, который мне разрешил брать Джим Росс, обеспечивал меня небольшим, но стабильным доходом. Однажды я получил звонок от Бэд Ньюса и Джерри Морроу с предложением, не хотим ли Джей и я отправиться в Японию. New Tokyo Pro Wrestling необходимы команды, и Ньюс с Джерри подумали о нас. Мы сказали «да» и полетели из Торонто в Калгари, где встретились с Ньюсом и Джерри, а затем в Ванкувер, где нас ожидал восемнадцатичасовой перелет в Токио. Я был слишком взволнован, чтобы устать, поэтому сразу после регистрации я отправился прогуляться по крошечным переулкам, знакомиться с ужасным уличным движением и глядеть на чрезвычайно невысоких людей. Посмотрев на одну бабулю, которая была мне едва по локоть, я почувствовал себя Годзиллой в блондинистом парике. Мне понравились японцы — даже несмотря на то, что они, видимо, в любой момент могли превратиться в ниндзя и надрать мне зад так быстро, что уроненная мной палочка для еды не успела бы упасть бы на пол.

Наше первое шоу было в легендарном Korakuen Hall. За час до нас там All Japan Pro Wrestling провели аншлаговое шоу, так что нам удалось пообщаться с некоторыми из их парней, такими как Джонни Эйс и мой старый спаситель Джонни Смит. Мы поучаствовали в записях и в результате чуть было не получили там букинг. Я думаю, нашу запись и по сей день смотрят в автобусах по всей Японии. Я надеюсь, что все от души смеются, потому что, надо признать, она в значительной степени отстойна. Билеты на наше шоу в ту ночь были распроданы также хорошо, и мы с Джеем были готовы выйти и произвести впечатление. У нас был назначен матч против «Лезерфэйса» (Кожаного Лица) и японского рестлера, имя которого ускользнуло от меня. Мы с трепетом вышли и были ещё более поражены, когда нас объявили как «Адам и Гей, Канадский Хоккей!!» А? Повторите ещё раз. Канадский Хоккей? У меня есть забавная фотография нашей реакции на наше представление в ринге. Позже мы узнали, что из-за акцента мы неправильно поняли наше имя. На самом деле мы были Канадскими Скалами. Всё равно довольно брутально, но я не жалуюсь.

Это был другой стиль, но мы адаптировались, сделали нашу работу, и народ и руководство были довольны. Довольны настолько, что пообещали нам ещё один тур. Мы прилетели обратно через месяц для участия в командном турнире за звание первых в истории New Tokyo Pro Командных Чемпионов. Мы выиграли турнир, но мы также стали и последними New Tokyo Pro Командными Чемпионами. Вскоре после этого компания прекратила своё существование, но мы познакомились с новым стилем и получили новый опыт. Правда, чемпионские пояса у нас забрали. С тех пор каждый раз, когда WWE назначал тур в Японии, я ждал этого с нетерпением. Японцы очень уважают то, что мы делаем, и являются неистовыми фанами рестлинга. Впрочем, тогда, после небольшого вояжа в Страну Восходящего Солнца пришло время вернуться в маленький таун-хаус моей мамы и ждать того рокового и многообещающего вызова в высшую лигу.

Этой осенью я отправился на север в тур по провинции Онтарио с Джеем, Гленном Кулька, Чичем и ещё одним парнем по имени Айк Шоу. У нас был перестроенный школьный автобус с встроенными в него двухъярусными кроватями. Настоящий караван нищих рок-звезд. Мы начали наш поход на север с восьмичасовой поездки на автобусе, а затем четырёхчасовой — на поезде. Оттуда мы прыгнули в четырехместную «лодку-такси»; всё время шел снег. Мы пересекали озеро по четыре за раз, а все остальные мерзли на берегу. Я был просто счастлив, что на этот раз мы не ехали через него. Этот процесс занял ещё два часа. Все, чтобы добраться до процветающего мегаполиса Мус-Фактори (Лосиная Фабрика), Онтарио. Да, вы прочитали правильно, к этому времени вы должны были привыкнуть к подобным названиям.


Edge, Christian, Rhino & Chi Chi Cruz

Единственным существенным происшествием во время этого тура было то, что я покинул Мус-Фактори с моей самой первой собакой. Джо увидел двух маленьких девочек, которые пытались помочь маленькому щенку. Его родители замерзли, он был один, и у него не было дома. Джо принес эту маленькую эскимосскую лайку в наше жилое помещение, и она быстро у нас обосновалась. Собственно говоря, она спала на моей груди эту и все последующие ночи. В принципе, она выбрала меня своим хозяином, и я назвала её Фриско. Теперь мне только нужно было вернуться с ней домой. Я пронёс её в поезд под курткой, после чего она спала у меня на груди всю дорогу домой. Она была сильно истощена, поэтому, когда я вернулся домой, мы с мамой долго откармливали её хлебом намоченном в теплом молоке. Это все, что ее маленькое тело могло принять. Ветеринар приблизительно определил, что ей было четыре недели от роду, она весила 3 килограмма и, вероятно, частично имела волчьи корни! Теперь ей семь лет и весит она больше 30 килограмм. 30 килограмм мышц, скорости и энергии. Она стала настоящим членом нашей семьи.

Я находился на подготовительном контракте почти год, когда получил приглашение вернуться в Стэмфорд на первое в истории Додзю Фанка. Это был тренировочный лагерь под руководством Дори Фанка-младшего и Тома Причарда, созданный для рестлеров, которые подписали контракт или же еще нет, но надеялись на это, чтобы они могли продемонстрировать свое мастерство. Это также были курсы повышения квалификации для парней, которые по мнению начальства в них нуждались. В числе прочих в лагерь прибыли я, Родни Блэкбэрд, Гленн Кулка, Кургган, Ахмед Джонсон, Тигр Али Сингх, Даррен Дроздов, Марк Генри, Шон Стэйзиак, Марк Меро, Така Мичиноку, Мэтт Блум (а.к.а. А-Поезд) Шон Морли.

Я был знаком с Гленном, Родни и Шоном, но с Шоном мы стали наиболее близки. Мы не пили, не курили и не принимали наркотики. Мы были там с одной целью: произвести достаточное впечатление на руководство, чтобы они поставили нас на телевиденье. Сейчас мне часто кажется, что это было как «пан или пропал». Либо ты получаешь контракт, либо отправляешься восвояси.. Шон не был подписан, но он работал в Японии, Мексике и Пуэрто-Рико на постоянной основе. Я был подписан на год, но отработал только два матча для World Wrestling Federation, сначала против Гленна в Оттаве, на следующий день после печально известного Монреальского инцидента, а затем еще день спустя, против Джея в Корнуолле, Онтарио (это были темные матчи перед записями шоу Shotgun на 15 и 22 ноября — прим.ред.). Так что, если считать Боба Холли, у меня за плечами было только три матча. Я чувствовал, что должен что-то доказать, так же как и Шон.

Первый день в лагере был жестким. Дори Фанк-младший является бывшим чемпионом мира NWA и легендой в рестлинг-бизнесе. Он исполнитель высочайшего класса, но он и Том Причард были суровыми тренерами. Нас заставили принимать около ста бампов первый день. Казалось, все остальные были обескуражены, но мы с Шоном получали от этого удовольствие. В ту ночь, зализывая раны в душе, мы решили, что должны стараться изо всех сил и не оставить компании другого выбора, кроме как поставить нас на телевиденье.

День за днем мы вставали в 6 утра, завтракали к 7, до девяти занимались в тренажерном зале, и после обеда снова отправлялись в студию для получения новых ударов. Не хвастаясь, только прямые факты, но мы с Шоном были лучшими. Однажды нас в паре поставили против Тигра Aли Сингха и Ахмеда Джонсона, оба уже работали на телевидении. Честно говоря, они были хорошие работники, но мы с Шоном понимали, что мы должны показать себя. Это было ещё одно испытание, и вы знаете что? Мы справились и провели достойный матч. За матчем наблюдал Брюс Причард, а после он отвел нас в сторонку, где вместе с Фанком и Причардом похвалил нас, сказав, что мы были лучшими в группе и пришло время поставить нас на ТВ. Но им сначала нужно было придумать для нас персонажей.

Сначала наши имена крутились вокруг «Нового» Полуночного Экспресса (В конечном счете рестлерами «Нового» Экспресса стали Боб Холли и Барт Ганн — прим.ред.). Вы же в курсе, все новое в рестлинге обречено на провал. Душка Эдам и Милашка Шон, к счастью, так и не стали реальностью, нам удалось избежать этого проклятья. Наконец, после четырех месяцев темных матчей, Шону и мне сказали, что пришло время работать над гиммиками и начать работу. Я понятия не имел, чего ожидать. Я всё ещё делал свою фишку с выбеганием на ринг перед матчами против молодого рестлера по имени Мэтт Харди. По какой-то причине на него до сих пор была плохая реакция, но все понимали, что это временно, он был обречен на успешную карьеру!

Шон начал записывать короткие эпизоды, как Вал Венис, бывшая порно-звезда, ставшая рестлером. Я всегда основывал Секстона Хардкасла на этой предпосылке, и думал, что смогу сделать совсем немного с этим персонажем. Теперь же я радуюсь, что избежал и этого гиммика. После того как вы переспали с каждой женщиной в компании, что делать дальше? Вместо порнозвезды я стал Эджем. Измученной душой. Вот и всё. Я понятия не имел, что, черт возьми, это значит, и на самом деле я не думаю, что кто-либо другой это знал. Мои промо-ролики изображали меня бегающим по улицам Нью-Йорка, дерущимся с людьми (которые совершенно не пытались забрать мою кредитку). Я пошел в студию и читал стихи, чтобы вставить их в промки. Это определенно было не мое, я чувствовал себя неловко, делая это. После этого моя устная поэзия осталась на полу монтажной комнаты, и я не говорил на ТВ до следующего года. Поползли слухи, что я стану глухонемым рестлером. Последний гвоздь в крышку гроба, даже прежде чем я начал.

Промки выглядели круто, но не объясняли зрителям почти ничего, хотя в этом, как мне кажется, был смысл! Проблема была в том, что я сам ничего не понимал. Я общался, в основном, с Винсом Руссо, который хотел, чтобы я был «современной версией Джима Моррисона». Я думаю, он хотел, чтобы это было похоже на то, что делал Джефф Харди перед своим уходом из WWE (первым — прим.ред). Это здорово, но это просто не я. Когда всё было сказано и сделано, я хотел выглядеть просто как рестлер в трико. Я всегда ненавидел, когда парни выглядят, словно они зашли с улицы и наткнулись на ринг. Креативный отдел разработал персонажа, у которого были кожаные штаны, зеленые волосы, синяя шелковая рубашка и какие-то цепи на шее. Я бы выглядел, как участник группы Би Джиз на крэке!


Пожалуйста, забудьте обо мне с зелеными волосами.

Теперь, когда я сказал, что поэзия вызывает у меня некий дискомфорт, а также, что я хочу носить одежду для рестлинга, пришло время подобрать мне имя. Руссо подготовил следующие варианты: Riot (мятеж/бунт) и Rage (ярость/гнев). Мне снова не понравилось. Я должен был сделать это сам, ведь это имя должно было быть комфортным прежде всего для меня! В общем, настало время рассказать о рождении имени Edge. Я хотел бы, чтобы это была какая-нибудь классная, необычная история, но это не так. На самом деле, просто пропустите эту часть… Ну ладно, шучу. Я ехал из Сиракьюз в Олбани с Доном (который работал как Джекил), выбирая из некоторой группы имен. Наконец название радиостанции, которую мы слушали, осенило нас. Это была EDGE 10-чего-то там, и Дон предложил: «А как насчет ‘Edge’?» Я, конечно, предпочел бы «Эдам Коуплэнд», но этот вариант показался неплохой альтернативой.

Хотя я до сих пор не имел понятия, кем или чем является Эдж, я, по крайней мере, просил позволить мне выглядеть как рестлер. Кто знал, что с появлением братьев Харди и Ворона, половина рестлинг-мира будет носить уличные брюки или джинсовые шорты. Это работает для братьев Харди, но мой персонаж основан на завоевании мира реслинга, а не вечеринки. Теперь все было на месте, и пришло время для дебюта.

ГЛАВА 26

Эдж
Выгляжу «измученным».

Мой телевизионный дебют во World Wrestling Federation состоялся на записях Raw в Остине, штат Техас. Он оказался не слишком хорошим. На самом деле, он был дерьмовым. Поскольку я был измученной душой, мне сказали, что я должен буду выйти к рингу через зрительскую аудиторию. Ладно. Я боролся и время от времени выпускал первобытный крик. Я был потерян, и старался, чтобы все это поняли. Моим соперником для дебюта был один из Los Boricuas, Хосе Эстрада младший. Весь день мне казалось, что он волновался. Теперь я в этом убеждён. В качестве финишера я должен был использовать мою «Спираль»: раз-два-три, и хороший дебют Эджа. Вместо этого, я провел неудачную планчу за ринг, отправив Хосе в больницу. После, когда Тимми Вайт сказал мне, что с Хосе не все в порядке, меня буквально затрясло. Тим отсчитал Хосе, я выиграл по отсчёту, после чего ушел снова через зрителей. Джим Росс объявил, что зловещий дебют Эджа состоялся. Круто. Спасибо за моральную поддержку. Именно то, что мне нужно было услышать в этот момент. Хосе получил повреждение шеи, а к концу года его уволили.


Edge Debut on WWF (RAW, 22 июня 1998)

Это уничтожило последние остатки доверия ко мне. Я никогда никому не наносил никаких повреждений. Ну кроме небольших синяков, конечно же. Теперь же, в своем дебютном матче я нанес своему противнику тяжелую травму. Я звонил ему каждую неделю, узнать, как он, но вы легко угадаете, каково было отношение ко мне в раздевалке.

Я был в подвешенном состоянии, но руководство продемонстрировало доверие, выбрав меня тайным партнером Сэйбл на SummerSlam 1998 года. Нашими оппонентами были Марк Меро и Жаклин. Сэйбл ранее не имела опыта борьбы, так что мы все собрались в Стэмфорде, проработать некоторые моменты матча. Сейбл должна была провести Марку хураканрану с верхнего каната, и они хотели использовать это как финишер. Я знал, что это был мой дебют на PPV, и мне необходимо как-то принять участие в финале. Я предложил командный финишер, который мы обычно использовали с Джеем. Сейбл должна была встать чуть впереди меня, затем провести кувырок назад и обхватить меня ногами. Я должен был взять ее за талию, поднять и брсоить сплэшем на Марка. Это помогло матчу и всем нам, и это был классный приём, который всегда получал хорошую реакцию зрителей. Моё первое появление в Мэдисон Сквер Гарден прошло хорошо, я мог записать в свой актив первое PPV.

Эдж
Участвую в матче с Марком Меро.


Альтернативные ссылки: Rutube
Эдж и Сэйбл против Марка Меро и Жаклин, WWF SummerSlam 1998

ГЛАВА 27

Жизнь была прекрасна. Я, наконец, был на ТВ, и по пути я наткнулся на любовь всей моей жизни. Закончилось тем, что я оказался неправ (снова), но непредусмотрительность всегда 20/20. Я так хотел, чтобы в этом случае моя предусмотрительность была 20/20. C’est La Vie (с фр. — Такова жизнь).

PPV Over the Edge прошло в мае 1998 года в Милуоки. Шон сказал мне, что взял на шоу сестру. В тот день Шон схватил меня и сказал: «Ты должен познакомиться с моей сестрой». Я сказал хорошо, но не испытывал большого стремления. Я хочу сказать, что я считаю себя нормальным мужчиной, но не могу не признать, что Шон — довольно симпатичный парень. При этом думаю, он бы был очень страшной женщиной. Я честно не мог вспомнить имя его сестры, или как она выглядит с нашей короткой встречи пять лет назад.

Шон подвел меня к красивой блондинке и объявил, что это его сестра Алана. Ах, как она выросла. Мы почувствовали мгновенное притяжение и слонялись вместе на протяжении всей поездки. Мы начали встречаться в июне, что подвело меня к несколько катастрофической истории нашего первого свидания.

Когда мы только начали встречаться, я всё ещё готовился к моему злополучному теле-дебюту. Я делал темные матчи, и во время одного из них я выполнил легдроп с верхнего каната. Я сразу же почувствовал дискомфорт, но закончил матч. Когда я вернулся в Канаду, я пошел к своему врачу. Оказалось, что от удара на моей заднице образовалась киста, прямо на копчике. Я мог сидеть только на одной половинке. Это отстой, с тех пор я никогда не делал этот приём. Я спросил врача, какие у меня варианты. Он сказал, что ее необходимо вырезать. Я не был в восторге, но наше первое свидание было на следующий день, а теле-дебют маячил на следующей неделе. Я должен был что-то сделать. Прямо там кто-то пытался сказать мне, что в будущем из-за этого могут быть сильные боли в заднице.

Врач заморозил мою задницу и вырезал кисту. Я думаю, что он слабо её заморозил, потому что я чувствовал надрез, и это было невесело. После того, как он обработал рану, она всё равно не переставала кровоточить, и он поразил меня последним, смущающим ударом. Он сказал мне, что я должен носить прокладки макси около недели, пока рана не заживет, чтобы избежать кровавого пятна на заднице моих штанов. Так что, да, во время своего дебюта в моих штанах была прокладка. Кто ещё, черт возьми, может таким похвастаться? Определенно, я стал более чутко относиться к женщинам и их месячным.

Когда я вышел из больницы, своей походкой я напоминал пингвина, которому в задницу засунули фейерверк. При этом на месте раны от операции у меня была наклеена прокладка. Вот так, я был готов к нашему первому свиданию. Это было 6 июня 1998 года. Я медленно сел за руль моего очень пружинистого Исузу Трупер 1988 года и отправился в трехчасовую поездку к Алане. Казалось, я собрал все кочки и выбоины на дороге. В результате к месту назначения прибыл весьма медленный и ужасно красный человек-прокладка. В тот вечер мы пошли в гости к подруге Аланы Тане на ужин и кино. Странное первое свидание, но мне было всё равно. Вот тогда, впрочем, реальные проблемы и начались.

У каждого есть слабости. Для Супермена это криптонит, у меня ужасная аллергия на кошек. У Тани было две кошки. Вечер обещал быть долгим. Затем был ужин. Ужин полный специфической пищи такой как перец чили, фасоль и кукуруза в початках. Кроме того, я запил это всё молочным коктейлем Ex-Lax. После обеда мы сели (я это сделал максимально осторожно) смотреть фильм. Я чувствовал бурление в желудке, от чего вечер стал очень длинным. Из-за кошек я не мог дышать, у меня появилась сыпь, глаза покраснели и зудели. А еще у меня была прокладка. Скотти, пожалуйста, верни меня обратно! (прим. перевод. — «Beam me up, Scotty» – популярная фраза из телесериала «Звёздный путь». Ее обращают главному инженеру, Монтгомери «Скотти» Скотту, чтобы тот транспортировал участника корабля обратно на Enterprise.)

Поскольку я застрял в маленькой однокомнатной квартире с фактически двумя незнакомками, я никак не мог выпустить газы, чтобы не создать дерьмовое первое впечатление! Подобно герою песни U2, я застрял в одной секунде и не мог ее покинуть (Stuck In A Moment You Can’t Get Out Of). К тому времени, как закончился фильм, я чуть не умер от постоянного сдерживания газов. А Алана сказала: «Почему бы тебе не остаться на ночь? Уже два часа, ты устал. Мы можем спать на кровати Тани». Мы улеглись на разных сторонах кровати, полностью одетые, и я не сомкнул глаз. Или я так думал. У меня всё зудело, моя задница болела, живот убивал меня. Каждый парень, читающий это, который был вынужден сдерживать газы на первом свидании, знает, через что я прошёл. Теперь умножьте это на десять, и вы поймете мою ситуацию. Лишь спустя приблизительно год Алана рассказала мне, что моя задница звучала как валторна всю ночь. Видимо, я все же уснул.

Top.Mail.Ru